1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



© Эдуард Хуршудян

(д.и.н., востоковед-историк)

О старом названии Алма-Ата (часть III)

1.1.      Об этимологии  слова  алма

Слово яблоко существует во всех индо-европейских (и.-е.)  языках. Для названия яблока и яблони существовало и.е. слово *abel (восстановление Дыбо), *ablu-aplu (восстановление Рона-Тас) может быть реконструирована для и.е. языка (от него нем. Apfel, рус. яблоко, лит. abuolis, лат. топоним  Abella, кельт. avallo, aval). Греки называли яблоко mhlon и яблоню mhlea, по-албански яблоко – mollе, по-латински mаlus "яблоня", а хеттское название – šamalu. Сюда же может быть отнесено санс. amla "кислый". Если сравнить все эти слова, то можно прийти к выводу, что все индоевропейские слова могли быть общего происхождения, если бы исходной формой была  *amal.

В хеттском встречается слово šamlu, которое считается древнее, чем  ablu/aplu. Хеттское  š, как правило, в других и.е. языках выпадает, а сочетание ml, проходя этап развития mpl переходит в  –bl/pl-. Из хеттской формы šamlu образована форма *amlu, которая, возможно, через тохарское посредство появилось в тюркских языках в форме *amla и, наконец, в результате метатезы превратилась в alma. Древнее индоевропейское слово для "яблока" только означает, что яблоко было коренным на своей прародине (индо-европейской прародине). При этом следует отметить, что это слово сохранилось в тюркских языках в форме индо-европейской формы [1]. Известные лингвисты Гамкрелидзе  и  Иванов также придерживаются подобной точки зрения и  восстанавливают индо-европейскую праформу для слова "яблоко" в форме  *amlu и привлекают к этому корню засвидетельствованное  хеттское слово šamalu (Гамкрелидзе Т. В., Иванов В. В., 1984, Индоевропейский язык и индоевропейцы, 639). Однако Дыбо считает, что  хеттское šamalu, очевидно, заимствовано из семито-хамитского языка, поскольку в арабском засвидетельствовано слово samar "плод" [2].

В науке существует мнение о том, что пратюркское название яблока - alma следует относить к тохаризмам – поскольку оно явно заимствовано из какого-то индоевропейского языка, сохраняющего различие между r и l: *alma, крх.-уйг. alma (МК),  - alymla (МК); чув. Ulma (см. СИГТЯ 1997, 145) при ИЕ *amel- 'плодовое дерево, его плод’ (др.-греч.a΄mpelo-s f. `виноградная лоза', герм. *amil- ōn- f. ‘какое-то плодовое дерево', галл. amella` (Gaisblatt' WP I 179), возможно, также хетт. šam(a)lu, лув.nom.-acc. sg. šamluwan-za `яблоко' Иванов–Гамкрелидзе 639–640), > скр. āmra- m. 'дерево манго', иран. *(a)marna- (Стебл.-Кам. НКР 103–104), (> финно-угор. *omarna- > фин. omena, морд. umar SKES 429–430) яблоко',*amru- 'груша' (Стебл.-Кам. НКР 108). Предположительный источник тюркского слова должен был бы выглядеть как *amla "яблоко" – рефлекс и значение, в принципе, возможные для тохарского языка. Термин тохарский (Tocharian or Tokharian) имеет в некотором смысле трудную историю. Он базируется на этнониме  Tokharoi (Greek, Τόχαροι), который использовали греческие историки (e.g. Ptolemy VI, 11, 6). Первое упоминание о тохарах засвидетельствовано для I века до н.э., в произведении Страбона: "Из этих кочевников в особенности получили известность те, которые отняли у греков Бактриану, именно асии, пасианы, тохары и сакараулы, которые переселились из области на другом берегу Яксарта рядом с областью саков и согдианов, занятой саками" [3]. Пласт индоевропейской лексики в тюркских языках занимает значительное место и отражает социально-культурные и хозяйственные связи. Многие названия культурных растений были заимствованы из и.е. лексики- арпа – "ячмень", чавдар – "рожь", бугдай – "пшеница", кендир, кеневир – "конопля".

   1    2    3  Вперед
18 октября 2010      Автор: admin      Просмотров: 12037      

Другие статьи из этой рубрики

Турсун Султанов. Кто такие казахи

Казак — тюркское слово. Его исходная форма именно такая: два увулярных к' начальный и конечный, — к' а з а к'. Со времени выхода известной книги А. Левшина о казахах (1832) в трудах некоторых ученых распространено утверждение о том, что в "Шах-наме" великого персидского поэта Фирдоуси (рубеж X—XI столетий), в разделе о Рустаме якобы говорится о казахах и ханах казахских. Однако cодержание бессмертного творения хорошо известно ориенталистам, и там нет ни слова о слове "казак". Как показали многолетние исследования ведущего востоковеда Республики Казахстан Б. Е. Кумекова, нет упоминания термина "казак" и в сочинениях ранних арабских авторов. В мусульманских письменных источниках мы встречаем его в анонимном тюрко-арабском словаре, составленном, вероятно, в Египте, известном по рукописи 1245 года и изданном М. Хоутсмом в Лейдене в 1894-м, со значением "бездомный", "бесприютный", "скиталец", "изгнанник".

Председатель западного отделения Алаш-Орды Д. Досмухамедов и судьбы казахской интеллигенции в период сталинских репрессий

В советской и, в частности, казахстанской историографии деятельность Джаганши Досмухамедова (Джанши, Жахинши Дос-Мухамедова) и других руководителей казахского автономистского движения Алаш начала XX в., как известно, долгое время оценивалась однозначно отрицательно (1). Однако с конца 80-х гг. прошлого столетия был открыт доступ к ранее закрытым архивным источникам, активизировалась исследовательская деятельность историков и публицистов. В итоге стали появляться работы, которые проливают новый свет на политическую биографию и судьбу таких ярких представителей казахской интеллигенции начала XX в., как Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Джаганша и Халел Досмухамедовы, Мухамеджан Тынышпаев, Мустафа Чокаев и другие (2).

Е.Б.Абатаев. Народные игры казахов Южного Алтая

Игры во все времена имели огромное общественное значение. Возникновение их относится к далекой древности и в своем развитии они прошли ряд последовательно сменявшихся форм, соответствовавших общественным отношениям и хозяйственной деятельности народа. Игры и развлечения выполняли всегда общественные функции: воспитательные, военно-спортивные, ритуальные, зрелищно-эстетические, коммуникативные и др.[1] Часть игр и развлечений несли у казахов Южного Алтая ритуальные и обрядовые функции, входящих в систему поминально-погребальных и свадебных обрядов. Многие из них впоследствии утратили свою первоначальную суть, развиваясь и перерождаясь. Примером может служить аламан байга, кокпар, сайыс, аударыспак [2].

Канат Ускенбай. К проблеме аутентичного наименования Казахского ханства (на примере Михман-наме-йи Бухара Фазлаллаха Ибн Рузбихана Исфахани)

Проблема аутентичного наименования Казахского государства позднего средневековья XV–XVII вв. прежде не вычленялась в отдельную исследовательскую проблематику. Как показывает опыт татарстанских коллег [1], такая постановка может быть продуктивной как в вопросе установления названия государства, так и в выяснении государственного устройства, этносоциального состава, территориальных границ. Данная публикация обращает внимание исследователей на сведения в целом широко известного персоязычного сочинения "Михман-наме-йи Бухара" Ибн Рузбихана Исфахани о наименованиях Казахского государства – Казахского ханства. В контексте названия данной публикации сведения этого источника не привлекались.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов