Статьи
 

О КИРГИЗ-КАЙСАЦКОЙ БОЛЬШОЙ ОРДЕ

Оригинальная версия: Ч.Ч. Валиханов. Собрание сочинений в 5 томах. – Алма-Ата. 1985. – Том 1. – Стр. 180-183.

Заилийский край занят двумя главными родами Большой орды: албанами и дулатами с частью чапраштов, никогда отсюда не выходивших на правый берег Или. На востоке в Илийскую долину иногда выходят дикокаменные киргизы из рода бугу, родовые кочевья которых находятся на юго-восточной стороне Иссык-Куля, а на западе — из родов султы и сарыбагыш, чьи кочевья находятся также на юго-западном берегу того же озера и в окрестностях Пишпека (укрепления,   находящегося за Чу и принадлежащего ташкентцам). Западная граница кочевьев албанов есть р. Турген; они кочуют даже и в китайских владени­ях, платя последним ничтожную дань, К западу от албанов, т.е. от Тургена, кочуют дулаты и чапрашты (смежно) до истоков р. Чу и далее за ней через р. Талас из ташкентских городов и укреп­лений.

Дулатовские кайсаки превосходят все другие роды [Большо­го жуза] как своею многочисленностью, так и воинственностью и богатством. Их в пять раз больше, чем албанов, в три раза, чем джалаиров, не говоря уже о других незначительных родах Большой орды. Некоторые поколения дулатов, албанов и боль­шая часть чапраштов кочуют и на правой стороне Или. Оба эти рода еще делятся на несколько отделений и подразделений, но об этих разделениях будет подробнее объяснено в своем месте1.

Заилийские кайсаки больше других находились под влияни­ем ташкентского владычества и, находясь в близком соседстве с отдельным независимым народом — киргизами (бурутами), при­нуждены были вести с ними борьбу, а потому до вступления русских войск за Или эти киргизы Заилийский край считали местом укрывательства и оставались безнаказанно. Ныне, с занятием пункта за Или, вследствие преследования за преступления эти буйные племена сделались более спокойными.

Древние насыпи и курганы в Заилийском крае свидетельству­ют о древнем присутствии каких-то народов. Владения народов уйсунь, уйгуров, джунгар сменяли одно другое2. Последний на­род был завоеван китайцами в 1755 году3, а все владения этого народа Китайская империя включила в свои пределы.

Большая орда, кочевавшая по Таласу и далее к Ташкенту, под начальством Аблай-хана двинулась на восток и после удач­ной и продолжительной борьбы вытеснила их за Малый Алатау и заняла свои давние места. Итак, эти места, по сказаниям кайсаков, вновь заняты Большою ордою у калмыков, и, следователь­но, притязания китайцев на эту страну несправедливы, [так как] с появлением исконных жителей она стала независимою. Хотя до появления русских войск в этой части степи Большая орда и считалась под покровительством России с 1824 года, но китай­цы не переставали посылать в Заилийский край свои отряды для сбора ничтожной дани до 1840 г., в который они потерпели горестное и плачевное поражение от здешних чапраштов при урочище Тирен-Узек.

Отряд состоял из трех тысяч китайцев и, собирая ясак, намеревался пробраться к ташкентскому аксакалу для переговоров. Еще до сих пор китайцы не могут забыть этого поражения и с глубоким негодованием отзываются о всяком кайсаке чапраштинского поколения.

 В это же время с запада с еще большим корыстолюбием беспокоили Большую орду их единоверцы, большие любители ближневосточной кухни — кокандцы, собирав­шие с них зякет (подать). По всему видно, что это обременяло кайсаков, и кокандцам нелегко было принудить ордынцев к добровольному платежу зякета. Они употребляли для этого военную силу. Равномерно кокандцы хотели военного рукою заставить и алатауских киргизов платить им зякет, но последние сильно сопротивлялись и, имея неприступные горные кочевья, остались независимыми. Я говорю это о бурутах, кочующих в верхних частях Иссык-Куля.

Казахи рода дулат

Казахи племени дулат рода каскарау проводники экспедиции П.П. Семенова (1857 г.). Рис. художника Г. Кошарова.

Кушпек, знаменитый и умный наместник Ташкента, сам ходил с большими отрядами в Большую орду и к киргизам. Он построил несколько укреплений; впрочем еще до него в Заилийском крае около р. Каскелен ташкентским минбаши (тысячни­ком) был построен в 1773 году ташкентский курган, но извест­нейший здесь варвар — султан Рустем4 изменнически перерезал воинов, и курган их разрушен был до основания. Развалины всех сих курганов до сих пор живо видны в Заилийском крае.

Впоследствии осталось только одно Тойчубеково укрепление5, возобновленное в новейшее время, и через него действовали на сбор зякета. Но и оно в 1861 году под начальством казачьего полковника Карбышева [было] разрушено русскими войсками. После этого сбор зякета продолжался уже отрядами и то только около Чу.

До разрушения Тойчубековского замка в нем находилось постоянно человек 50 сартов* {в черновом списке вместо сартов: было кипчаков. Это более правильно.}, которые вместо охранения спо­койствия и сверх своей обязанности сами занимались грабежами караванов.

Прочное занятие пункта за Или в 1853 году русскими на­всегда прекратило здешние беспорядки, и можно надеяться, что страна эта, через которую идут важнейшие пути в Кульджу, Кашгар и к горным киргизам, в скором времена зацветет своею торговлею и богатством.

О КИРГИЗ-КАЙСАЦКОЙ БОЛЬШОЙ ОРДЕ

Печатается по тексту ССВ, т. 3, с. 9-17. Рукопись хранится в ААН (ф. 23, оп. 1, д. 22/3, лл.4-9). Существует беловая копия в Архиве ВГО (разряд 70, оп. 1, д. 14), восходящая к другой, ныне отсутствующей.

Публикуемая копия датируется 1854—1855 гг., т. е. временем занятия Заилийского края и основания укрепления Верного. В составлении этой серии, видимо, принимал участие и Г.Н. Потанин, который также интересовался вопросами истории, географии, этнографии и культуры Казахстана. Возможность совместного написания подтверждается словами Г. Н. Потанина. Он пишет, что при беседе с Чоканом "все что меня заин­тересовало, я начал записывать для памяти; сначала я носил эти записки в кармане... Впоследствии... завел большую тетрадь. В это время геогра­фия и этнография Киргизской степи сделались для меня любимым заня­тием и Чокай помигал мне наполнять тетрадь своими рассказами. Таким образом, мы занесли в нее обстоятельное описание соколиной охоты у киргизов. Он рассказывал, я записывал". (См.: Сочинения Ч.Ч. Валиханова, СПб., 1904, с. XVI).

Вполне вероятно, что статьи, входившие в тет­радь Г.Н. Потанина ("Составные части киргизского пороха", "О хлебопа­шестве", "Юрта". "О киргиз-кайсацких могилах"), записаны им под дик­товку Ч.Ч. Валиханова,  и в них проявилась индивидуальная манера письма Г.Н. Потанина. В некоторых рукописях имеются абзацы, приписанные позднее рукой Г.Н. Потанина. Название дается па основании ссылки Ч. Валиханова на эти работы (см. ССВ, т. 1, с, 316).

Примечания:

1 ...об отих разделениях будет подробнее объяснено в своем месте.— Это обещание автора, к сожалению, не нашло отражения ни в черновом, ни в беловом варианте.

2Владения народов уйсунь, уйгуров, джунгар   сменяли одно другое.

Уйгуров и джунгар нельзя считать основными аборигенами Семиречья. Коренными жителями его с древнейших времен были племена, входившие в усуньскую конфедерацию, восходящие в свою очередь к своим пред­кам — семиреченским сакам. С VI—VIII вв. в числе основных жителей Семиречья были известны чигили, тюргеши, карлуки. ягма и некоторые другие, которые, как и их предшественники, оставили курганы, городища, надписи на камнях и т.д. Джунгарское завоевание Семиречья было кратковременным (первая половина XVIII в.).

3Последний народ был завоеван китайцами в 1755 г., — Ч. Ч. Валиханов: допускает фактическую ошибку в отношении времени разгрома Джунгарского ханства. В начале 50-х гг. ойратские войска во главе со своим предводителем Амурсаной продолжали ожесточенное сопротивление цинской армии и только в 1758 после ряда серьезных поражений Джунгарское ханство было окончательно уничтожено и вошло в состав империи Цинов (см: Я.Я. Златкин. История Джунгарского ханства, 1635—1750; Изд. 2-ое, М. 1983. с. 279-304

4 Султан Рустем – современник героя поэмы Джамбула Супатая. Они боролись за свободу и независимость казахов Большой орды от Китая и Кокандского ханства. Из архивных документов явствует, что впоследствие Супатай занял несколько иную позицию.

5… Тойчубеково укрепление – военная крепость, построенная Тойчубеком на берегу Аксая у подножия Заилийского Алатау. Тойчубек – крупный казахский феодал, управляший казахами племен чапрашты и дулат, ставленник Кокандского ханства. Укрепление разрушено отрядом Карбышева в 1861 г.

Благодарность в опубликовании данного текста можно выразить пользователю форума Хак-Назар б. Касыму

30 сентября 2009      Опубликовал: admin      Просмотров: 3642      

Другие статьи из этой рубрики

Тулибаева Ж.М. Бухарские и кокандские источники по истории казахов и Казахстана

В Бухаре в XVIII в. создается ряд исторических сочинений, имеющих большую ценность для изучения истории Бухарского ханства [1, 41]. Одним из таких источников является труд Мухаммада Вафа Карминаги "Тухфат ал-хани" ("Ханский подарок"). Сочинение известно также под названием "Тарих-и Рахим-хан" ("История Рахим-хана").

А. Исин. Отражение политических интересов в династийных историографиях XIV-XVII веков

Исследователь, работающий с источниками позднесредневекового времени, не может не заметить различные подходы в освещении истории Центральной Азии, обусловленные не только разной информированностью создававших хроники авторов, существовавшими традициями и стереотипами освещения тем, но и преднамеренными искажениями и умолчаниями тех или иных событий. Имеются и генеалогические искажения, имеющие также определенную политическую подоплеку.
Характеризуя вкратце политические интересы династий, во славу которых создавались многие восточные хроники, отмечу, в частности, что наиболее тенденциозно подавалась история взаимоотношений с казахами и их политическими предшественниками в тимуридской и шейбанидской историографиях, чему есть определенные причины и исторические мотивы.

С.К. Косанбаев Формирование и развитие казахской этнографической науки в 1918 - 1924 гг.

В 1918 г. в Ташкенте по инициативе передовой туркестанской интеллигенции (в т.ч. - и казахской) были открыты Туркестанский народный университет (ТуркНУ) и Туркестанский Восточный институт (ТВИ). В рамках их структуры начали функционировать кафедры казахской этнографии и казахского языка. Лекции на этих кафедрах читал известнsй этнограф и фольклорист, большой знаток культуры казахского этноса А.А.Диваев. Он разработал и издал специальную программу по казахской этнографии. Она была опубликована (вместе с рядом лекций и научных статей автора) в университетских изданиях - газете "Народный Университет" и журнале "Еженедельник Народного Университета".

Н.А. Атыгаев О времени образования Казахского ханства (к 550-летию образования ханства)

Вопрос о времени возникновения Казахского ханства, первого в Центральной Азии национального государства, которое носило имя создавшего его этноса – казахов, является одним из самых дискуссионных проблем отечественной исторической науки. В казахстанской научной и научно-популярной литературе имеется множество работ, посвященных данной теме, хотя до начала 70-х годов ХХ века вопрос датировки образования ханства в качестве научной проблемы специально не поднимался. Его ставили "в один ряд с иными событиями политической истории казахского общества" [1, 54]. В этот период были опубликованы первые научные исследования, посвященные конкретно времени образования Казахского ханства. Автором первой такой специальной работы стал Т.И. Султанов. Затем, в 1977 году, данная проблема была рассмотрена в монографии К.А. Пищулиной. В последующие годы этот вопрос остался без внимания историков. Вновь проблема актуализировалась после обретения Казахстаном независимости. В 90-е годы XX века данный вопрос нашел отражение в работах казахстанских историков А. Хасенова, К. Акишева, Ж. Касымбаева, Б. Карибаева и др. Рассматривали в своих исторических изысканиях проблему датировки образования Казахского ханства известные писатели Казахстана М. Магауин и К. Салгарин. Следует также сказать о псевдонаучных, но растиражированных публикациях по данной теме кандидата технических наук К. Даниярова.

Е.Б.Абатаев. Юрта – традиционное жилище казахов Южного Алтая

В качестве одного из направлений исследований, разрабатываемых отечественной этнографической наукой, выдвигается изучение специфики этнического развития групп некоренного населения, проживающих за пределами основной территории расселения этноса, в инонациональном окружении. Объектом настоящего исследования является одна из таких локальных групп казахов, проживающих за пределами основной территории расселения своего этноса на Южном Алтае.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте