Статьи
 
© К. Ускенбай,
кандидат исторических наук

К. А. Пищулина и развитие историко-востоковедной науки в Казахстане

Оригинал: Краткий очерк научной и общественно-педагогической деятельности кандидата исторических наук К. А. Пищулиной // Клавдия Антоновна Пищулина. Биобиблиография ученых Казахстана. – Алматы, 2009. С. 42–65.

В 2009 году исполняется 75 лет со дня рождения и 50 лет научной деятельности видного ученого Республики Казахстан, ведущего историка-медиевиста и востоковеда Клавдии Антоновны Пищулиной.

Всю свою научную деятельность К.А. Пищулина посвятила изучению позднесредневековой истории Казахстана и Центральной Азии. Ее появление в казахстанском востоковедении совпало с началом формирования собственной историко-востоковедной школы советского Казахстана в дальнейшее развитие которой она внесла свой личный немалый вклад как профессиональный востоковед – иранист и тюрколог. Многие ее научные открытия дошли до своего читателя через многотомные издания "Истории Казахстана" и "Казахской энциклопедии". В подобных фундаментальных коллективных изданиях зачастую остаются в тени конкретные авторы этих трудов, поскольку это не индивидуальные статьи и монографии, но изложенные в них идеи и мысли быстрее всего получают распространение. Благодаря этим трудам многие научные открытия К.А. Пищулиной получили всеобщее признание и на протяжении многих лет тиражируются в различных изданиях, научных монографиях и статьях, учебниках и учебных пособиях, республиканских и региональных энциклопедиях, справочниках.

Сегодня биография и научная деятельность К.А. Пищулиной стали объектом энциклопедического описания. Ей посвящены статьи в новой многотомной национальной энциклопедии на казахском и русском языках, выходят отдельные научные и научно-популярные статьи, раскрывающие различные стороны ее деятельности.

***

Клавдия Антоновна Пищулина родилась 10 ноября 1934 г. в селе Большой Самовец Грязинского района Воронежской области РСФСР (ныне это село и район, расположенные в центральной части Европейской России, входят в состав Липецкой области Российской Федерации).

Село Большой Самовец, получившее свое название от одноименной реки в бассейне Дона, и город Грязи (согласно легенде, назван так Петром I, царская коляска которого застряла в грязи в этих местах) имеют давнюю историю и хорошо известны с конца XVII – начала XVIII века. В 1938 г. грязинские коммунисты предлагали переименовать Грязи в Ежов, но "идея" эта осталась не осуществленной, поскольку сам печально известный нарком внутренних дел Н.И. Ежов был расстрелян в 1940 г.

Родители Клавдии Антоновны, Антон Дмитриевич Пищулин (1905–1971 гг.) и Александра Ивановна Пищулина, урожденная Андреева (1914–1988 гг.), были родом из русских крестьянских семей Большого Самовца. В начале 1920-х гг. А.Д. Пищулин стал рабочим-железнодорожником, много лет проработав кочегаром, а затем машинистом паровоза. Он имел семь классов образования, много читал и мечтал о хорошем образовании для своих детей. К началу Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. у Пищулиных было четверо детей (еще один скончался в младенчестве), две старшие дочери Мария и Клавдия достигли школьного возраста. Отец ушел на фронт; семье пришлось перенести все тяготы военного времени. Узловая станция Грязи считалась важным стратегическим пунктом на пути к Сталинграду, и части войск фашистской Германии пытались прорваться туда изо всех сил; линия фронта остановилась в нескольких километрах от станции.

Голод и болезни унесли двоих младших детей в семье Пищулиных, а старшим приходилось учиться под бомбежкой; однажды утром дети увидели, что школа, стоявшая на берегу реки, ночью была уничтожена вражеской бомбежкой. Школу дети окончат, но уже в другом конце страны.

В 1943 г. А.Д. Пищулина демобилизовали после сильного ранения и как железнодорожнику предложили поехать в Восточную Сибирь в зону строительства БАМа. Через несколько лет, в 1946 г., вслед за главой семьи в поселок Тырма, переехала и его семья, совершив почти месячное путешествие в товарном вагоне – теплушке. В Тырме К.А. Пищулина, с раннего возраста проявлявшая прекрасные способности к учебе, с отличием закончила восьмилетку.

Чтобы получить полное среднее образование, К.А. Пищулина должна была после 8 класса покинуть отчий дом и переехать в интернат на станции Известковая Транссибирской железной дороги. Именно на станции Известковая в 1952 г. К.А. Пищулина окончила школу № 132 с единственной золотой медалью среди всех железнодорожных школ Хабаровского края. Среди ее учителей было много талантливых представителей многонациональной советской интеллигенции, репрессированных сталинским режимом и высланных в Сибирь. В дальнем сибирском поселке они давали школьникам отличную подготовку, позволявшую выпускникам в дальнейшем учиться в лучших вузах и университетах страны. В Хабаровском крае располагались два Амурлага (Амурский железнодорожный исправительно-трудовой лагерь ГУЛАГ НКВД до 1941 г. и Амурский исправительно-трудовой лагерь с 1947 по 1953 гг.), в которых содержались на различных условиях политические заключенные и поселенцы. Здесь, среди многонациональных детей политзаключенных и местных жителей Хабаровского края прошли детские и юношеские годы К.А. Пищулиной.

Сразу же по окончании школы К.А. Пищулина, как золотая медалистка, была без экзаменов зачислена в число студентов исторического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Студенческие годы в крупнейшем столичном вузе прошли в кропотливом изучении истории Востока, освоении поэтического персидского языка, первых попытках перевода средневековых рукописей. Все эти годы К.А. Пищулина училась на отлично, была в числе наиболее трудолюбивых и активных студентов, несколько лет являлась секретарем комитета ВЛКСМ ИВЯ при МГУ.

Большую роль в формировании научного и исторического мировоззрения К.А. Пищулиной сыграл выдающийся ученый-историк, профессор А.В. Арциховский, в тот период времени он был деканом исторического факультета МГУ. Именно по его распоряжению К.А. Пищулину приняли на исторический факультет МГУ не только без экзаменов, но и без собеседования, общепринятого для всех медалистов. На протяжении всего времени учебы в МГУ он всегда кураторствовал над талантливой студенткой. К.А. Пищулина слушала лекции крупного востоковеда – афганиста и индолога И.М. Рейснера, осваивала тонкости персидского языка у ираниста-практика П.И. Петрова.

В 1956 г., после ХХ съезда КПСС и осуждения культа личности Сталина, в МГУ тоже происходят изменения. На базе нескольких кафедр исторического и филологического факультетов был создан Институт восточных языков (ИВЯ). Сегодня этот институт, переименованный в Институт стран Азии и Африки (ИСАА), возглавляет доктор исторических наук М.С. Мейер, окончивший его же в 1960 г.

В том же 1956 г. студенческий отряд МГУ первым в стране направился на уборку целинного урожая в Казахстан. Отряд исторического факультета насчитывал 83 студента. Его командиром был аспирант Л. Н. Краснопевцев (впоследствии политзаключенный, ныне директор Музея российского меценатства и предпринимательства в Москве), комиссаром — преподаватель Ю. С. Кукушкин (ныне академик РАН, доктор исторических наук, профессор). В составе отряда были многие будущие доктора и кандидаты наук, известные историки М. С. Мейер, А. Е. Крухмалев, С. И. Сергейчик и многие другие. В этом же отряде была К. А. Пищулина вместе со своей сокурсницей-подругой Г. Правдиной (она и две другие студентки трагически погибли 19 августа в автокатастрофе под Алма-Атой). В июле 1956 г. все они прибыли на станцию Чемалган в Алма-Атинскую область. Это было первое знакомство К. А. Пищулиной с Казахстаном, на всю последующую жизнь ставшим не только объектом ее исследований, но и новой Родиной.

После создания ИВЯ при МГУ, К.А. Пищулина, как студентка, проходившая по кафедре истории стран Ближнего и Среднего Востока, со специализацией по истории Ирана была переведена в новый институт. В 1957 г. она с отличием окончила ИВЯ при МГУ и была оставлена здесь же для прохождения стажировки.В 1958 г. она была зачислена в аспирантуру по кафедре истории стран Ближнего и Среднего Востока института. Темой своей кандидатской диссертации она избрала аграрное законодательство и реформы в Иране эпохи правления Реза-шаха Пехлеви в 1920–1930-х гг. К слову сказать, хорошие познания в области аграрного устройства традиционного иранского общества впоследствии пригодились К.А. Пищулиной при освещении вопросов средневековой социально-экономической истории Южного Казахстана и Жетысу.

Тогда же на историческом факультете МГУ учился Али (Анри) Джандосов, младший сын известного государственного и общественного деятеля Советского Казахстана и Туркестана 1920–1930-х Ураза Киикимовича Джандосова, репрессированного и расстрелянного сталинским режимом в 1938 г. Знакомство и дружба К.А. Пищулиной с А.У. Джандосовым переросли в любовь и брак. В 1959 г., оставив аспирантуру МГУ и, не успев завершить начатую диссертацию, К.А. Пищулина вслед за мужем переезжает в столицу Казахской республики – Алма-Ату.

***

1940–1950-е гг. – это время становления исторической науки Казахстана. Однако в те годы ее востоковедное ответвление было еще слабо и мало обеспечено квалифицированными кадрами. В 1955 г. при Академии наук КазССР был организован Сектор востоковедения, однако в 1959 г. он был упразднен, и его сотрудники перешли в созданный Отдел истории сопредельных стран зарубежного Востока Института истории, археологии и этнографии АН КазССР. Этот отдел просуществовал до 1963 г.

Во второй половине 1950-х гг. востоковедческими исследованиями, выявлением, переводом и введением в научный оборот новых персоязычных источников занимался талантливый историк, ученик уйгуроведа Д.И. Тихонова, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник С.К. Ибрагимов (1928–1960 гг.)[1]. В декабре 1959 г., после собеседования с ним, в штат Отдела истории сопредельных стран зарубежного Востока была принята молодая выпускница и аспирант МГУ К.А. Пищулина. Ее превосходное востоковедческое образование, знание персидского языка пришлись как нельзя кстати, и она сразу же приступила к переводу и исследованию новых персоязычных источников по истории Казахстана.

К.А. Пищулина по плановой теме отдела переводила с фарси, средневекового персидского языка, на русский четвертый том "Бахр ал-асрар"; проводила историко-источниковедческое исследование всего сочинения; анализировала его сведения по социально-экономической истории Восточного Туркестана XVI–XVII вв. Работа была проделана большая, закончен перевод, подготовлена объемная историко-источниковедческая статья, которая увидела свет только в 1983 г. в сборнике "Казахстан, Средняя и Центральная Азия в XVI–XVIII вв.". Статья называлась ""Бахр ал-асрар" Махмуда ибн Вали как источник по социально-экономической истории Восточного Туркестана XVI–XVII вв."[2]. Сам полный комментированный перевод остается пока не изданным.

В 1963 г. отдел истории сопредельных стран зарубежного Востока был упразднен, К.А. Пищулина стала сотрудником отдела дореволюционной истории Казахстана. Тот небольшой отрезок времени в ее научной биографии, когда она занималась историей Восточного Туркестана ("Кашгар", современный Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая) закончился, и теперь она полностью занялась историей "казахской части" Западного Туркестана (включала территории населенные казахами Старшего и Среднего жузов, каракалпаками, туркменами и узбеками, современные центральноазиатские республики, включая южные и юго-восточные регионы Казахстана). После опубликования исследований К.А. Пищулиной и ее переводов персидских источников в историографии Казахстана утвердился термин Туркестан, использовавшийся для обозначения позднесредневековой территории в присырдариинском бассейне Южного Казахстана с его городами и населенными пунктами.

Присырдариинский или туркестанский регион станет объектом ее исследований в кандидатской диссертации, завершенной уже к концу 1960-х гг. Но об этом ниже. К Восточному Туркестану К.А. Пищулина вернется через 10 лет, когда начнет исследование этнополитической и социально-экономической истории Могулистана, средневекового государства на территории Жетысу, Северного Притяншанья и Восточного Туркестана.

***

Еще в 1950-е гг. С.К. Ибрагимов активно работал над созданием свода извлечений из персидских и тюркских источников по средневековой истории Казахстана. Ранняя смерть помешала ему довершить этот проект. К.А. Пищулина в рамках этого проекта работала над переводами с персидского языка сочинений Махмуда ибн Вали "Бахр ал-асрар" (четвертый том) и Мирза Мухаммад Хайдара "Тарих-и Рашиди" (первый дафтар). После смерти С.К. Ибрагимова она также завершила его неоконченный перевод "Шайбани-наме" Камал ад-Дина Али Бинаи. Вместе с ней над проектом свода извлечений работали талантливый востоковед Н.Н. Мингулов, с середины 1960 г. подключился уйгуровед В.П. Юдин, который возглавлял рабочую группу, а также ленинградские иранисты О.Ф. Акимушкин и М.А. Салахетдинова. В составлении примечаний также принимала участие А.А. Ибрагимова, вдова С.К. Ибрагимова.

В 1969 г. свод извлечений из восточных источников увидел свет в издательстве "Наука" АН Казахской ССР. Это объемное (652 стр.) издание, получившее название "Материалы по истории Казахских ханств XV–XVIII веков", сразу же после своего опубликования стало настольной книгой всех историков, археологов, этнографов, исследователей истории Казахстана и Центральной Азии.

Оно развивало лучшие традиции российского и советского востоковедения по изданию восточных рукописей и переводов и являлось продолжением известного двухтомного издания В.Г. Тизенгаузена "Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды". Другой такой научной публикации средневековых источников в Казахстане до настоящего времени не предпринималось.

Осуществление издания подобного рода, ставшее событием в казахстанской историографии, ярко и наглядно свидетельствовало о сформировавшейся в Казахстане собственной историко-востоковедческой школе. По существу, впервые одна из национальных республик Советского Союза смогла силами практически собственного научного потенциала подготовить и издать серьезный научный труд, до наших дней остающийся неисчерпаемым источником научных знаний.

В 1972 г. в центральном востоковедном журнале СССР "Народы Азии и Африки" вышла положительная рецензия Д.И. Дулатовой и Е.А. Мозгуновой, в которой была отмечена давно назревшая необходимость издания нового свода переводов[3]. В этом же номере журнала вышла статья казахстанских историков Г.Ф. Дахшлейгера и Т.И. Султанова "Востоковедные исследования в Казахстане", где они отмечали, что благодаря выходу в свет "Материалов по истории казахских ханств" "была основательна расширена источниковедческая база востоковедных исследований; значительно повысился уровень переводов по сравнению с предшествующими"[4].

***

Параллельно с переводами, комментариями к переводу и подготовкой к изданию текстов восточных рукописей К.А. Пищулина вела разработку этнополитических и социально-экономических вопросов средневековой истории Казахстана. В этот период времени сформировались ее основные взгляды на историю казахской государственности позднего средневековья, немногим позднее увидевшие свет в ее публикациях.

В середине 1960-х гг. К.А. Пищулина завершает работу над большой исследовательской темой "Присырдарьинские города в истории Казахского ханства XV–XVII вв.". Эта работа была построена на большом восточном источниковедческом материале, многие персо- и тюркоязычные источники привлекались автором впервые в оригинале – это были фотокопии рукописей из хранилищ Ленинграда (Санкт-Петербург) и Ташкента. Работа "Присырдарьинские города…" готовилась как кандидатская диссертация и по существу была готова к защите, но тогда в силу самых различных обстоятельств, во многом не зависящих от диссертанта, защита не состоялась. Но, тем не менее, основные выводы очередной несостоявшейся "кандидатской диссертации" К.А. Пищулиной были опубликованы в работе 1969 г. "Присырдарьинские города и их значение в истории казахских ханств ХV–ХVІІ вв."[5]. В этой статье была представлена первая подробная проработка всех сведений персидских и тюркских источников по истории позднесредневековых городов Южного Казахстана, освещены вопросы этнополитической и социально-экономической истории региона, показана роль этих городов в истории Казахского ханства. Статья на долгие годы вперед определила направление и приоритеты не только исторических, но и археологических исследований. Наряду с известной посмертно изданной работой репрессированного С.Л. Волина[6] это исследование К.А. Пищулиной стало важным подспорьем для археологических исследований, непременно и многократно присутствуя практически во всех работах археологов, проводивших исследования в Южном Казахстане.

Материал статьи показывал необходимость отдельного монографического издания этой работы. Только 10 лет спустя, 30 сентября 1977 г. К.А. Пищулина вышла на "предзащиту" с отдельной монографией, но уже с другой темой. Тогда на обсуждении новой диссертации известный казахстанский археолог М.К. Кадырбаев заметил: "С момента выхода в свет в 1969 г. уникального, до конца еще неоцененного тома "Материалов по истории казахских ханств (извлечения из персидских и тюркских сочинений)" и статьи соискателя "Присырдарьинские города и их значение в истории казахских ханств" в сборнике "Казахстан в XV–XVIII вв." мы узнали К.А. Пищулину не только как переводчика восточных источников, но и как тонкого аналитика проблем политических и социально-экономических отношений в средневековом Казахстане. Эта статья по сырдарьинским городам, которую мы, археологи Казахстана, считаем монографией, является одной из самых цитируемых археологами работ историков. Уже тогда за эту работу должна была быть присвоена автору ученая степень кандидата наук"[7].

Присырдарьинская тематика, история городов средневекового Туркестана и в наши дни остаются одним из основных направлений в научно-исследовательской работе К.А. Пищулиной. Но наряду с этой проблематикой важное место в ее научных разработках занимает средневековая история Жетысу.

***

В середине 1960-х гг. К.А. Пищулина начинает комплексное исследование этнической и политической истории Юго-Восточного Казахстана. История Юго-Восточного Казахстана (Жетысу) в ХІІІ–ХVІ вв. включала историю завоевания этой территории монголами, образование государства Чагатаидов, его распад и формирование в Жетысу и в сопредельных с ним областях Могулистана, исследование этнической, политической и социально-экономической истории этого государства. Вторым блоком проблем в этой теме было исследование истории формирования казахской народности и образования Казахского ханства в Жетысу. Со временем проблемы этнической истории, этнической территории и этногенеза казахского народа составили самостоятельный блок исследовательских разработок в научном творчестве К.А. Пищулиной.

Первый и наиболее значимый результат этой работы увидел свет в 1977 г. Новая крупная работа К.А. Пищулиной, ее первое монографическое издание называлось "Юго-Восточный Казахстан в середине ХІV – начале ХVІ веков (вопросы политической и социально-экономической истории)".

Эта монография была посвящена истории Жетысу, образованию и распаду на его территории и в соседних областях (Северное Притяньшанье и Восточный Туркестан) государства Могулистан, роли этого региона и его населения в формировании казахского народа.

Впервые в историографии для раскрытия темы был привлечен обширнейший круг первоисточников на персидском языке. В монографии использовано 16 рукописей на персидском языке, большинство из которых тогда не были изданы, а некоторые были опубликованы в незначительных отрывках. Это "Бахр ал-асрар фи манакиб ал-ахийар" Махмуда ибн Вали; два сочинения "Зафар-наме", одно принадлежащее перу Низам ад-Дина Шами, другое – перу Шараф ад-Дина Али Йазди; "Зубдат ат-таварих" Хафиз-и Абру; "Масалик ал-мамалик" Абу-л-Хасан Саида Али ал-Джурджани; "Матла ас-садайн ва маджма ал-бахрайн" Абд ар-Раззака Самарканди; "Михман-наме-йи Бухара" Фазлаллах ибн Рузбехана Исфахани; "Мунтахаб ат-таварих-и Муини" Муин ад-Дина Натанзи; "Раузат ас-сафа" Мухаммад Хавенд-шаха Мирхонда; "Таварих-и гузиде-йи нусрат-наме" неизвестного автора; "Тарих-и Абу-л-Хайр-хани" Масуд ибн Усмана Кухистани; "Тарих-и Рашиди" Мирза Мухаммад Хайдара дуглата; "Тарих-и Хабиб ас-сийар фи ахбар-и афрад-и башар" Хондемира; "Фатх-наме" Шади; "Хафт иклим" Амин Ахмада Рази; "Шайбани-наме" Камал ад-Дина Бинаи.

Публикация монографии К.А. Пищулиной получила положительные отклики в историографии. Критический подход к источникам, новизна материала, его оригинальное прочтение и истолкование, убедительность доводов – вот некоторые основные достоинства нового исследования К.А. Пищулиной, отмеченные в официальной рецензии К.М. Байпакова и Б.Е. Кумекова[8]. Несколько интересных обзоров этой книги опубликовали в газетах на казахском языке А.Сабырханов и А.Зауирбеков[9]. Авторы обзора востоковедческих исследований в Казахстане Р.Б. Сулейменов и В.А. Моисеев отметили, что монография К.А.Пищулиной получила "высокую оценку научной общественности"[10]. Видный кыргызский историк-арабист О.К. Караев, автор монографии "Чагатайский улус. Государство Хайду. Могулистан. Образование кыргызского народа"[11] отмечал, что истории Могулистана посвящены только работы В.В. Бартольда и К.А. Пищулиной.

Эта работа не осталась незамеченной и за пределами Советского Союза. В 1984 г. в ведущем историческом журнале Японии "Тоё Гакухо" (Вестник дальневосточных исследований) была опубликована пространная рецензия японского ученого М.Савады, также исследовавшего эти вопросы.

Монография К.А. Пищулиной, несмотря на свое название и, казалось бы ограниченный территориальный охват (Юго-Восточный Казахстан) и специализацию (история Казахстана), все же имела, куда большее исследовательское значение. Прежде всего, потому, что история государства Могулистан, во многом благодаря этой монографии, ставшая частью истории казахов и Казахстана, имела самое непосредственное отношение и к истории других тюркоязычных народов, прежде всего кыргызов и уйгуров. В рамках этого государства происходили важные этнические процессы, без изучения которых невозможно воспроизведение полноценной картины этногенеза казахского, кыргызского и уйгурского народов. Кроме того, вся источниковая база построена на сведениях восточных источников. В силу всего этого работа носит важный востоковедческий характер.

Завершающий четвертый раздел монографии посвящен вопросам этногенеза казахского народа, этнической истории, рассматриваются время сложения казахской народности, закрепление за новой народностью этнонима казахи и названия территории Казахстан. Автор исследует историю и причины деления казахов на три жуза, сложение этнополитических общностей на территории Восточного Дашт-и Кыпчака и Жетысу, родо-племенной состав населения Могулистана, Ак-Орды и Казахского ханства. Отдельно рассмотрены причины и ход сложения первого Казахского государства в Жетысу – Казахского ханства. На сегодняшний день источниковая база, аргументация и доводы К.А. Пищулиной в вопросе о месте и времени образования Казахского ханства являются наиболее приемлемыми.

К.А. Пищулина одной из первых детально исследовала завершающий этап сложения казахской народности в позднее средневековье. "Процесс сложения народности, – пишет К.А. Пищулина, – длительный, завершение его падает на XIV– первую половину XV века"[12]. Еще в 1969 г. видный казахстанский историограф Г.Ф. Дахшлейгер не без влияния исследований К.А. Пищулиной осторожно писал: "Высказывается вместе с тем предположение, что казахская народность существовала уже в XIV в., а может быть и раньше, что, например, Ак-орда по своему этническому составу была преимущественно казахской, но самоназвание народа определилось и вошло в источники позднее"[13].

Подобные выводы стали возможны лишь в результате многолетних кропотливых исследований, анализа большого комплекса проблем этнической, социально-экономической и политической истории казахского средневековья. Результатом подобной работы и стала монография К.А. Пищулиной.

***

Признанием высокого научного значения исследований К.А. Пищулиной стала публикация основных ее научных достижений в новых обобщающих трудах по истории Казахстана. К.А. Пищулина являлась основным автором и одним из редакторов второго тома "История Казахской ССР с древнейших времен до наших дней" (А.-А., 1979). Данное фундаментальное исследование стало важной вехой в развитии исторического знания, ясно обозначило пройденный исторической наукой республики путь. Это был путь ее авторов – ведущих ученых-историков Казахстана.

По словам рецензентов, известных ученых Казахстана А.Исхакова и У.Шалекенова, 2 том "вносит серьезный вклад в историографию Казахстана". Они отметили и одно из краеугольных заключений во 2-м томе: "на основе совокупности данных исторических, археологических, этнографических, антропологических и лингвистических источников в книге сделан обоснованный вывод, что процесс образования казахской народности в основном завершился в XIV–XV вв."[14]. В свою очередь, хочется обратить внимание, что этот вывод сделан К.А. Пищулиной.

По мнению ведущих санкт-петербургских востоковедов Е.И. Кычанова и Б.А. Литвинского это издание "выгодно отличается от предшествующих тем, что оно имеет под собой прочную источниковую базу"[15]. Особо авторы рецензии остановились на главе "Образование казахской народности и Казахского ханства", написанной К.А. Пищулиной при участии других историков Казахстана. Они отметили научный подход в освещении сложных проблем этногенеза, поддержали вывод авторов о времени завершения казахской народности в XIV–XV вв.[16] По их мнению, "общее впечатление от тома самое положительное: перед нами большое и добротное историческое исследование, в полной мере отражающее состояние современной исторической науки"[17]. Особо отметили рецензенты главы, написанные С.Г. Агаджановым, Т.И. Султановым, В.Н. Настичем и К.А. Пищулиной.

***

В 1968 г. Постановлением Правительства Казахской ССР в составе АН Казахской ССР была создана на правах научно-исследовательского института Главная редакция Казахской Советской энциклопедии. В 1972–1978 гг. была издана первая 12-ти томная Казахская Совесткая энциклопедия, в 1980–1981 гг. появились энциклопедические справочники "Казахская ССР" на казахском и русском языках. В 1980-е гг. были изданы 4-х томные краткие энциклопедии на двух языках. Во всех этих изданиях статьи по истории позднего средневековья были написаны К.А. Пищулиной. Ее перу принадлежали такие сводные обобщающие статьи, как "Жетысу" (4 том) – история региона и исторической области с древнейших времен до современности, "Казахское ханство в Жетысу" (4 том), "Казахское ханство" (6 том), "Могулистан" (8 том) и мн. др. В издании 1980–1981 гг. К.А. Пищулиной принадлежит статья "Образование казахской народности и казахских ханств" и др. В краткой 4-х томной энциклопедии ею написаны статьи "История [Казахстана с древнейших времен до Октябрьской революции 1917 г.]", "Семиречье", "Средняя Азия" и мн. др. К слову сказать, ее статьи перепечатывались без изменений или заново ею переписывались с учетом новейших научных достижений уже в новых энциклопедиях, выпущенных в годы независимости. Это новые 10-ти томная (на казахском языке) и 5-ти томная (на русском языке) национальные энциклопедии "Казахстан", энциклопедии "Алматы", "Туркистан", "Отырар" и др. Многие из этих статей являются не просто энциклопедическими справочными материалами, а полноценными научными исследованиями, во многом способствующими дальнейшим научным изысканиям.

***

За годы работы в Институте истории, археологии и этнографии им. Ч.Ч. Валиханова АН КазССР (сейчас это Институт истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова МОН РК), К.А. Пищулина прошла все ступени карьерного роста научного работника, от младшего научного сотрудника до старшего и ведущего научного сотрудника. На протяжении длительного времени в 1972–1984 гг. она являлась Ученым секретарем Института, причем большую часть работы в этой должности она провела при крупнейших историках Казахстана академике А.Н. Нусупбекове и член-корреспонденте Г.Ф. Дахшлейгере, признанных организаторов исторической науки в республике. В 1996–2001 гг. К.А. Пищулина – заведующий отделом древней и средневековой истории Казахстана.

Очень много сил и времени К.А. Пищулина отдала Институту, работая Ученым секретарем. Советская партийная номенклатура эпохи "развитого социализма" и "торжества идей коммунизма" держала под своим пристальным контролем идеологический фронт, на стезе которого трудились историки Казахстана, постоянно запрашивались всевозможные отчеты, стенограммы и записи речей, бесконечные запросы и ответы на них. Каждый год Ученый секретарь выступал не только с отчетами перед вышестоящими инстанциями, но и публиковал ежегодные материалы о научной жизни Института. К.А. Пищулина опубликовала 10 ежегодных обзоров о научной жизни Института; знакомство с ними показывает нам путь, пройденный исторической наукой республики с начала 1970-х гг. и до эпохи "гласности" и "перестройки". Эти статьи имеют несомненный историографический интерес, и могут в дальнейшем послужить в деле изучения истории исторической науки Казахстана.

Необходимо отметить, что работа в должности Ученого секретаря сопровождалась непрерывными научными поисками, написанием новых статей и переводом персидских текстов. Именно в этот период выходят важные научные работы К.А. Пищулиной – ее монография, разделы 2-го тома "Истории Казахской ССР", несколько крупных статей. На это же время пришлась и защита кандидатской диссертации.

***

Очень много исследований К.А. Пищулиной вышло после обретения Казахстаном государственного суверенитета. В условиях становления молодого независимого Казахстана вопросы истории казахской государственности получили новое дыхание. В эти годы К.А. Пищулина значительно расширила базу своих исследований, более детально остановившись на различных вопросах казахской государственности, начала заниматься исследованиями этнической территории казахов. Многие из этих проблем были освещены в новом издании "Истории Казахстана с древнейших времен до наших дней" (том 2, Алматы, 1997), а также "Истории Казахстана. Очерк" (Алматы, 1993). В этих первых фундаментальных исследованиях независимого Казахстана была впервые предпринята попытка по-новому взглянуть на прошлое казахского народа. Кроме этого К.А. Пищулина – автор и соавтор нескольких новых учебников и учебных пособий для студентов вузов и школ. Она публиковала различные статьи не только в научных изданиях, но и в СМИ. Вместе с другими учеными Казахстана отстаивала историю казахской государственности, этнической территории казахов. Ряд ее современных статей посвящены популяризации научной методологии в исторических исследованиях. К.А. Пищулина критикует легковесное отношение к историческому прошлому, вольное обращение с источниками. Эти моменты особенно ценны в нынешних условиях поиска и становления исторической методологии современного Казахстана.

***

Клавдия Антоновна Пищулина – человек необычайной энергии и трудоспособности. Являясь признанным и авторитетным ученым в своей области, она обладает вместе с тем удивительной скромностью и простотой. Уроженка далекой от Казахстана Воронежской области, детство и юность которой прошли на Дальнем Востоке, а студенческие годы – в Москве, она внесла громадный вклад в изучение истории казахского народа, ее наиболее важных узловых вопросов.

Долголетняя безупречная и плодотворная научная работа, активное участие в общественной жизни К.А. Пищулиной неоднократно отмечались администрацией Института. 11 декабря 1998 г. Указом Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева К.А. Пищулина была награждена почетным орденом "Достык".

Немало сделала Клавдия Антоновна для подготовки нового поколения историков-медиевистов в Казахстане, вместе с ней трудятся и продолжают ее дело ученики. Годы напряженной научной и административно-общественной деятельности отнимали много сил, но Клавдия Антоновна всегда оставалась заботливой мамой, воспитавшей талантливых детей. Ныне это известный казахстанский политик и экономист Ораз Жандосов, иранист и афганист, доцент СПбГУ Заринэ Джандосова и художник-дизайнер Лааль Джандосова.

Сегодня К.А. Пищулина, ведущий представитель исторической медиевистики Казахстана, встречает свой двойной юбилей. Мы поздравляем ее и желаем творческого и жизненного долголетия!

                                                                                                                                                                            г. Алматы, 15 октября 2009 г.

Примечания:

[1] Ускенбай К. Научное наследие С.К. Ибрагимова // Отан тарихы. 2000. № 3–4. С. 102–107.

[2] Здесь и далее см.: Хронологический указатель трудов К.А. Пищулиной в этом издании.

[3] Дулатова Д.И., Мозгунова Е.А. [рец. на книгу:] "Материалы по истории казахских ханств XV–XVIII вв. (Извлечения из персидских и тюркских сочинений)". Сост. С.К. Ибрагимов, Н.Н. Мингулов, К.А. Пищулина, В.П. Юдин. Алма-Ата, изд-во "Наука", 1969, 651 стр. // Народы Азии и Африки. 1972. № 2. С. 201.

[4] Дахшлейгер Г.Ф., Султанов Т.И. Востоковедные исследования в Казахстане // Народы Азии и Африки. 1972. № 2. С. 226. (В обоих случаях авторы имеют ввиду первую публикацию источников по истории Казахстана: Прошлое Казахстана в источниках и материалах. (V в. до н.э. – XVIII в.). Т. 1. Под ред. С.Д. Асфендиярова и П.А. Кунте. М.; А.-А., 1935).

[5] В научных кругах малоизвестна еще одна статья по этой теме, предварявшая это большое исследование: "Борьба казахов за присырдарьинские города в последней трети ХV в." [1968].

[6] Волин С.Л. Сведения арабских источников IX – XVI вв. о долине р. Талас и смежных районах // Новые материалы по древней и средневековой истории Казахстана. Труды Института истории, археологии и этнографии АН КазССР. Т. 8. Алма-Ата, 1960. С. 72–92.

[7] Тема Могулистана и зарождения казахской государственности в отечественной историографии 1970-х годов (О монографии К.А. Пищулиной "Юго-Восточный Казахстан в середине XIV – начале XVI в.", Алма-Ата, 1979 г.) // Туған өлке (Родной край). 2004. № 2, 3. С. 51–62.

[8] Байпаков К., Кумеков Б. [рец. на книгу:] Пищулина К.А. Юго-Восточный Казахстан в середине XIV – начале XVI веков (Алма-Ата, "Наука", 1977, 287 с.) // Известия Академии наук Казахской ССР. Серия общественных наук. 1977. № 5. С. 89–90.

[9] Туған өлке тарихы // Торғай таңы. 1978. 22 февраля. № 37; Құнды тарихи еңбек // Еңбек туы. 1978. 25 март. № 59; Құнды еңбек // Қазақстан мұғалімі. 1978. 31 март. № 14.

[10] Сулейменов Р.Б., Моисеев В.А. Востоковедение в Казахской ССР // Народы Азии и Африки. 1982. № 6. С. 61–62.

[11] Караев О.К. Чагатайский улус. Государство Хайду. Могулистан. Образование кыргызского народа. Бишкек, 1995. См. также: Караев О.К. Итоги и задачи изучения истории Могулистана (сер. XIV–XVI вв.) // Тюркология-88. Тезисы докладов и сообщений V всесоюзной тюркологической конференции. Фрунзе: "Илим", 1988. С. 481.

[12] Пищулина К.А. Юго-Восточный Казахстан в середине ХІV – начале ХVІ веков (вопросы политической и социально-экономической истории). А.-А.: Наука, 1977. С. 224.

[13] Дахшлейгер Г.Ф. Историография Советского Казахстана (очерк). А.-А.: Наука, 1969. С. 99.

[14] Исхаков А., Шалекенов У. Воскрешая страницы истории // Казахстанская правда. 1980. 17 мая. С. 3.

[15] Кычанов Е.И., Литвинский Б.А. [рец. на книгу:] История Казахской ССР… Алма-Ата, 1979 // Народы Азии и Африки. 1981. № 6. С. 189.

[16] Там же. С. 190.

[17] Там же. С. 194.

16 октября 2009      Опубликовал: admin      Просмотров: 3271      

Другие статьи из этой рубрики

Ускенбай К.З. "Политическая деятельность Урус-хана и его место в истории казахской государственности".

Мухаммад-Урус-хан самый известный правитель Ак-Орды. В годы его правления это государство достигло наибольшего могущества. Политическая и военная деятельность Урус-хана получила сравнительно удовлетворительное освещение в средневековых источниках. В настоящем сообщении автор попытается коротко обрисовать основные этапы его деятельности с акцентом на дискуссионных моментах, а также обозначить роль и место этой политической фигуры в истории казахской государственности.

Ж.М. Тулибаева. Персоязычные источники по истории казахского народа XIV–XV веков

Начиная с XI в. обширная территория от Днестра и северных берегов Черного моря до Иртыша и озера Балхаш носила название Дешт-и Кипчак. Западный Дешт-и Кипчак простирался с востока на запад от Яика до Днестра, а с юга на север – от Черного и Каспийского морей до г. Укека. Восточный Дешт-и Кипчак занимал земли от Иртыша до Яика и от озера Балхаш и низовьев Сырдарьи до Тобола. В XIII в. Дешт-и Кипчак вошел в состав улуса Джучи (Золотая Орда), основная масса населения которого состояла из тюркских и монгольских кочевых родов и племен.

Эдуард Хуршудян. Об Алматы и проблеме вокруг нее. Часть I

В последнее время вопрос возвращения прежнего названия города Алма-Ата на Алматы, привлек большое внимание ученых и представителей общественности. Было написано много работ, были высказаны самые различные точки зрения по этой проблематике. В данной работе мы решили дать нашу точку зрения на некоторые вопросы, имеющие отношение к проблематике топонима Алматы и вокруг нее. Это, прежде всего, наша рецензия на недавно вышедший сборник, посвященный Алматы ("Письменные источники по истории и культуре Алматы (VIII-начало XXв.)")(статья N1), а также новое толкование прочтения арабской надписи на Чагатайской монете XIII века (статья N2) и некоторые размышления вокруг прежнего названия города - Алма-Ата (статья N3).

Клара Хафизова. Казахско-китайская граница в прошлом и сегодня.

После падения монгольской династии во второй половине ХIV в. и вплоть до второй половины ХVII в., т. е. в течение почти 300 лет, Китай не имел общих границ с казахскими ханствами, а также с другими владениями на территории современного Казахстана. Вне поля зрения Китая осталось также важное событие в политической жизни казахов - образование казахского ханства с центром в Семиречье и долголетний процесс формирования его территории и границ. Между казахским ханством и Срединной равниной находилось Джунгарское ханство (1635-1757 гг.), блокировавшее доступ из Китая в Казахстан и не допускавшее установления между ними связей. Лишь после установления в Китае господства маньчжурской династии Цин и завоевания ею Джунгарского и Яркендского ханств в 1757 г. границы китайского государства подступили к территориям Казахстана, Киргизии и Таджикистана. Почти одновременно с Цинской империей начала проникать в Центральную Азию с запада, севера и востока Российская империя. В результате встречной экспансии двух держав и заключения между ними ряда договоров к концу ХIХ в. перекраивание политической карты Центральной Азии завершилось. Однако на этом процесс формирования русско-китайской границы на "западном участке" не закончился. Он имеет продолжение и сегодня, после распада СССР - правопреемника царской России, а также образования пяти суверенных государств на месте среднеазиатских советских республик. Три из них - Казахстан, Киргизия и Таджикистан - непосредственно граничат с территорией китайского государства, точнее, с его Синьцзян-Уйгурским автономным районом. Объединившись с Российской Федерацией, они по инициативе Китая пересмотрели свои южные границы и заключили новые договоры.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте