Статьи
 

Эдуард Хуршудян. Об Алматы и проблеме вокруг нее. Часть I

6.Этимология Алматы (согласно Н. Базылхана)

Н. Базылхан пишет о том, что топоним Алматы в своей нынешней форме впервые встречается в монгольских, маньчжурских и китайских источниках, которые датируются XVIII-XIX вв.  Как указывает Базылхан, при создании  карты Русского географического Общества, составленном Я.В. Ханыковым (1818-1862) были использованы географические названия на древнемонгольском языке. Так, здесь упоминается гидроним Гурван Алимату. По-древнеойратски гидроним (у Базылхана- топоним!) приводится в форме Gurban Alimatu (в других ойрат-монгольских источниках встречается форма Гурван Алматы). Однако как было показано выше, все эти гидронимы относятся к территории современного Китая. Базылхан ошибочно ставит знак равенства между тюркским Уч-Алматы (=Уш-Алматы - название крепости около Верного) и монгольским Гурван Алимату (об этом см. выше). С одной стороны Базылхан признает, что аффикс -ты в гидрониме Алматы - Алимату имеет ойрат-монгольское происхождение, одновременно неправильно его трактует (см. ниже- наше толкованиею-Э.Х!). Он пишет: "О древности города можно судить и по тому факту, что в его названии сохранилось характерное для тюрко-монгольских языков окончание –ты, обозначающее предмет во множественном числе (см. выше об аффиксе -ты). В современном же языке, согласно грамматическим правилам, применяется –лы". Следовательно, если именовать Алматы на современный лад, то название города должно звучать как Алмалы. Тем не менее, закрепилось окончание – ты. Далее он пишет: "Данная модель нечасто встречается в казахском языке" (op.cit., 271) [36] .

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11  Вперед
29 сентября 2010      Автор: admin      Просмотров: 24779      

Другие статьи из этой рубрики

А. Исин. Отражение политических интересов в династийных историографиях XIV-XVII веков

Исследователь, работающий с источниками позднесредневекового времени, не может не заметить различные подходы в освещении истории Центральной Азии, обусловленные не только разной информированностью создававших хроники авторов, существовавшими традициями и стереотипами освещения тем, но и преднамеренными искажениями и умолчаниями тех или иных событий. Имеются и генеалогические искажения, имеющие также определенную политическую подоплеку.
Характеризуя вкратце политические интересы династий, во славу которых создавались многие восточные хроники, отмечу, в частности, что наиболее тенденциозно подавалась история взаимоотношений с казахами и их политическими предшественниками в тимуридской и шейбанидской историографиях, чему есть определенные причины и исторические мотивы.

Э.Ш. Хуршудян. Путь к премудрости Востока: персидские рукописи в Казахстане

В этом году в Алматы вышла в свет книга "Каталог персидских рукописей" под редакцией известного казахстанского ученого, востоковеда-ираниста доктора Сафара Абдулло. Настоящее издание посвящено описанию рукописей на новоперсидском языке из фондов Нацио­нальной библиотеки Республики Казахстан. Основываясь на тщательном и высоко­профес­сиональном исследовании рукописных памятников из казахстанских собраний, доктор Сафар Абдулло своей работой внес неоценимый вклад в исследование персидской рукописной книги, тем самым, положив начало систематическому изучению персидских рукописей в Казахстане. Это явилось знаменательным событием в казахстанской научной и культурной жизни Казахстана.

Н.А. Атыгаев О времени образования Казахского ханства (к 550-летию образования ханства)

Вопрос о времени возникновения Казахского ханства, первого в Центральной Азии национального государства, которое носило имя создавшего его этноса – казахов, является одним из самых дискуссионных проблем отечественной исторической науки. В казахстанской научной и научно-популярной литературе имеется множество работ, посвященных данной теме, хотя до начала 70-х годов ХХ века вопрос датировки образования ханства в качестве научной проблемы специально не поднимался. Его ставили "в один ряд с иными событиями политической истории казахского общества" [1, 54]. В этот период были опубликованы первые научные исследования, посвященные конкретно времени образования Казахского ханства. Автором первой такой специальной работы стал Т.И. Султанов. Затем, в 1977 году, данная проблема была рассмотрена в монографии К.А. Пищулиной. В последующие годы этот вопрос остался без внимания историков. Вновь проблема актуализировалась после обретения Казахстаном независимости. В 90-е годы XX века данный вопрос нашел отражение в работах казахстанских историков А. Хасенова, К. Акишева, Ж. Касымбаева, Б. Карибаева и др. Рассматривали в своих исторических изысканиях проблему датировки образования Казахского ханства известные писатели Казахстана М. Магауин и К. Салгарин. Следует также сказать о псевдонаучных, но растиражированных публикациях по данной теме кандидата технических наук К. Даниярова.

Ж.М. Тулибаева. Персоязычные источники по истории казахского народа XIV–XV веков

Начиная с XI в. обширная территория от Днестра и северных берегов Черного моря до Иртыша и озера Балхаш носила название Дешт-и Кипчак. Западный Дешт-и Кипчак простирался с востока на запад от Яика до Днестра, а с юга на север – от Черного и Каспийского морей до г. Укека. Восточный Дешт-и Кипчак занимал земли от Иртыша до Яика и от озера Балхаш и низовьев Сырдарьи до Тобола. В XIII в. Дешт-и Кипчак вошел в состав улуса Джучи (Золотая Орда), основная масса населения которого состояла из тюркских и монгольских кочевых родов и племен.

Илиуф Хаджи-Мурат. Кто вы, чала-казаки? Этиология слова.

Историки и этнографы едины во мнении о том, что прежнее казахское общество состояло из трех социальных слоев. Высшее положение в ее архитектонике занимали представители сословия aq süyek (букв. ‘белая кость’), в которое включались чингизиды-töreler (töre, букв. ‘закон’), и потомки первых проповедников ислама-hodjalar (hodja, букв. ‘хозяин, господин’). Потомки Чингиз-хана, известные также под обобщающим именем töre süyek, имели титул султана и право занимать ханский престол. Отметим, что приведенное сложное название, сокращенное до слова töre, приобрело в казахском языке значения ‘историч. чингизид; аристократ; господин; иронич. начальник’. Среди группы hodjalar, иногда именуемой сословием asıl süyek (букв. ‘благородная кость’), особо почитаемыми были потомки пророка Мухаммеда – сеиды (seyitter). Принадлежность к высшим стратам общества была обусловлена происхождением. Казахская аристократия обладала особым социально-правовым статусом, занимала привилегированное положение в структуре общественных отношений.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте