Статьи
 

© Косанбаев С.К.
К.и.н., доцент ЮКГУ им. М. Ауезова (Шымкент, Казахстан)

Формирование и развитие казахской этнографической науки в 1918 - 1924 гг.

Оригинал статьи: http://ia-centr.ru

В 1918 г. в Ташкенте по инициативе передовой туркестанской интеллигенции (в т.ч. - и казахской) были   открыты Туркестанский  народный университет  (ТуркНУ) и Туркестанский Восточный институт (ТВИ). В рамках их структуры начали функционировать кафедры казахской этнографии и казахского языка. Лекции на этих кафедрах читал известнsй этнограф и фольклорист, большой знаток культуры казахского этноса А.А.Диваев. Он разработал и издал специальную программу по казахской этнографии. Она была опубликована (вместе с рядом лекций и научных статей автора) в университетских изданиях - газете "Народный Университет" и журнале "Еженедельник Народного Университета"[1].

В ТуркНУ А.А. Диваев читал курс "Этнография киргиз"[2]. Его ассистентом был казах В.Н. Кучербаев. В ТВИ он читал курс "Исламоведение". Первый директор Центрального архива Туркестанской АССР. Заместитель Наркома финансов Туркестанской АССР, представитель Туркцика и СНК в Москве. В личном деле профессора А.А. Диваева было отмечено: "Большой знаток киргизского быта и известный собиратель ценного этнографического материала по киргизской народности"[3]. А.А. Диваев совмещал в одном лице качества выдающегося педагога, прекрасного этнографа-полевика, великолепного исследователя-аналитика. Он был одновременно ученым-консультантом при СНК Туркестана, членом Совета Турккомиссии охраны старины и древнего искусства (Туркомостариса), членом Киргизской научной комиссии при Государственном Ученом Совете, профессором Туркестанского государственного университета (ТуркГУ) и ТВИ[4].

В конце 1918 - начале 1919 г. решением Наркомпроса Туркестана при Русском педагогическом училище было открыто Киргизское отделение. С 1 июня 1919 г. Киргизское отделение было реорганизовано в самостоятельное училище. С 1 октября 1919 г. Киргизское училище преобразовано в Казахский институт просвещения (Казинпрос), ставший кузницей подготовки национальных педагогических и научных кадров. Среди преподавательского состава Казинпроса было много известных деятелей - Д. Адилов, Ж. Аймауытов, А. Байтурсынов, Х. Болганбаев, Х. Досмухамедов, К. Жаленов, М. Жумабаев, Ф. Култасов, Д. Сарсенов, Е. Табынбаев, И. Тохтыбаев, М. Тынышпаев, С. Утегенов, С. Ходжанов, Х.Х. Ходжиков и многие другие[5]. Казинпрос сыграл значительную роль в формировании новой казахской гуманитарной интеллигенции, в развитии этнологической науки.

В 1919 г. при штабе Кирвоенкомата (Оренбург)  был образован историко-статистический отдел со "строго научной целью изучения давнего и недавнего прошлого Киргизского края и киргизского народа в географическом, историческом и этнографическом отношении"[6]. В 1920-ые годы ХХ века неуклонно увеличивался образовательный потенциал казахского народа. Так, если в 1920 и 1921 гг. в Туркестанском государственном университете училось только 6 казахов, в 1922 г. - уже 18, а в 1923 г. - 117 человек[7].

Публикации казахских и туркестанских этнографов в первые постреволюционные  годы можно встретить в таких местных журналах как "Наука и просвещение", "Военная мысль", "Известия" Туркестанского ЦИК, а также в московских журналах "Новый Восток" и "Журнал национальностей"[8]. В 1920 г. Туркестанский народный университет был реорганизован в Туркестанский государственный университет. Тогда же был образован Научный совет Наркомата просвещения Туркестана, позже переименованный в Государственный Ученый Совет, который сыграл значительную роль в развитии этнологических знаний,  в изучении коренных этносов центрально-азиатского региона. При этом совете были образованы национальные (в т.ч. казахские) и специальные комиссии: Комиссия по исследованию быта коренного населения Туркестана, Педагогическая, Театральная, Музыкально-этнографическая.

В научно-организационном плане в 20-ые годы в Казахстане этнографическими изысканиями занимались следующие организации: Западно-Сибирский (Омск) и Семипалатинский отделы Географического общества, Национальная ассоциация востоковедения, Институт изучения этнических и национальных культур Востока, Комиссия по изучению племенного состава России, Особый комитет для исследования союзных и автономных республик, Комиссия по изучению производительных сил, Общество изучения Казахстана (на базе Оренбургского отдела Географического общества и Оренбургской ученой архивной комиссии).

В 1920 г. в Оренбурге состоялся "Всероссийский Киргизский съезд". Делегацию казахов Туркестана представляли 12 человек: Асфендияров, Булатов, Джандосов, Ершин, Есиркепов, Кузембаев, Османов, Ситдинов, Умаров, Утембаев, Ходжаков, Ходжанов[9]. В 1921г. С.И. Руденко, командированный Томским университетом, производил антропологические исследования киргиз. Им были сделаны подробные антропологические измерения 500 киргиз обоего пола и различных возрастов. Кроме того собраны материалы о распространении среди киргиз Кустанайского уезда различных элементов материальной культуры.[10]

В 1921-1922гг. А.Г.Данилин занимался сбором этнографических материалов преимущественно среди киргиз, дунган и таранчей в Пржевальском, Джаркентском и частью Копальском уезде.[11] В 1920-1922 гг. в казахских районах Семиреченской и Сырдарьинской областей активно работала этнографическая экспедиция, организованная Комиссией по исследованию быта коренного населения Туркестанского края. Среди наиболее важных целей и задач данной экспедиции было следующее: выяснение географической картины расселения народов края, сбор эмпирических материалов для составления подробных и точных этнографических карт региона, максимально широкое изучение материальной и духовной культуры, народного быта, устного национального творчества казахского этноса.

Данная экспедиция собрала огромный эмпирический материал, объемом более 5,5 тыс. листов. Значительную часть данного материала составили очень ценные записи фольклорных текстов, сведения о родоплеменном составе казахского этноса, о межплеменных и межэтнических отношениях, семейном быте, материальной и духовной культуре. Данная экспедиция приобрела также 277 предметов, имеющих этнографическую ценность. Они хранятся в настоящее время в Музее истории Узбекистана[12].  Большую роль в разборе, классификации и анализе материалов экспедиций сыграл А.А. Диваев.

В своем отчете он отмечал, что данные этнографические материалы представляют собой следующее: "Свадебные ритуалы, похоронные обычаи, поминки (ас), траур (кара-салу), былины, поэмы, сказания, предания, легенды, заклинания, демонологические рассказы, сказки, басни, афоризмы, пословицы и поговорки в прозе и стихах, небылицы, скороговорки, загадки, песни любовные, нравоучительные, духовные состязания в стихах импровизаторов-певцов (акынов), причитания по покойникам, сны и их толкования, приметы на все случаи жизни, киргизские болезни и способы их лечения, баксы как лекарь и колдун, его ближайшие помощники: дивы, джинны, пери и их противники: Албасты, кара-албасты, марту, бичура, уббе, джезтырнак, заклинатели арбауши, мировоззрения киргиз на небесные планеты, гром и молнию, падающие звезды (космогония), киргизское летоисчисление с обозначением народных примет на каждое время года, киргизское двенадцатилетнее, по названиям животных, летоисчисление-мушел, киргизское скотоводческое хозяйство, киргизские мироеды (аткамнары), предания о происхождении казак-киргизов, дунган, таранчей, ногаев, сказания о Чингис-хане, Тимуре, Александре Македонском и ветхозаветных патриархах". И весь этот поистине бесценный историко-этнографический материал был тщательно переработан лично А.А. Диваевым. Именно на базе данного материала были опубликованы целый ряд его научных статей[13].

Большой  вклад в развитие казахской национальной этнографии внесла  Киргизская Научная Комиссия. Следует отметить, что этнографические экспедиции собирали подчас совершенно оригинальный и уникальный материал, в частности, касающийся такой редкой для казахского этноса отрасли хозяйственных занятий как рыболовство. А.А.Диваев в своих трудах активно освещал быт и культуру казахов.  Кроме А.А. Диваева исследованием этнографии казахов в этот период занимаются и другие исследователи. В частности, одним из центров изучения этнографии казахов становится Киргизская Научная Комиссия.

И в дальнейшем Киргизская научная комиссия организовывала экспедиции в различные регионы. Так, в 1923 г. была организована экспедиция  "в разные районы Туркреспублики для собирания этнографического, исторического, лингвистического и др. материалов"[14]  В состав экпедиции входили член Комиссии М.П. Жумабаев, научный сотрудник Комиссии С.О. Османов, юрист Д.Д. Досмухамедов, член редколлегии казахского журнала "Шолпан" М.О. Ауэзов, студенты Киринпроса С.П. Баймаханов и Б.Д. Данияров

Одним из важных направлений этнографических изысканий 20-ых гг.  было изучение  богатейшей казахской национальной музыкальной культуры.  В 1920 г. музыкальный отдел художественного сектора Наркомпроса Туркестана обязал отделы народного образования собирать сведения обо всех выдающихся народных певцах и певицах, игроках на домбре и других народных музыкальных инструментах, сочинителях народной музыки. Предлагалось также сообщать все сведения о лицах, изучающих музыкальный фольклор, об известных мастерах по изготовлению национальных музыкальных инструментов.

В 1920 г. в Оренбурге возникло Общество изучения Киргизского края. В качестве основной задачи оно ставило всестороннее изучение Казахстана в историко-археологическом, естественно-географическом и этнографическом отношении.

В 1921г. была опубликована интересная статья Н.В. Мелковой "Игры киргиз". Ею было собрано и обработаны к печатанию 33 киргизских игр. Как отметила Н.В. Мелкова: " Изучая жизнь какого-либо народа, этнограф должен касаться всех сторон ее только при соблюдении этого условия возможно подробно и полно нарисовать картину быта изучаемого народа. Наряду с изучением народного творчества, верований, искусства, необходимо останавливаться и на таких, с первого взгляда кажущихся маловажными, вопросах, как вопрос об играх детей и взрослых".[15]    

Сотрудница Этнографического отделения Общества изучения Киргизского края М. Михайлова в период экспедиции в мае-июне 1921 г. проделала следующую работу: собрала и систематизировала более 20 народных сказок (об Алдар-Косе, о друзьях, о хитрой женщине и т.д.), 75 пословиц, 21 загадку, 2 басни, 4 песни и т.д.[16] Она отметила также: "Кроме этой работы - простого собирания и возможного изучения материалов, я желаю в самом скором времени приступить к первой своей задаче, которую считаю самой необходимой в ближайшее время, а именно - к составлению популярного очерка устной киргизской словесности"[17]. В аналогичном отчете А.А. Четыркиной за октябрь-ноябрь 1920 г. отмечается, что ею зарисовано 19 предметов народного казахского быта: 10 керме, 4 ковра, 1 сундук, 1 алача, 1 кебедже, 1 кушак[18].  Вместе с ней в экспедиции была Н.В. Мелкова, которая в своем отчете отметила, что собрала 180 произведений казахской народной словесности.[19]

Значительный вклад в изучение музыкальной культуры казахов внес А.В. Затаевич. Так, 7 мая 1922 г. он на годичном собрании членов Общества изучения Киргизского края сделал доклад на тему "Киргизская народная песня". В протоколе собрания отмечено: "Докладчик в течение двух лет собрал свыше 600 киргизских мотивов, расклассифицировал их на группы по роду и месту их происхождения и по характеру музыкальности и большинство мотивов гармонизировал"[20]. В ходе дискуссии А.В. Затаевич отметил, что "он наблюдает характерную особенность киргизской песни, не связанной с определенными словами, а одухотворенной лишь одной общей идеей, вложенной в название песни"[21]. Кроме того, среди заслуг А.В. Затаевича отмечается то, что он "записал около 80 фортепианных пьес - гармонизаций собранных им киргизских песен, - с целью дать им доступ в любую программу культурной музыки, выступал неоднократно в концертах исполнителем этого репертуара"[22].

Немаловажную роль в становлении казахской этнографической школы сыграла казахская национальная периодическая печать. В сентябре 1920 г. решением Семиреченского областного Мусбюро было принято решение об организации казахской национальной газеты: "Об издании мусульманской газеты. Постановили: организовать мусульманскую газету на киргизском языке под названием "Фукара" ("Бедняк" - С.К.). Ответственным редактором назначить Сулиева"[23]. Однако данная газета имела локальное распространение - в пределах Семиречья.  Поэтому в октябре 1920 г. исполком бюро ЦК КПТ принимает решение об организации Всетуркестанской казахской национальной газеты "Ак жол". В решении отмечено, что газета должна выходить не менее 2-х раз в неделю, тиражом 12 тыс. экземпляров. Ответственным редактором был назначен Султанбек Ходжанов, ответственным секретарем - Мир-Якуб Дулатов[24]. Много интересных материалов по истории, культуре, этнографии казахов печаталось в 20-ые гг. в национальной газете "Ак жол". В её штате трудились такие увлеченные люди как Иса Тохтыбаев (ответственный редактор), Хасан Алиев (секретарь), литсотрудники (постоянные корреспонденты) Козмухамед Кулетов, Султанбек Ходжанов, Садвакас Баймаханов[25].

С февраля 1922 г. в Ташкенте начал выходить журнал "Инкиляб" ("Революция"), редактором которого стал известный казахский интеллигент Назир Тюракулов. В журнале были выделены ряд отделов - политический, экономический, литературный, педагогический и т.д. В данном журнале подробно освещались результаты деятельности Киргизской научной комиссии. В этом журнале периодически помещались интересные материалы, касающиеся истории, культуры, этнографии народов Туркестана, в том числе - казахов.  В первом номере журнала передовая статья была написана лично редактором. В журнале публиковались известные казахские публицисты  - С. Асфендияров и др., неоднократно помещались стихи видных казахских поэтов - Абая и других[26].  Большую роль в развитии национального самосознания казахского этноса играли не только система просвещения, газеты и журналы, но и книги на родном языке. За один только 1922 год Туркестанское государственное издательство выпустило 622 наименования книг и брошюр, в том числе 36,7 % из них - на казахском языке[27]. При Туркестанском Наркомпросе в 1921-1924 гг. существовала специальная Музыкально-этнографическая комиссия, записавшая множество казахских народных песен и даже подготовившая сборник  к изданию. Как отмечала И.В. Захарова, в 20-ые  годы "появились и представители молодой казахской интеллигенции, занимавшиеся вопросами истории и этнографии казахского народа: писатель М. Ауэзов, известный впоследствии археолог и этнограф А.Х. Маргулан, А. Байтурсунов, С. Асфендиаров, С. Мендешев, Т. Рыскулов... Они писали и дискутировали по вопросам казахской истории и казахской общины, общественного устройства, неизбежно касаясь важных и в этнографии проблем"[28].

Казахские исследователи не боялись активно вступать в дискуссии даже с маститыми учеными-востоковедами. Достаточно назвать критику Н. Тюракулова в адрес академика В.В. Бартольда. В 1922 г. В.В. Бартольд выпустил довольно интересную книгу "История Туркестана"[29]. Н.Тюракулов в своей рецензии в журнале "Жизнь национальностей" отметил ряд позитивных сторон данной книги - хорошая отработка большого фактологического материала, его скрупулезный научный анализ.

В это время в полной мере шла подготовительная работа по национально-государственному размежеванию народов Средней Азии. Этот вопрос осуществлялся Временной территориальной комиссией и отделений, которые работали среди узбеков, казахов, туркмен, киргизов и таджиков, которые собирали этнографические данные, на основе которых опирались в решении серьезного вопроса. 

В 1923 году эта комиссия активизировала свою работу по сбору этнографических материалов по Казахстану, в частности - по развитию планомерной работы этнографических экспедиций.         Киргизская научная комиссия внесла свой достойный вклад в формирование казахской национальной этнографической школы, стала усиленно заниматься сбором этнографических материалов по казахам на всей территории Центральной Азии.

Большой интерес с точки зрения анализа представлений казахских исследователей об этнической истории казахского народа представляет программа по истории тюрко-монголов, составленная в 1923 г. известным ученым М. Тынышпаевым для студентов 3 курса Казинпроса. Судя по основным положениям, изложенным в данной программе, М. Тынышпаев имел свою весьма оригинальную и интересную версию этногенеза и этнической истории тюрков, хотя и не лишенную некоторых недостатков.

Определенный вклад в развитие казахской национальной этнографии внес С. Асфендияров. В начале 20-ых гг. он опубликовал ряд интересных статей. В частности, в статье "Социальная революция и мусульманские страны" он отмечал интересное этносоциальное явление: "За 50 с лишним лет русского владычества в Туркестане существовали две обособленные, параллельные жизни: русская и туземная. Мало они имели общего между собою, были чужды и враждебны друг другу. И, к сожалению, этот параллелум не изжит и до сих пор"[30]. Таким образом, С Асфендияров отметил колониальный характер царской власти в Туркестане. Пережитки колониализма еще достаточно долго наблюдались в социальной и культурной жизни Туркестана.

В конце 1923 г. в Ташкенте было образовано Общество ревнителей киргизской культуры "Талап", основными целями которого были провозглашены следующие положения:  "Цель общества содействовать культурному развитию киргизского народа путем: а) разработки вопросов киргизского литературного языка, терминологии, орфографии и др.; б) изучения национального искусства; в) изучения истории быта кирнарода; г) разработки вопросов преподавания в киршколах; д) оказания помощи киргизской научной работе и деятелям киргизского искусства"[31].

В качестве членов правления данного общества были избраны: доктор Халел Досмухамедов (председатель правления), учитель Мирза Испулов (заместитель председателя), известный професор-востоковед А.Э. Шмидт, студент Мухтар Ауэзов (будущая звезда казахской национальной литературы), инженер Мухамеджан Тынышпаев, географ Иса Тохтыбаев, студент Касым Тыныстанов[32] и т.д. Общество внесло значительный вклад в становление казахской национальной этнографии. Важной стороной научной жизни М.Тынышпаева  явилось его участие в работе Туркестанского кружка любителей археологии (ТКЛА), а также образованных в последующем на его базе научных объеденений. ТКЛА был создан в 1895 г. в г. Ташкенте. Его руководителем долгое время был востоковед В.В.Бартольд. Через три года начал действовать в столице края  Туркестанский отдел Русского Географического общества (ТОРГО), ставших отдим из самых деятельных  объеденений краевой интеллигенции. Позже в советское время, ТОРГО был преобразован в Среднеазиатский отдел  государственного Русского Географического общества, который возглавил М.Массон.

В сферу интересов названных объеденений входили  вопросы истории, археологии, нумизматики, этнографии и т.д. Одной из плодотворных форм их работы явились научные сообщения членов общества. В том числе не раз с обстоятельными докладами  выступал М.Тынышпаев. В 1924 г. М.Тынышпаев на заседании ТОРГО выступил с докладом на тему: "Генеология киргизских родов", вызвавший продолжительный и оживленный обмен мнений[33].  Столь же заинтересовано было воспринято выступление М.Тынышпаева на заседании секции этнографии и археологии Среднеазиатского Отдела Государственного Русского Географического Общества от 2 марта 1928 года, посвященное описанию "Развалин города Илан-Балыка". В своем сообщении ученый, опираясь на информационно насыщенный документальный материал, доказал, что древний город Илан-Балык находится между Алтын-Эмельским перевалом и рекой Или".[34]   

В 1923 г. члену Киргизской научной Комиссии М. Жумабаеву было поручено "вести переговоры с учреждениями, издательствами и частными лицами по вопросам этнографии, педагогики и другим отраслям, имеющим отношение к научной культурно-просветительской работе коренных народностей Туркестана, главным образом, в области Киргизоведения"[35].

В 1923 г. Киргизская научная комиссия Туркестана поставила вопрос об установлении контактов и координации действий с научными учреждениями Киргизской республики: "Ввиду того, что развитие киргизского языка, разработка терминологии - дело научных сил Кирреспублики и Туркреспублики, отсюда необходимость тесной увязки и контакта работ научных комиссий той и другой республик; что за последнее время наблюдается не только отсутствие контакта в работах этих комиссий, но и отсутствие простого взаимоотношения между ними, что крайне вредно отражается на деле развития киргизского языка, следовательно,  и на просвещении киргизских масс. Киргизская Научная Комиссия при НКПросе ТССР постановила: ходатайствовать перед Туркциком и Совнаркомом о соглашении с Кирциком об установлении постоянного контакта в работах киргизских научных комиссий ТССР И КССР"[36].

В 1923 г. членами Общества изучения Киргизского края опубликованы следующие труды по этнографии: Диваев А. - "Олень и Осел" (из киргизских побасенок Черняевского уезда), Диваев А. - "Приметы киргиз", Диваев А. - "40 небылиц" (из киргизских сказок Аулие-атинского уезда), Мелков А.Л. - "Материалы по киргизской этнографии", Омаров И. - "Ученая деятельность А.Б. Байтурсунова" и т.д.[37] Этнографический отдел Общества изучения Киргизского края был одной из кузниц формирования кадров казахской этнографической науки. Его членами в 1924 г. были И. Алдунгаров, А.К. Беремжанов, М. Дощанов, М. Джулдубаев, М. Дулатов, А.Байтурсынов, С. Сейфуллин, С. Кадырбаев, Н. Кульджанова, И. Омаров, С. Садвокасов, К. Тактабаев и другие казахские исследователи[38].         

В середине 20-ых гг. этнографы Казахстана начинают переходить от чисто эмпирических и академических исследований к популяризации этнографических знаний.  В 1924 г. Семипалатинский музей провел исключительно интересный и содержательный вечер памяти Абая с исполнением его песен и поэтических композиций на казахском языке.  Таким образом, первые казахские  интеллигенты активно работали по объединению разобщенных казахских земель вокруг  Казахской Автономной Республики в составе РСФСР в 1924 г. В этом деле большую роль сыграли собранные, обработанные и проанализированные ими богатые этнографические материалы.

 

Использованная литература

[1] ЦГА РУ. Ф-374. Оп. 1. Д. 8. Л. 1.
[2] ЦГА РУ. Ф-374. Оп. 1. Д. 17. Л.128.
[3] Отарбаева Г. Научный вклад А.А. Диваева в этнографическое изучение Туркестанского края// Этнодемографические процессы в Узбекистане. Ч. 1. Ташкент, 2005. С. 227.
[4] Жизнь и деятельность представителей казахской национальной интеллигенции в Туркестане. Сборник документов и материалов. Ч. 2. Шымкент, 2004. С. 134
[5] Бисенов Х. Из истории развития науки в Советском Казахстане (начало 20-х годов)// Известия АН КазССР. Серия истории, археологии и этнографии. 1961. Вып. 3. С. 45.
[6] ЦГА РУ. Ф. 368. Оп. 1. Д. 189. Л. 240.
[7] Киргизы// Журнал национальностей. 1919. № 21,22; Изучение киргизской музыки// Журнал национальностей. 1922. № 13; Пробуждение женщин Востока// Журнал национальностей. 1922. № 16 и т.д.
[8] ААП РУ. Ф. 60. Оп. 1. Д. 921. Л. 74об.
[9] Диваев А.А. Этнографические материалы по казах-киргизам Туркестана. Опись этнографических материалов, собранных в Семиреченской области// Наука и просвещение. 1922, №1; Диваев А.А. Материалы по казаховедению. Опись этнографических материалов, собранных в Сыр-Дарьинской области// Год работы Казахского высшего педагогического института. Ташкент, 1928.
[10] ЦГА РУ. Ф- 69. Оп. 1. Д. 44. Л. 78.
[11] Бессонов А.И., Давыдов Л.К., Мошкин М.Т. Джетысу. Естественно-историческое описание края. Ташкент, 1925. С.24. С. 234.
[12] ЦГА РУ. Ф-34. Оп. 1. Д. 1194. Л. 33.
[13] ЦГА РУ. Ф. И-69. Оп. 1. Д. 65. Л. 26об, 27, 27 об.
[14] ЦГА РУ. Ф-34. Оп. 1. Д. 1191. Л. 92.
[15] ЦГАРУ Ф. 2243. Оп. 1. Д. 191. Л.25.
[16] ЦГА РК. Ф. 81. Оп. 1. Д. 16. Л. 9-10.
[17] ЦГА РК. Ф. 81. Оп. 1. Д. 16. Л. 10.
[18] ЦГА РК. Ф. 81. Оп. 1. Д. 16. Л. 35
[19] ЦГАРК. Ф. 81. Оп. 1. Д. 16. Л. 71 об.
[20] Протокол № 1 годичного общего собрания членов Общества изучения Киргизского края от 7.05.1922 г.// ЦГА РК. Ф. 81. Оп. 1. Д. 427. Л. 23.
[21] Там же// ЦГА РК. Ф. 81. Оп. 1. Д. 427. Л. 23об.
[22] ЦГА РК. Ф. 81. Оп. 1. Д. 426. Л. 5об.
[23] ААП РУ. Ф. 60. Оп. 1. Д. 421. Л. 194, 194 об.
[24] ААП РУ. Ф. 60. Оп. 1. Д. 4813. Л. 42.
[25] Новый Восток (Москва). 1922. С. 471-473.
[26] Туркестанская правда. 15.02.1923.
[27] Захарова И.В. Этнографические работы в Казахстане в 1920-1950-х годах// ЦГА РУ. Ф. 2868. Оп. 1. Д. 2. Л. 207.
[28] Бартольд В.В. История Туркестана. Ташкент: Госиздат, 1922.
[29] Жизнь и деятельность представителей казахской национальной интеллигенции в Туркестане. Сб. документов и материалов. Ч. 2. Шымкент, 2004. С. 250-251.
[30] Известия (Ташкент). 24.08.1921.
[31] ЦГА РУ. Ф. 34. Оп. 1. Д. 11188. Л. 21.
[32] ЦГА РУ. Ф. 34. Оп. 1. Д. 2114. Л. 14.
[33] ЦГА РУ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 42. Л. 77-77об.
[34]  ЦГАРУ. Ф.69. Оп. 1. Д. 42. Л.101.
[35] ЦГА РУ. Ф. 25. Оп. 1. Д. 1414. Л. 299.
[36] ЦГА РУ. Ф. 25. Оп. 1.  Д.1138.  Л. 22.
[37] Труды Общества изучения Киргизского края. Вып. 6. Т. 5. Вып. 2. Оренбург, 1925. С. 2-3
[38] Труды Общества изучения Киргизского края. Вып. 6. Т. 5. Вып. 2. Оренбург, 1925. С. 4-5.

9 мая 2009      Опубликовал: admin      Просмотров: 2321      

Другие статьи из этой рубрики

Председатель западного отделения Алаш-Орды Д. Досмухамедов и судьбы казахской интеллигенции в период сталинских репрессий

В советской и, в частности, казахстанской историографии деятельность Джаганши Досмухамедова (Джанши, Жахинши Дос-Мухамедова) и других руководителей казахского автономистского движения Алаш начала XX в., как известно, долгое время оценивалась однозначно отрицательно (1). Однако с конца 80-х гг. прошлого столетия был открыт доступ к ранее закрытым архивным источникам, активизировалась исследовательская деятельность историков и публицистов. В итоге стали появляться работы, которые проливают новый свет на политическую биографию и судьбу таких ярких представителей казахской интеллигенции начала XX в., как Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Джаганша и Халел Досмухамедовы, Мухамеджан Тынышпаев, Мустафа Чокаев и другие (2).

Атыгаев Н.А. Время образования Казахского ханства: некоторые аспекты проблемы в историографии и в источниках

Становление и развитие государственного суверенитета Казахстана актуализировали многие проблемы истории государствообразующего этноса – казахского народа. В новых условиях повышенный интерес у общественности и ученых-обществоведов вызвали вопросы, связанные с историей развития государственности на казахской земле, определением ее истоков и динамики развития. Одним из важных этапов эволюции государственности на территории Казахстана является период существования средневекового государства казахского этноса – Казахского ханства.

Акимушкин О.Ф. К вопросу о внешнеполитических связях Могольского государства с узбеками и казахами в 30-х годах XVI в. - 60-х годах XVIII в.

16-го зу-л-хиджа 939/9 июля 1533 г., возвращаясь из похода на Малый Тибет (Ладак), умер основатель государства Чагатаидов в Восточном Туркестане Султан-Саид-хан. Первого мухаррама 940/23 июля 1533 г. в Яркенде на престол взошел его старший сын Абд ар-Рашид, который едва ли не в первые годы своего правления круто изменил традиционный внешнеполитический курс - союз с узбек-казахами против узбеков Шейбанидов.

Е.Б.Абатаев. Юрта – традиционное жилище казахов Южного Алтая

В качестве одного из направлений исследований, разрабатываемых отечественной этнографической наукой, выдвигается изучение специфики этнического развития групп некоренного населения, проживающих за пределами основной территории расселения этноса, в инонациональном окружении. Объектом настоящего исследования является одна из таких локальных групп казахов, проживающих за пределами основной территории расселения своего этноса на Южном Алтае.

Н.А. Атыгаев О времени образования Казахского ханства (к 550-летию образования ханства)

Вопрос о времени возникновения Казахского ханства, первого в Центральной Азии национального государства, которое носило имя создавшего его этноса – казахов, является одним из самых дискуссионных проблем отечественной исторической науки. В казахстанской научной и научно-популярной литературе имеется множество работ, посвященных данной теме, хотя до начала 70-х годов ХХ века вопрос датировки образования ханства в качестве научной проблемы специально не поднимался. Его ставили "в один ряд с иными событиями политической истории казахского общества" [1, 54]. В этот период были опубликованы первые научные исследования, посвященные конкретно времени образования Казахского ханства. Автором первой такой специальной работы стал Т.И. Султанов. Затем, в 1977 году, данная проблема была рассмотрена в монографии К.А. Пищулиной. В последующие годы этот вопрос остался без внимания историков. Вновь проблема актуализировалась после обретения Казахстаном независимости. В 90-е годы XX века данный вопрос нашел отражение в работах казахстанских историков А. Хасенова, К. Акишева, Ж. Касымбаева, Б. Карибаева и др. Рассматривали в своих исторических изысканиях проблему датировки образования Казахского ханства известные писатели Казахстана М. Магауин и К. Салгарин. Следует также сказать о псевдонаучных, но растиражированных публикациях по данной теме кандидата технических наук К. Даниярова.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте