Статьи
 

Хронологический указатель трудов К.А. Пищулиной

9.1977

69. Сұлтан Ахмед (Алачә) хан // Қазақ Совет энциклопедиясы. Бас редактор М.Қ. Қаратаев. 10 том. Самал жел – Тегене. Алматы: Қазақ Совет энциклопедиясының Бас редакциясы, 1977. 461-б.

70. Сұлтан Махмұд хан // Қазақ Совет энциклопедиясы. Бас редактор М.Қ. Қаратаев. 10 том. Самал жел – Тегене. Алматы: Қазақ Совет энциклопедиясының Бас редакциясы, 1977. 462-б.

71. Сұлтан Мұхаммед // Қазақ Совет энциклопедиясы. Бас редактор М.Қ. Қаратаев. 10 том. Самал жел – Тегене. Алматы: Қазақ Совет энциклопедиясының Бас редакциясы, 1977. 462-б.

72. "Тарих-и Рашиди" // Қазақ Совет энциклопедиясы. Бас редактор М.Қ. Қаратаев. 10 том. Самал жел – Тегене. Алматы: Қазақ Совет энциклопедиясының Бас редакциясы, 1977. 562-б.

73. Таһир хан // Қазақ Совет энциклопедиясы. Бас редактор М.Қ. Қаратаев. 10 том. Самал жел – Тегене. Алматы: Қазақ Совет энциклопедиясының Бас редакциясы, 1977. 600-б.

74. Темір мемлекеті // Қазақ Совет энциклопедиясы. Бас редактор М.Қ. Қаратаев. 11 том. Тегеран – Хикая. Алматы: Қазақ Совет энциклопедиясының Бас редакциясы, 1977. 30–32-б.

75. Тоғлұқ Темір // Қазақ Совет энциклопедиясы. Бас редактор М.Қ. Қаратаев. 11 том. Тегеран – Хикая. Алматы: Қазақ Совет энциклопедиясының Бас редакциясы, 1977. 76-б.

76. Түркістан // Қазақ Совет энциклопедиясы. Бас редактор М.Қ. Қаратаев. 11 том. Тегеран – Хикая. Алматы: Қазақ Совет энциклопедиясының Бас редакциясы, 1977. 218-б.

77. Институт истории, археологии и этнографии им. Ч.Ч. Валиханова АН Казахской ССР в 1976 году // Известия Академии наук Казахской ССР. Серия общественных наук. 1977. № 1. С. 85–86.

78. Юго-Восточный Казахстан в середине ХІV – начале ХVІ веков (вопросы политической и социально-экономической истории). Ответ. редактор акад. АН КазССР А.Н. Нусупбеков. Алма-Ата: Наука, 1977. 288 с.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34    35    36    37  Вперед
16 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 70050      

Другие статьи из этой рубрики

Клара Хафизова. Казахско-китайская граница в прошлом и сегодня.

После падения монгольской династии во второй половине ХIV в. и вплоть до второй половины ХVII в., т. е. в течение почти 300 лет, Китай не имел общих границ с казахскими ханствами, а также с другими владениями на территории современного Казахстана. Вне поля зрения Китая осталось также важное событие в политической жизни казахов - образование казахского ханства с центром в Семиречье и долголетний процесс формирования его территории и границ. Между казахским ханством и Срединной равниной находилось Джунгарское ханство (1635-1757 гг.), блокировавшее доступ из Китая в Казахстан и не допускавшее установления между ними связей. Лишь после установления в Китае господства маньчжурской династии Цин и завоевания ею Джунгарского и Яркендского ханств в 1757 г. границы китайского государства подступили к территориям Казахстана, Киргизии и Таджикистана. Почти одновременно с Цинской империей начала проникать в Центральную Азию с запада, севера и востока Российская империя. В результате встречной экспансии двух держав и заключения между ними ряда договоров к концу ХIХ в. перекраивание политической карты Центральной Азии завершилось. Однако на этом процесс формирования русско-китайской границы на "западном участке" не закончился. Он имеет продолжение и сегодня, после распада СССР - правопреемника царской России, а также образования пяти суверенных государств на месте среднеазиатских советских республик. Три из них - Казахстан, Киргизия и Таджикистан - непосредственно граничат с территорией китайского государства, точнее, с его Синьцзян-Уйгурским автономным районом. Объединившись с Российской Федерацией, они по инициативе Китая пересмотрели свои южные границы и заключили новые договоры.

А. Нурмагамбетов. О казахских этнонимах Адай и Шеркес

С незапамятных времен у казахов существовал устный способ передачи из поколения в поколение сведений о своем происхождении. Это родословная (шежре). Которая дошла и до наших дней. Подвергнутая значительным изменениям при устной передаче, она часто искажала действительное положение вещей. Ф. Энгельс писал: "...родословная рода уходила так далеко в глубь времен, что его члены не могли уже доказать действительно существовавшего между ними родства, кроме немногочисленных случаев, когда имелись более поздние общие предки" [1]. Это обязывает исследователя критически относиться к материалам родословной.

Ч.Ч. Валиханов. О киргиз-кайсацкой большой орде.

Заилийский край занят двумя главными родами Большой орды: албанами и дулатами с частью чапраштов, никогда отсюда не выходивших на правый берег Или. На востоке в Илийскую долину иногда выходят дикокаменные киргизы из рода бугу, родовые кочевья которых находятся на юго-восточной стороне Иссык-Куля, а на западе — из родов султы и сарыбагыш, чьи кочевья находятся также на юго-западном берегу того же озера и в окрестностях Пишпека (укрепления, находящегося за Чу и принадлежащего ташкентцам). Западная граница кочевьев албанов есть р. Турген; они кочуют даже и в китайских владени­ях, платя последним ничтожную дань, К западу от албанов, т.е. от Тургена, кочуют дулаты и чапрашты (смежно) до истоков р. Чу и далее за ней через р. Талас из ташкентских городов и укреп­лений.

Е.Б.Абатаев. Народные игры казахов Южного Алтая

Игры во все времена имели огромное общественное значение. Возникновение их относится к далекой древности и в своем развитии они прошли ряд последовательно сменявшихся форм, соответствовавших общественным отношениям и хозяйственной деятельности народа. Игры и развлечения выполняли всегда общественные функции: воспитательные, военно-спортивные, ритуальные, зрелищно-эстетические, коммуникативные и др.[1] Часть игр и развлечений несли у казахов Южного Алтая ритуальные и обрядовые функции, входящих в систему поминально-погребальных и свадебных обрядов. Многие из них впоследствии утратили свою первоначальную суть, развиваясь и перерождаясь. Примером может служить аламан байга, кокпар, сайыс, аударыспак [2].

К. А. Пищулина и развитие историко-востоковедной науки в Казахстане

В 2009 году исполняется 75 лет со дня рождения и 50 лет научной деятельности видного ученого Республики Казахстан, ведущего историка-медиевиста и востоковеда Клавдии Антоновны Пищулиной. Всю свою научную деятельность К.А. Пищулина посвятила изучению позднесредневековой истории Казахстана и Центральной Азии. Ее появление в казахстанском востоковедении совпало с началом формирования собственной историко-востоковедной школы советского Казахстана в дальнейшее развитие которой она внесла свой личный немалый вклад как профессиональный востоковед – иранист и тюрколог. Многие ее научные открытия дошли до своего читателя через многотомные издания "Истории Казахстана" и "Казахской энциклопедии". В подобных фундаментальных коллективных изданиях зачастую остаются в тени конкретные авторы этих трудов, поскольку это не индивидуальные статьи и монографии, но изложенные в них идеи и мысли быстрее всего получают распространение. Благодаря этим трудам многие научные открытия К.А. Пищулиной получили всеобщее признание и на протяжении многих лет тиражируются в различных изданиях, научных монографиях и статьях, учебниках и учебных пособиях, республиканских и региональных энциклопедиях, справочниках.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте | баннеры сайта