Статьи
 

Хронологический указатель трудов К.А. Пищулиной

33.2005

320. Отдел древней и средневековой истории Казахстана // Қазақстанның тарих ғылымы: Ш.Ш. Уәлиханов атындағы Тарих жане этнология институтының 60-жылдығына арналады. Алматы: "МерСал" баспа үйі, 2005. С. 60–78. (Совместно с А.А. Кайдаровой, Б.Е. Кумековым).

321. Қазақ хандығы // Оңтүстік Қазақстан облысы: Энциклопедия / Бас редактор Б.Ғ. Аяған. – Алматы: "Қазақ энциклопедиясы" ЖШС, 2005. 290–294.

322. Жәнібек хан // Отырар. Энциклопедия. Алматы: "Арыс", 2005. 171-б.

323. Қазақ хандығы // Отырар. Энциклопедия. Алматы: "Арыс", 2005. 205–206-б.

324. Мұхаммед Хайдар Дулати // Отырар. Энциклопедия. Алматы: "Арыс", 2005. 271–272-б.

325. Рузбехан // Отырар. Энциклопедия. Алматы: "Арыс", 2005. 205–317-б.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37  Вперед
16 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 70063      

Другие статьи из этой рубрики

Ж.М. Тулибаева. Улус Урус-хана.

Одним из самых запутанных и интересных вопросов в истории Казахстана является проблема изучения генеалогии Урус-хана - предка основателей Казахского ханства. В казахстанской историографии существует две точки зрения относительно родословной Урус-хана, двадцатого правителя Золотой Орды. Одни историки возводят его родословную к Тукай-Тимуру, тринадцатому сыну Джучи, другие к Орда-Эджену, старшему сыну Джучи. Правда, в советское время в околонаучной литературе существовала еще одна версия происхождения Урус-хана, связанная с его именем, однако она не выдерживает никакой критики и связана с конъюнктурными соображениями тех лет.

А. Исин. Отражение политических интересов в династийных историографиях XIV-XVII веков

Исследователь, работающий с источниками позднесредневекового времени, не может не заметить различные подходы в освещении истории Центральной Азии, обусловленные не только разной информированностью создававших хроники авторов, существовавшими традициями и стереотипами освещения тем, но и преднамеренными искажениями и умолчаниями тех или иных событий. Имеются и генеалогические искажения, имеющие также определенную политическую подоплеку.
Характеризуя вкратце политические интересы династий, во славу которых создавались многие восточные хроники, отмечу, в частности, что наиболее тенденциозно подавалась история взаимоотношений с казахами и их политическими предшественниками в тимуридской и шейбанидской историографиях, чему есть определенные причины и исторические мотивы.

Н.А. Атыгаев О времени образования Казахского ханства (к 550-летию образования ханства)

Вопрос о времени возникновения Казахского ханства, первого в Центральной Азии национального государства, которое носило имя создавшего его этноса – казахов, является одним из самых дискуссионных проблем отечественной исторической науки. В казахстанской научной и научно-популярной литературе имеется множество работ, посвященных данной теме, хотя до начала 70-х годов ХХ века вопрос датировки образования ханства в качестве научной проблемы специально не поднимался. Его ставили "в один ряд с иными событиями политической истории казахского общества" [1, 54]. В этот период были опубликованы первые научные исследования, посвященные конкретно времени образования Казахского ханства. Автором первой такой специальной работы стал Т.И. Султанов. Затем, в 1977 году, данная проблема была рассмотрена в монографии К.А. Пищулиной. В последующие годы этот вопрос остался без внимания историков. Вновь проблема актуализировалась после обретения Казахстаном независимости. В 90-е годы XX века данный вопрос нашел отражение в работах казахстанских историков А. Хасенова, К. Акишева, Ж. Касымбаева, Б. Карибаева и др. Рассматривали в своих исторических изысканиях проблему датировки образования Казахского ханства известные писатели Казахстана М. Магауин и К. Салгарин. Следует также сказать о псевдонаучных, но растиражированных публикациях по данной теме кандидата технических наук К. Даниярова.

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

Среди сочинений среднеазиатских авторов, имеющих отношение к истории Казахстана XV—XVI вв., особое место занимает труд Рузбехана "Михман-намеи Бухара". Абулхаир Фазлаллах бен Рузбехан бен Фазлаллах ал-Хунджи ал-Исфагани родился в 60-годах XV в. и большую часть своей жизни провел в Ираке. По своим религиозным убеждениям он был воинствующим суннитом. Поэтому, когда в 1502 г. Ирак был завоеван шахом Исмаилом Сефеви, устроившим массовое избиение суннитов, Фазлаллах бен Рузбехан бежал в Хорасан. Здесь он вошел в число придворных литераторов одного из последних тимуридов Султан-Хусейна. В начале XVI в., когда войска Шейбани-хана разрушили империю тимуридов, он переходит на его сторону и становится одним из его приближенных. Получив блестящее по своему времени образование в области мусульманской теологии и законоведения, Разбехан написал ряд трудов на персидском и арабском языках.

Клара Хафизова. Казахско-китайская граница в прошлом и сегодня.

После падения монгольской династии во второй половине ХIV в. и вплоть до второй половины ХVII в., т. е. в течение почти 300 лет, Китай не имел общих границ с казахскими ханствами, а также с другими владениями на территории современного Казахстана. Вне поля зрения Китая осталось также важное событие в политической жизни казахов - образование казахского ханства с центром в Семиречье и долголетний процесс формирования его территории и границ. Между казахским ханством и Срединной равниной находилось Джунгарское ханство (1635-1757 гг.), блокировавшее доступ из Китая в Казахстан и не допускавшее установления между ними связей. Лишь после установления в Китае господства маньчжурской династии Цин и завоевания ею Джунгарского и Яркендского ханств в 1757 г. границы китайского государства подступили к территориям Казахстана, Киргизии и Таджикистана. Почти одновременно с Цинской империей начала проникать в Центральную Азию с запада, севера и востока Российская империя. В результате встречной экспансии двух держав и заключения между ними ряда договоров к концу ХIХ в. перекраивание политической карты Центральной Азии завершилось. Однако на этом процесс формирования русско-китайской границы на "западном участке" не закончился. Он имеет продолжение и сегодня, после распада СССР - правопреемника царской России, а также образования пяти суверенных государств на месте среднеазиатских советских республик. Три из них - Казахстан, Киргизия и Таджикистан - непосредственно граничат с территорией китайского государства, точнее, с его Синьцзян-Уйгурским автономным районом. Объединившись с Российской Федерацией, они по инициативе Китая пересмотрели свои южные границы и заключили новые договоры.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте | баннеры сайта