Статьи
 
© Э.Ш. Хуршудян
доктор исторических наук, профессор, востоковед
г. Алматы

Путь к премудрости Востока: персидские рукописи в Казахстане

Стелется ковром растительный орнамент, где кобальт и ультрамарин оттеняют сияние золота; вязь арабских букв сплетается в причудливый узор, окаймляющий текст диагональными фризами; куфический шрифт, пергамент и бумага верже, пестрые фигурки миниатюр под надписями, летящими справа налево, золоченые рамки страниц и обрезы томов, помещенных в изящные футляры тисненой кожи… "Золотая цепь" и "Эликсир счастья", "Путь благочестивых" и "Сад чистоты" – лишь знатоку ведомо, что таится под замысловатыми, звучащими как обещание заголовками: философия или поэзия, богословие или правоведение. Старинные рукописи Востока, хранящиеся в Национальной библиотеке Республики Казахстан, в новом виде явили себя свету благодаря усилиям ученых - казахстанского исследователя, востоковеда-ираниста доктора Сафара Абдулло и доктора С.М. Бакира Камаледдини из Ирана. Вследствие отсутствия систематизированного описания рукописных книг на новоперсидском языке, драгоценные, уникальные и просто редкие манускрипты были не доступны широкому кругу читателей и ученых.

Впервые в истории Национальной библиотеки Республики Казахстана был подготовлен каталог 112 рукописей на новоперсидском языке, находящихся в ее книгохранилище. Книжные раритеты -  величайшее богатство, которое сохранили многие поколения казахстанской интеллигенции на протяжении веков. Эти рукописи свидетельствуют о том, что на благословенной земле Казахстана всегда почитали письменное слово и бережно относились как к своей письменности, так и к иноязычным рукописям.

Внимание Сафара Абдулло к изучению драгоценного персидского наследия, рукописям Национальной библиотеки Республики Казахстан можно объяснить тем обстоятельством, что он - прекрасный знаток своей культуры. Воистину, образованный иранец знает наизусть тысячи строк из средневековой персидской литературы.

Каталог показывает практически весь спектр рукописной книги, столетиями бытовавшей в огромном регионе исламской цивилизации. Описанные рукописи на новоперсидском языке - уникальные и повседневные, коранические и светские, безусловно, представляют собой большую ценность и достойны пристального внимания. Ученые поставили перед собой задачу: создать сводный каталог этих манускриптов - выявить их, изучить и описать, и если повезет, восстановить их историю. Хотя как отмечает С. Абдулло "не сохранились сведения о том, когда и кем та или иная рукопись была передана библиотеке – принята в дар, куплена, конфискована в годы репрессий".

Для сравнения: в Армении, в Матенадаране имени Маштоца,  хранится 470 персидских рукописей и 1500 персидских документальных материалов. Одна из рукописей - Коран, который помещается в коробок из-под перстня, остальные - исторические материалы, образцы средневековой поэзии, наставнические тексты. Персидские рукописи в Армению попали не только в качестве подарков, но также по стечению исторических обстоятельств.

Аналогичная судьба постигала и письменные сокровища Востока в России. Так, после 1917 года рукописи (из частных коллекций, чьи владельцы попали в категорию лишенцев, а то и врагов народа) были беспорядочно разбросаны по разным хранилищам Москвы, даже не пройдя положенной инвентаризации, и надолго забыты. Например, часть собрания Лазаревского института восточных языков перекочевала в библиотеку МГИМО, Исторический музей передавал книги в Историческую же библиотеку, а другие принимал, например, в составе архива покорителя Средней Азии генерала Скобелева.

При изучении фонда рукописей Национальной библиотеки Республики Казахстан были выявлены раритеты, представляющие огромную научную и историко-культурную ценность. Например, при изучении одного сборника, который в списке значился как "Нисаб аc-сибян" Абунасра Фарохи, было обнаружено, что он содержит 9 отдельных, самостоятельных книг, каждая из которых ценна сама по себе и имеет особое значение. В этом сборнике есть очень ценные трактаты по суфизму, религии, персидской литературе и т.д. В их числе можно упомянуть рукописи "Tuhfat ul-Ahrar" ("Подарок Ходжа Ахрару") великого персидско-таджикского поэта и мыслителя 15-го века Мавлана Нуриддина Абдуррахмана Джами. Произведение представляет собой религиозное маснави, записанное в размере Makhzan ul-Asrar Низами и  Matla-ul-Anuar Хосрова. Поэма была создана в 886 году хиджры (1481 год) и подразделяется на 15 макалов. Одно из первых изданий текста принадлежит английскому исследователю Ф.Фалконеру (F.Falkoner. London, 1848).

Это находка мирового значения, так как думается, что рукопись является самой древней, из сохранившихся книг А. Джами. Между тем, упомянутая рукопись была переписана при жизни поэта и, возможно, по его поручению в г. Балхе за 23 года до его смерти. Рукопись этой бесценной книги была сокрыта в сборнике под общим названием "Нисаб ас-сибян", в чем можно усмотреть некий символический смысл. В составе этого сборника есть еще один раритет  – это книга Амира Хусрава Дехлави, а также комментарий к поэме "Гулистан" Саади: на полях рукописи автор разъясняет трудные выражения и арабские слова.

В Национальной библиотеке Республики Казахстан хранятся также две древнейшие рукописи "Нафахат ал-унс"  поэта А. Джами, одна из которых была переписана в 883 году хиджры (1501 год), т.е. за 15 лет до смерти поэта. Об их существовании исследователи творчества А. Джами не подозревали. До последнего времени самым древним списком "Nafahat ul-Uns" они считали манускрипт 901 г.х., который хранится в г. Ташкенте в фонде рукописей имени А. Бируни. Таким образом, "ташкентская" рукопись была переписана спустя 18 лет после создания "алматинской". К счастью, одна из хранящихся в Казахстане рукописей "Nafahat ul-Uns" прекрасно сохранилась: она написана красивым почерком, кроме того, имеет на полях комментарии и разъяснения.

Известное произведение Джами содержит биографические данные о жизни и деятельности известных суфиев и святых, которые жили в период со второго века эры Мухаммада до времен автора. Работа состоит из трех частей - первая содержит сведения о жизни известных святых – начиная с Hashim as-Sufi, современника Sufyan us-Sauri (ум. 161 г.х.=777 г.х.л.). Вторая часть - биографические данные  суфийских поэтов – от Санаи до Хафиза. Третья - содержит сведения о святых женщинах, начиная с Рабиа. Полное название произведения – "Nafahat ul-Uns min khatarat ul-Quds".

В предисловии Джами отмечает, что источником для работы послужило произведение "Tabaqat-us-Sufiyah" Shaykh ‘Abd ur-Rahman Muhammad bin Husayn-us-Sulami an-Nishapuri (ум. 412 г.х.=1021 г.х.л.), которое подразделяется на 5 табакатов, каждый из которых состоит из 20 примечаний. Этот табакат позднее был расширен Шейхом ул-Исламом Абу Исмоилом Абдулла бэн Мухаммад ал-Харави (1005-1088 г.х.л.).

В работе автор дает объяснения некоторым мистическим терминам и суфийским доктринам и принципам, которые он цитирует или переводит от некоторых известных суфийских авторитетов, таких как "‘Awarif ul-Ma’arif" ас-Сухраварди (ум.632 г.х.=1234 г.х.л.).  Джами далее указывает на то, что работа Шэйх ул-Ислама была написана на древнем языке Герата, а он написал ее на современном языке своего времени.  Манускрипт был сделан по заказу Мир Али Шира (ум.906 г.х.=1500 г.х.л.) в 881 году хиджры (1496 г.х.л.).

Вторая рукопись является незавершенной, и дата ее переписки не зафиксирована. Но, судя по письму и бумаге, эта рукопись является одной из самых старых рукописей А. Джами. Бесспорно, обе эти рукописи являются очень ценными и поистине уникальными. Их необходимо опубликовать в виде факсимильного издания с комментариями и на их основе подготовить издание критического текста.

Научная деятельность Сафара Абдулло - многогранна, знания – уникальны. Ученый блестяще выполнил исследование большого по объему, оригинального и совершенно неизученного материала. Описание фонда персидских рукописей, хранящихся в Казахстане в Национальной библиотеке, можно отнести к числу научных достижений Сафара Абдулло. Изучение рукописного фонда библиотеки уже дало серьезные результаты, и этим мы всецело обязаны С. Абдулло, смело взявшемуся за сложную задачу. Данная работа требует хорошей подготовки и по части чтения и разбора старых рукописных ксилографических памятников, и хорошего знания самых различных материалов персидской средневековой письменности. Можно утверждать, что в лице С. Абдулло казахстанские ученые-востоковеды имеют надежного, компетентного и многообеща­ющего ученого-ираниста.

В ходе работы проведена солидная текстологическая, археографическая и палео­графическая работа. Издание каталога манускриптов фонда рукописей Нацио­нальной библиотеки Республики Казахстана Сафаром Абдулло - это неоценимый вклад в исследование персидской рукописной книги и каллиграфического искусства. Исследование рукописей станет тем фундаментом, на котором будет базироваться дальнейшее изучение хранилища сокровищ духовной и материальной культуры народов Востока в области истории, а также, истории куль­туры и литературы Ирана и Центральной Азии.

8 ноября 2010      Опубликовал: admin      Просмотров: 2660      

Другие статьи из этой рубрики

А. Исин. Отражение политических интересов в династийных историографиях XIV-XVII веков

Исследователь, работающий с источниками позднесредневекового времени, не может не заметить различные подходы в освещении истории Центральной Азии, обусловленные не только разной информированностью создававших хроники авторов, существовавшими традициями и стереотипами освещения тем, но и преднамеренными искажениями и умолчаниями тех или иных событий. Имеются и генеалогические искажения, имеющие также определенную политическую подоплеку.
Характеризуя вкратце политические интересы династий, во славу которых создавались многие восточные хроники, отмечу, в частности, что наиболее тенденциозно подавалась история взаимоотношений с казахами и их политическими предшественниками в тимуридской и шейбанидской историографиях, чему есть определенные причины и исторические мотивы.

Клара Хафизова. Казахско-китайская граница в прошлом и сегодня.

После падения монгольской династии во второй половине ХIV в. и вплоть до второй половины ХVII в., т. е. в течение почти 300 лет, Китай не имел общих границ с казахскими ханствами, а также с другими владениями на территории современного Казахстана. Вне поля зрения Китая осталось также важное событие в политической жизни казахов - образование казахского ханства с центром в Семиречье и долголетний процесс формирования его территории и границ. Между казахским ханством и Срединной равниной находилось Джунгарское ханство (1635-1757 гг.), блокировавшее доступ из Китая в Казахстан и не допускавшее установления между ними связей. Лишь после установления в Китае господства маньчжурской династии Цин и завоевания ею Джунгарского и Яркендского ханств в 1757 г. границы китайского государства подступили к территориям Казахстана, Киргизии и Таджикистана. Почти одновременно с Цинской империей начала проникать в Центральную Азию с запада, севера и востока Российская империя. В результате встречной экспансии двух держав и заключения между ними ряда договоров к концу ХIХ в. перекраивание политической карты Центральной Азии завершилось. Однако на этом процесс формирования русско-китайской границы на "западном участке" не закончился. Он имеет продолжение и сегодня, после распада СССР - правопреемника царской России, а также образования пяти суверенных государств на месте среднеазиатских советских республик. Три из них - Казахстан, Киргизия и Таджикистан - непосредственно граничат с территорией китайского государства, точнее, с его Синьцзян-Уйгурским автономным районом. Объединившись с Российской Федерацией, они по инициативе Китая пересмотрели свои южные границы и заключили новые договоры.

Акимушкин О.Ф. К вопросу о внешнеполитических связях Могольского государства с узбеками и казахами в 30-х годах XVI в. - 60-х годах XVIII в.

16-го зу-л-хиджа 939/9 июля 1533 г., возвращаясь из похода на Малый Тибет (Ладак), умер основатель государства Чагатаидов в Восточном Туркестане Султан-Саид-хан. Первого мухаррама 940/23 июля 1533 г. в Яркенде на престол взошел его старший сын Абд ар-Рашид, который едва ли не в первые годы своего правления круто изменил традиционный внешнеполитический курс - союз с узбек-казахами против узбеков Шейбанидов.

Ж.М. Тулибаева. Персоязычные источники по истории казахского народа XIV–XV веков

Начиная с XI в. обширная территория от Днестра и северных берегов Черного моря до Иртыша и озера Балхаш носила название Дешт-и Кипчак. Западный Дешт-и Кипчак простирался с востока на запад от Яика до Днестра, а с юга на север – от Черного и Каспийского морей до г. Укека. Восточный Дешт-и Кипчак занимал земли от Иртыша до Яика и от озера Балхаш и низовьев Сырдарьи до Тобола. В XIII в. Дешт-и Кипчак вошел в состав улуса Джучи (Золотая Орда), основная масса населения которого состояла из тюркских и монгольских кочевых родов и племен.

Председатель западного отделения Алаш-Орды Д. Досмухамедов и судьбы казахской интеллигенции в период сталинских репрессий

В советской и, в частности, казахстанской историографии деятельность Джаганши Досмухамедова (Джанши, Жахинши Дос-Мухамедова) и других руководителей казахского автономистского движения Алаш начала XX в., как известно, долгое время оценивалась однозначно отрицательно (1). Однако с конца 80-х гг. прошлого столетия был открыт доступ к ранее закрытым архивным источникам, активизировалась исследовательская деятельность историков и публицистов. В итоге стали появляться работы, которые проливают новый свет на политическую биографию и судьбу таких ярких представителей казахской интеллигенции начала XX в., как Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Джаганша и Халел Досмухамедовы, Мухамеджан Тынышпаев, Мустафа Чокаев и другие (2).
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте