Статьи
 

Эдуард Хуршудян. Чагатайская монета XIII века. Часть II.

3.Тамга на монете

На монете изображены две тамги. Одна из них представляет из себя продолговатый г-образный знак, перечеркнутый посередине короткой линией . Эта тамга, одна из наиболее встречающихся на среднеазиатских и восточно-туркестанских монетах анонимной регулярной чеканки, которые выпускались после  денежной реформы Мас‘уд-бека, начиная с 670/1269 г. Согласно Е.А. Давидович эта тамга для того времени имела  общегосударственный характер [10]. Вторая тамга — трезубец с неравными зубцами, более длинный из которых заканчивается округлой петлей, и колечком на  противоположном конце у "рукоятки" . Присутствие тамги на монете не означает, что правитель чье имя идентифицировано на монете является хозяином этой тамги. Тамга на монете прежде всего означает, что монета отчеканена на территории владетеля указанной тамги [11]. В нумизматической науке уже установлено, что первая общегосударственная тамга принадлежит Верховному хану Хайду  (годы правления - 1269-1301) (см. Petrov, op.cit.). Кайду (или Хайду) (1230-1301) был предводителем Дома Угэдэя и де факто Ханом Чагатайского Ханства. Кайду вплоть до своей смерти в 1301 году был в оппозиции к своему дяде - Великому Хану Хубилаю, который основал династию Йуан в Китае. Кайду был сыном Кашина и внуком Угэдэй-хана и правнуком Чингиз-хана и Борте. В течение 13 века он правил Восточным Туркестаном (совр. Синцзян, КНР) и Центральной Азией.

Названное в истории "Государство Кайду", охватило с запада Аму-Дарью, с востока — Тянь-Шань, Джунгарию, Алтай, Восточный Туркестан. Хайду-хан выбрал Чуйскую долину местом своей ставки.

В 1269 году Кайду Хан с целью оздоровления экономики своего государства провел ряд  реформ. Были внесены поправки в налоговую политику. Он отменил сбор других  налогов, кроме официального, также обязал правителей кочевых родов не допускать пасущийся скот в земледельческие долины. Его денежная реформа была успешно проведена под контролем торговца Максуд-бека Махмуда Йалавач оглана (Мас‘удом б. Махмудом ал-Хваризми (более известным по письменным источникам как Мас‘уд-бек), жившему в Ходженте.

Монгольские ханы мало интересовались управлением хозяйства и культурной жизнью улусов, ограничиваясь лишь получением податей от их населения. Для этого ими назначались откупщики, в Мавераннахре (одной из самых богатых областей улуса) Угэдэй доверил это дело купцу Махмуду Ялавачу Хорезмийскому, жившему в городе Ходженте.

Торговец Maḥmūd Yalavāč Ḵᵛārazmī некоторое время был назначен Верховным министром (āḥeb al-moʿāẓẓam) над всей территорией Центральной и внутренней Азии, до  636/1239 г.; в дальнейшем  Yalavāč был переведен в Китай, а его сын Masʿūd Beg был назначен правителем в стране уйгуров, в бассейне Тарима и Мавараннахра  (Jovaynī, ed. Qazvīnī, I, pp. 84, 86; tr. Boyle, I, pp. 107-08, 110-11; Rašīd-al-Dīn, ed. Blochet, pp. 85-86; Barthold, Turkestan3, p. 396 n. 3).

Назад  1    2    3    4  Вперед
17 октября 2010      Автор: admin      Просмотров: 14111      

Другие статьи из этой рубрики

Председатель западного отделения Алаш-Орды Д. Досмухамедов и судьбы казахской интеллигенции в период сталинских репрессий

В советской и, в частности, казахстанской историографии деятельность Джаганши Досмухамедова (Джанши, Жахинши Дос-Мухамедова) и других руководителей казахского автономистского движения Алаш начала XX в., как известно, долгое время оценивалась однозначно отрицательно (1). Однако с конца 80-х гг. прошлого столетия был открыт доступ к ранее закрытым архивным источникам, активизировалась исследовательская деятельность историков и публицистов. В итоге стали появляться работы, которые проливают новый свет на политическую биографию и судьбу таких ярких представителей казахской интеллигенции начала XX в., как Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Джаганша и Халел Досмухамедовы, Мухамеджан Тынышпаев, Мустафа Чокаев и другие (2).

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

Среди сочинений среднеазиатских авторов, имеющих отношение к истории Казахстана XV—XVI вв., особое место занимает труд Рузбехана "Михман-намеи Бухара". Абулхаир Фазлаллах бен Рузбехан бен Фазлаллах ал-Хунджи ал-Исфагани родился в 60-годах XV в. и большую часть своей жизни провел в Ираке. По своим религиозным убеждениям он был воинствующим суннитом. Поэтому, когда в 1502 г. Ирак был завоеван шахом Исмаилом Сефеви, устроившим массовое избиение суннитов, Фазлаллах бен Рузбехан бежал в Хорасан. Здесь он вошел в число придворных литераторов одного из последних тимуридов Султан-Хусейна. В начале XVI в., когда войска Шейбани-хана разрушили империю тимуридов, он переходит на его сторону и становится одним из его приближенных. Получив блестящее по своему времени образование в области мусульманской теологии и законоведения, Разбехан написал ряд трудов на персидском и арабском языках.

С.К. Косанбаев Формирование и развитие казахской этнографической науки в 1918 - 1924 гг.

В 1918 г. в Ташкенте по инициативе передовой туркестанской интеллигенции (в т.ч. - и казахской) были открыты Туркестанский народный университет (ТуркНУ) и Туркестанский Восточный институт (ТВИ). В рамках их структуры начали функционировать кафедры казахской этнографии и казахского языка. Лекции на этих кафедрах читал известнsй этнограф и фольклорист, большой знаток культуры казахского этноса А.А.Диваев. Он разработал и издал специальную программу по казахской этнографии. Она была опубликована (вместе с рядом лекций и научных статей автора) в университетских изданиях - газете "Народный Университет" и журнале "Еженедельник Народного Университета".

Н.А. Атыгаев О времени образования Казахского ханства (к 550-летию образования ханства)

Вопрос о времени возникновения Казахского ханства, первого в Центральной Азии национального государства, которое носило имя создавшего его этноса – казахов, является одним из самых дискуссионных проблем отечественной исторической науки. В казахстанской научной и научно-популярной литературе имеется множество работ, посвященных данной теме, хотя до начала 70-х годов ХХ века вопрос датировки образования ханства в качестве научной проблемы специально не поднимался. Его ставили "в один ряд с иными событиями политической истории казахского общества" [1, 54]. В этот период были опубликованы первые научные исследования, посвященные конкретно времени образования Казахского ханства. Автором первой такой специальной работы стал Т.И. Султанов. Затем, в 1977 году, данная проблема была рассмотрена в монографии К.А. Пищулиной. В последующие годы этот вопрос остался без внимания историков. Вновь проблема актуализировалась после обретения Казахстаном независимости. В 90-е годы XX века данный вопрос нашел отражение в работах казахстанских историков А. Хасенова, К. Акишева, Ж. Касымбаева, Б. Карибаева и др. Рассматривали в своих исторических изысканиях проблему датировки образования Казахского ханства известные писатели Казахстана М. Магауин и К. Салгарин. Следует также сказать о псевдонаучных, но растиражированных публикациях по данной теме кандидата технических наук К. Даниярова.

Ч.Ч. Валиханов. О киргиз-кайсацкой большой орде.

Заилийский край занят двумя главными родами Большой орды: албанами и дулатами с частью чапраштов, никогда отсюда не выходивших на правый берег Или. На востоке в Илийскую долину иногда выходят дикокаменные киргизы из рода бугу, родовые кочевья которых находятся на юго-восточной стороне Иссык-Куля, а на западе — из родов султы и сарыбагыш, чьи кочевья находятся также на юго-западном берегу того же озера и в окрестностях Пишпека (укрепления, находящегося за Чу и принадлежащего ташкентцам). Западная граница кочевьев албанов есть р. Турген; они кочуют даже и в китайских владени­ях, платя последним ничтожную дань, К западу от албанов, т.е. от Тургена, кочуют дулаты и чапрашты (смежно) до истоков р. Чу и далее за ней через р. Талас из ташкентских городов и укреп­лений.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте