Статьи
 

© Эдуард Хуршудян

(д.и.н., востоковед-историк)

О старом названии Алма-Ата (часть III)

1.1.      Об этимологии  слова  алма

Слово яблоко существует во всех индо-европейских (и.-е.)  языках. Для названия яблока и яблони существовало и.е. слово *abel (восстановление Дыбо), *ablu-aplu (восстановление Рона-Тас) может быть реконструирована для и.е. языка (от него нем. Apfel, рус. яблоко, лит. abuolis, лат. топоним  Abella, кельт. avallo, aval). Греки называли яблоко mhlon и яблоню mhlea, по-албански яблоко – mollе, по-латински mаlus "яблоня", а хеттское название – šamalu. Сюда же может быть отнесено санс. amla "кислый". Если сравнить все эти слова, то можно прийти к выводу, что все индоевропейские слова могли быть общего происхождения, если бы исходной формой была  *amal.

В хеттском встречается слово šamlu, которое считается древнее, чем  ablu/aplu. Хеттское  š, как правило, в других и.е. языках выпадает, а сочетание ml, проходя этап развития mpl переходит в  –bl/pl-. Из хеттской формы šamlu образована форма *amlu, которая, возможно, через тохарское посредство появилось в тюркских языках в форме *amla и, наконец, в результате метатезы превратилась в alma. Древнее индоевропейское слово для "яблока" только означает, что яблоко было коренным на своей прародине (индо-европейской прародине). При этом следует отметить, что это слово сохранилось в тюркских языках в форме индо-европейской формы [1]. Известные лингвисты Гамкрелидзе  и  Иванов также придерживаются подобной точки зрения и  восстанавливают индо-европейскую праформу для слова "яблоко" в форме  *amlu и привлекают к этому корню засвидетельствованное  хеттское слово šamalu (Гамкрелидзе Т. В., Иванов В. В., 1984, Индоевропейский язык и индоевропейцы, 639). Однако Дыбо считает, что  хеттское šamalu, очевидно, заимствовано из семито-хамитского языка, поскольку в арабском засвидетельствовано слово samar "плод" [2].

В науке существует мнение о том, что пратюркское название яблока - alma следует относить к тохаризмам – поскольку оно явно заимствовано из какого-то индоевропейского языка, сохраняющего различие между r и l: *alma, крх.-уйг. alma (МК),  - alymla (МК); чув. Ulma (см. СИГТЯ 1997, 145) при ИЕ *amel- 'плодовое дерево, его плод’ (др.-греч.a΄mpelo-s f. `виноградная лоза', герм. *amil- ōn- f. ‘какое-то плодовое дерево', галл. amella` (Gaisblatt' WP I 179), возможно, также хетт. šam(a)lu, лув.nom.-acc. sg. šamluwan-za `яблоко' Иванов–Гамкрелидзе 639–640), > скр. āmra- m. 'дерево манго', иран. *(a)marna- (Стебл.-Кам. НКР 103–104), (> финно-угор. *omarna- > фин. omena, морд. umar SKES 429–430) яблоко',*amru- 'груша' (Стебл.-Кам. НКР 108). Предположительный источник тюркского слова должен был бы выглядеть как *amla "яблоко" – рефлекс и значение, в принципе, возможные для тохарского языка. Термин тохарский (Tocharian or Tokharian) имеет в некотором смысле трудную историю. Он базируется на этнониме  Tokharoi (Greek, Τόχαροι), который использовали греческие историки (e.g. Ptolemy VI, 11, 6). Первое упоминание о тохарах засвидетельствовано для I века до н.э., в произведении Страбона: "Из этих кочевников в особенности получили известность те, которые отняли у греков Бактриану, именно асии, пасианы, тохары и сакараулы, которые переселились из области на другом берегу Яксарта рядом с областью саков и согдианов, занятой саками" [3]. Пласт индоевропейской лексики в тюркских языках занимает значительное место и отражает социально-культурные и хозяйственные связи. Многие названия культурных растений были заимствованы из и.е. лексики- арпа – "ячмень", чавдар – "рожь", бугдай – "пшеница", кендир, кеневир – "конопля".

   1    2    3  Вперед
18 октября 2010      Автор: admin      Просмотров: 10450      

Другие статьи из этой рубрики

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

Среди сочинений среднеазиатских авторов, имеющих отношение к истории Казахстана XV—XVI вв., особое место занимает труд Рузбехана "Михман-намеи Бухара". Абулхаир Фазлаллах бен Рузбехан бен Фазлаллах ал-Хунджи ал-Исфагани родился в 60-годах XV в. и большую часть своей жизни провел в Ираке. По своим религиозным убеждениям он был воинствующим суннитом. Поэтому, когда в 1502 г. Ирак был завоеван шахом Исмаилом Сефеви, устроившим массовое избиение суннитов, Фазлаллах бен Рузбехан бежал в Хорасан. Здесь он вошел в число придворных литераторов одного из последних тимуридов Султан-Хусейна. В начале XVI в., когда войска Шейбани-хана разрушили империю тимуридов, он переходит на его сторону и становится одним из его приближенных. Получив блестящее по своему времени образование в области мусульманской теологии и законоведения, Разбехан написал ряд трудов на персидском и арабском языках.

К. А. Пищулина и развитие историко-востоковедной науки в Казахстане

В 2009 году исполняется 75 лет со дня рождения и 50 лет научной деятельности видного ученого Республики Казахстан, ведущего историка-медиевиста и востоковеда Клавдии Антоновны Пищулиной. Всю свою научную деятельность К.А. Пищулина посвятила изучению позднесредневековой истории Казахстана и Центральной Азии. Ее появление в казахстанском востоковедении совпало с началом формирования собственной историко-востоковедной школы советского Казахстана в дальнейшее развитие которой она внесла свой личный немалый вклад как профессиональный востоковед – иранист и тюрколог. Многие ее научные открытия дошли до своего читателя через многотомные издания "Истории Казахстана" и "Казахской энциклопедии". В подобных фундаментальных коллективных изданиях зачастую остаются в тени конкретные авторы этих трудов, поскольку это не индивидуальные статьи и монографии, но изложенные в них идеи и мысли быстрее всего получают распространение. Благодаря этим трудам многие научные открытия К.А. Пищулиной получили всеобщее признание и на протяжении многих лет тиражируются в различных изданиях, научных монографиях и статьях, учебниках и учебных пособиях, республиканских и региональных энциклопедиях, справочниках.

Н.А. Атыгаев О времени образования Казахского ханства (к 550-летию образования ханства)

Вопрос о времени возникновения Казахского ханства, первого в Центральной Азии национального государства, которое носило имя создавшего его этноса – казахов, является одним из самых дискуссионных проблем отечественной исторической науки. В казахстанской научной и научно-популярной литературе имеется множество работ, посвященных данной теме, хотя до начала 70-х годов ХХ века вопрос датировки образования ханства в качестве научной проблемы специально не поднимался. Его ставили "в один ряд с иными событиями политической истории казахского общества" [1, 54]. В этот период были опубликованы первые научные исследования, посвященные конкретно времени образования Казахского ханства. Автором первой такой специальной работы стал Т.И. Султанов. Затем, в 1977 году, данная проблема была рассмотрена в монографии К.А. Пищулиной. В последующие годы этот вопрос остался без внимания историков. Вновь проблема актуализировалась после обретения Казахстаном независимости. В 90-е годы XX века данный вопрос нашел отражение в работах казахстанских историков А. Хасенова, К. Акишева, Ж. Касымбаева, Б. Карибаева и др. Рассматривали в своих исторических изысканиях проблему датировки образования Казахского ханства известные писатели Казахстана М. Магауин и К. Салгарин. Следует также сказать о псевдонаучных, но растиражированных публикациях по данной теме кандидата технических наук К. Даниярова.

Э.Ш. Хуршудян. Путь к премудрости Востока: персидские рукописи в Казахстане

В этом году в Алматы вышла в свет книга "Каталог персидских рукописей" под редакцией известного казахстанского ученого, востоковеда-ираниста доктора Сафара Абдулло. Настоящее издание посвящено описанию рукописей на новоперсидском языке из фондов Нацио­нальной библиотеки Республики Казахстан. Основываясь на тщательном и высоко­профес­сиональном исследовании рукописных памятников из казахстанских собраний, доктор Сафар Абдулло своей работой внес неоценимый вклад в исследование персидской рукописной книги, тем самым, положив начало систематическому изучению персидских рукописей в Казахстане. Это явилось знаменательным событием в казахстанской научной и культурной жизни Казахстана.

Ш.К.Ахметова. "Пища казахов Западной Сибири: традиции и новации"

Как известно, пища относится к одному из наиболее важных элементов материальной культуры, являясь носителем этнической специфики. В современных условиях стандартизации и унификации многих явлений культуры и быта сфера пищевых запретов и приоритетов сохраняет максимальное количество этнически значимых черт. Но применительно к казахской диаспоре в Западной Сибири эта тема освещалась фрагментально[1]. Данная работа является первой попыткой системного описания пищи казахов Омской и Новосибирской областей. В научный оборот вводятся новые данные, показывающие соотношение традиционных и новых элементов питания. ритуальное значение пищи, а также сведения о традиционной утвари, сохранившейся в современных условиях.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте