Статьи
 

Эдуард Хуршудян. Об Алматы и проблеме вокруг нее. Часть I

4.Город Алмалык и мазар Туглук Тимур хана

В сторону (налево) от дороги, ведущей из Джаркента в г. Кульджу, на левом берегу р. Хоргоса, впадающей в р. Или с правой стороны, находится в расстоянии (по прямому направлению от нашего Хоргосского (№ 2) поста или выселка Николаевского) десяти верст селении Мазар с могилой Туглук –Тимур-хана [28] . В селении Мазар можно попасть или верхом, или в экипаже из сел. Николаевского. Верхом можно переехать прямо из выселка Николаевского или села Хоргосского (Чай-Пузул) на северо-восток; в экипаже же путь лежит через китайское сел. Чимпандзи, ибо проехать прямо на Мазар препятствуют арыки. От Чимпандзи Мазар находится верстах в двенадцати, от нашего же поста № 2 Чимпандзи отстоит верстах в шести, поэтому через Чимпандзи путь на Мазар будет составлять около 18 верст.

Между р. Хоргосом и сел. Мазаром с могилой Туглук-Тимур-хана находится масса развалин древнейшего и знаменитейшего города Алмалыка [29] .

Алмалык впервые упоминается незадолго до монгольского владычества в качестве столицы кочевого владетеля Озара, который сначала был разбойником и конокрадом, потом овладел со своей шайкой несколькими городами; после усиления монголов он добровольно подчинился Чингиз-хану; его династия, по крайней мере, в течение двух поколений, продолжала владеть кульджинским краем. Местоположение Алмалыка точнее всего определено в маршруте Чан-Чуня, который помещает город на расстоянии одного дня пути к западу от выхода из перевала Талки, или вернее из Талкинского ущелья, которое соединяет долину Или с долиной Бороталы. Талки имеет внутри несколько китайских пикетов; лежит на Императорской дороге. При монгольском владычестве через Илийскую долину проходил один из важнейших торговых путей из Западной Азии в Восточную, что должно было способствовать возвышению главного города края, Алмалыка. От Отрара до Алмалыка считалось 45 дней пути, от Алмалыка до Бишбалыка (столицы Уйгурии) — две недели. В качестве главного города джагатайских владений, в котором часто жили ханы, Алмалык был одним из центров деятельности сперва несторианских, затем средневековых европейских миссионеров, распространявших католичество в монгольских владениях; в 30 годах XIV в., при хане Дженкши, католики имели в Алмалыке епископа и прекрасную церковь. Деятельности католиков положило конец кровавое гонение против христиан, возбужденное в 1339 или 1340 г. Али-Султаном".

Из приведенных сведений Н.Н.Пантусова становится очевидным, что многие сведения, которые приписываются современному Алматы, относятся к географическим единицам, территориально находящимся в районе Кульджи (кит. Йининг, совр. столица Или-Казахской автономного округа КНР). На это указывают сведения, оставленные исследователями-путешественниками.

9. Источник на чагатайском языке: "Бабур-Нама" Захир ад-Дина Бабура (XVI в.)

В работе упоминаются Алмалык и Алмату! Первое название имеет тюркское происхождение, а второе – монгольское. Эти два названия, под которыми выступает Алмалык – столица Чагатаидов. "Фергана - область в пятом климате, находится на границе возделанных земель. На востоке от нее - Кашгар, на западе - Самарканд, на юге - горы Бадахшанской границы; на севере хотя раньше и были такие города, как Алмалык, Алмату и Янги [30] , название которого пишут в книгах Таразкент, но теперь из-за [нашествий] моголов и узбеков они разрушены и там совсем не осталось населенных мест" [31] . Здесь упоминаются тюркское и монгольское названия Алмалыка и тюркское и согдийское (=иранское) названия Тараза. Следует отметить, что многие города были известны под иранскими и тюркскими, и, соответственно, монгольскими названиями. Например, Ḵotan/Udun (Odon) и Kučā/Küsän (Kāšḡarī, II, pp. 114-15, 308; cf. Pelliot, I, pp. 411-18).

10. Источник на шведском языке (XVIII в.)

В сборнике отсутствует также известный географический трактат "Карта ДЖУНГАРИ" (Charta Geographica Calmachorum), составленная шведом Ренатом, во время его плена у калмыков, с 1716 по 1733 год. (Хранится в Линчёпингской королевской библиотеке, Швеция). Карта эта привлекала к себе внимание просвещенных современников Рената, как в Швеции, так и в России, но с того времени была затеряна, да и теперь найдена г. Стриндсбергом только в копии, исполненной Бенцельштерном в 1738 г. (на левой стороне внизу карты написано: Copierad af J. A. Benzelstierna ar 1738), следовательно всего пять лет после возвращения Рената в Швецию [32] . На ней изображены очень подробно и обстоятельно местности около реки Или, служившие средоточием калмыцкого господства в крае, и весьма поверхностно и ошибочно показаны местности в восточной части Джунгарии и Восточного Туркестана (около Комула), служившие театром военных действий между калмыками и китайцами. Карта Рената представляет из себя обстоятельное графическое изображение Джунгарии и Восточного Туркестана, с сопредельными землями. Ренат первый создал карту Джунгарии и Восточного Туркестана с сопредельными землями, которое, если бы не затерялось, было бы лучшим, по крайней мере относительно Джунгарии, в течение целого столетия, т. е. до появления карт Центральной Азии Клапрота и новейших русских карт, основанных на непосредственных географических изысканиях, со стороны Китая в прошлом и России в нынешнем столетиях. На карте упоминаются реки Almattu — Алматы, правый приток р. Или и Almotu — Алматинка, левый приток р. Или, на котором г. Верный.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11  Вперед
29 сентября 2010      Автор: admin      Просмотров: 21611      

Другие статьи из этой рубрики

Канат Ускенбай. К проблеме аутентичного наименования Казахского ханства (на примере Михман-наме-йи Бухара Фазлаллаха Ибн Рузбихана Исфахани)

Проблема аутентичного наименования Казахского государства позднего средневековья XV–XVII вв. прежде не вычленялась в отдельную исследовательскую проблематику. Как показывает опыт татарстанских коллег [1], такая постановка может быть продуктивной как в вопросе установления названия государства, так и в выяснении государственного устройства, этносоциального состава, территориальных границ. Данная публикация обращает внимание исследователей на сведения в целом широко известного персоязычного сочинения "Михман-наме-йи Бухара" Ибн Рузбихана Исфахани о наименованиях Казахского государства – Казахского ханства. В контексте названия данной публикации сведения этого источника не привлекались.

О старом названии Алма-Ата. Часть III.

Слово яблоко существует во всех индо-европейских (и.-е.) языках. Для названия яблока и яблони существовало и.е. слово *abel (восстановление Дыбо), *ablu-aplu (восстановление Рона-Тас) может быть реконструирована для и.е. языка (от него нем. Apfel, рус. яблоко, лит. abuolis, лат. топоним Abella, кельт. avallo, aval). Греки называли яблоко mhlon и яблоню mhlea, по-албански яблоко – mollе, по-латински mаlus "яблоня", а хеттское название – šamalu. Сюда же может быть отнесено санс. amla "кислый". Если сравнить все эти слова, то можно прийти к выводу, что все индоевропейские слова могли быть общего происхождения, если бы исходной формой была *amal.

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

Среди сочинений среднеазиатских авторов, имеющих отношение к истории Казахстана XV—XVI вв., особое место занимает труд Рузбехана "Михман-намеи Бухара". Абулхаир Фазлаллах бен Рузбехан бен Фазлаллах ал-Хунджи ал-Исфагани родился в 60-годах XV в. и большую часть своей жизни провел в Ираке. По своим религиозным убеждениям он был воинствующим суннитом. Поэтому, когда в 1502 г. Ирак был завоеван шахом Исмаилом Сефеви, устроившим массовое избиение суннитов, Фазлаллах бен Рузбехан бежал в Хорасан. Здесь он вошел в число придворных литераторов одного из последних тимуридов Султан-Хусейна. В начале XVI в., когда войска Шейбани-хана разрушили империю тимуридов, он переходит на его сторону и становится одним из его приближенных. Получив блестящее по своему времени образование в области мусульманской теологии и законоведения, Разбехан написал ряд трудов на персидском и арабском языках.

Ш.К.Ахметова. "Пища казахов Западной Сибири: традиции и новации"

Как известно, пища относится к одному из наиболее важных элементов материальной культуры, являясь носителем этнической специфики. В современных условиях стандартизации и унификации многих явлений культуры и быта сфера пищевых запретов и приоритетов сохраняет максимальное количество этнически значимых черт. Но применительно к казахской диаспоре в Западной Сибири эта тема освещалась фрагментально[1]. Данная работа является первой попыткой системного описания пищи казахов Омской и Новосибирской областей. В научный оборот вводятся новые данные, показывающие соотношение традиционных и новых элементов питания. ритуальное значение пищи, а также сведения о традиционной утвари, сохранившейся в современных условиях.

Е.Б.Абатаев. Юрта – традиционное жилище казахов Южного Алтая

В качестве одного из направлений исследований, разрабатываемых отечественной этнографической наукой, выдвигается изучение специфики этнического развития групп некоренного населения, проживающих за пределами основной территории расселения этноса, в инонациональном окружении. Объектом настоящего исследования является одна из таких локальных групп казахов, проживающих за пределами основной территории расселения своего этноса на Южном Алтае.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте