1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



О старом названии Алма-Ата. Часть III.

3.3.      Принцип арабского словообразования

Форма образования модели с тюркским композитом "ата" очень напоминает принципы образования арабских имен собственных. Так арабская классическая  антропонимическая модель, окончательно сформировавшаяся в позднее средневековье, стала основой для дальнейшего развития систем личных имен во всех арабских странах. В то же время распространение ислама и вместе с тем арабо-мусульманского именника повлекло за собой коренные изменения в антропонимических системах многих народов Азии и Африки.

Арабская кунья. Производное от алам, в состав которого обязательно входят элементы "абу" (отец) или "умм" (мать), обозначающее имя по сыну; к примеру, халиф Али помимо своих многочисленных имен носил еще имена своих сыновей: Абу-л-Хасан и Абу-л-Хуссейн, т. е. "отец Хасана" и "отец Хуссейна".

Особого рода прозвище, употребляемое метафорически и обозначающее личные качества его носителя. В данном случае элементы "абу" или "умм" не переводятся как "отец" и "мать", а понимаются как "обладатель" и в соединении с нарицательной лексикой приобретают свое специальное антропонимическое значение. Подобный способ образования имен был очень популярен среди арабов: Абу-Ма’шар - "обладатель общества", т.е. "общительный". Абу-л-Хайр - "обладатель добра", т. е. "добрый". Абу-л-Фарах - "обладатель радости", т. е. "радостный". Подобные прозвища могли употребляться и в ироническом смысле, например Абу-Хурайра - "обладатель котёнка", то есть "кошатник".

Производное от алам, в состав которого всегда входят элементы "абу" (أبو), "ата" (отец) или "умм" (мать), обозначающее имя по сыну; к примеру, халиф Али помимо своих многочисленных имён носил ещё имена своих сыновей: Абу-л-Хасан и Абу-л-Хуссейн, то есть "отец Хасана" и "отец Хуссейна".

Также употребляется как особого рода прозвище, употребляемое в метафорическом смысле и обозначающее личные качества его носителя. В этом случае элементы "абу" или "умм" не означают "отец" или "мать", а понимаются как "обладатель" и в соединении с нарицательной лексикой приобретают своё специальное антропонимическое значение. Подобный способ образования имен был очень популярен среди арабов: Абу Нувас — "обладатель кудрей", то есть "кудрявый". Абу-л-Хайр — "обладатель добра", то есть "добрый". Абу-л-Фарах — "обладатель радости", то есть "радостный". Подобные прозвища могли употребляться и в ироническом смысле, например, Абу-Хурайра — "обладатель котёнка", то есть "кошатник".

Такая же схема словообразования имеет место в арабской топонимике.

Abu Ghraib (Abū Ghurayb )- известный иракский город, где находилась известная американская тюрьма состоит из следующих слов Абу "отец" + ghraib "маленькая ворона" (="места богатые маленькими воронами"). Однако семантику  названия города также можно связать со словом gharb "запад" во второй части.

Abu Dhabi (букв. "отец газели", "место где водятся газели") – название столицы второго по численности Эмирата и значимости после Дубая  (Объединенные Арабские Эмираты).

В буквальном переводе название эмирата и столицы ОАЭ означает "отец газели". Бытует легенда о том, что в середине XVIII в. местный охотник ранил газель ("даби" на местном диалекте арабского языка). В пылу погони он перебрался через морскую протоку, отделявшую пустынный безжизненный остров, который бедуины называли "Малиха" ("Соленый") от материка, и, заплутав там, умер от жажды. Неподалеку от его тела и убитой газели соплеменники нашли источник, который назвали "Абу-Даби". Этот родниковый ключ в 2 км к югу от набережной Корниш, до сих пор сохранился.

Есть и другая, более прозаичная, но, скорее всего, правдоподобная версия появления названия "Абу-Даби". В восточно-аравийском диалекте арабского языка слово "Абу" – не только "отец", но и "богатый" чем-либо, часто используется для того, чтобы обозначить изобилие чего-либо.

Местные жители давно заметили, что во время отлива стада газелей перебирались на остров и шли на водопой. Поэтому "Абу-Даби" означает "место, изобилующее газелями", или просто "газелий". В пользу такой версии говорит и то, что первоначально остров называли "Умм-Даби" ("мать газели"). Расположенный рядом с Абу-Даби, остров называют Умм-Нар – "Огненный". Деревушку, а затем весь остров и территорию нынешнего эмирата Абу-Даби стали называть по имени источника. [update]

Abū r (араб. Abukir или Aboukir) город на средиземноморском побережье Египта.

Название Abū r (произносится Abūīr) исходя из особенностей египетского диалекта арабского языка. Название происходит от имени египетского-коптского христианского мученика по имени Кир.

Abu al-Houl - Большой Сфинкс Гизы, которому арабы придумали название Абу Хол, или букв. "Отец ужаса" > "штрашилище" представляет собой всемирно известный памятник, вырубленный из монолитной скалы.

Резюмируя семантические особенности топонима  Алма-Ата можно заключить следующее:

- Переименование города Верный в Алма-Ата,  по-видимому, было продиктовано следующими обстоятельствами. Поскольку исконная форма топонима – Алматы имела ойрат-монгольское (=джунгарское) происхождение и суффикс –ты казался неродным для казахского языка (собственно казахско-тюркская форма должна звучать Алмалы или Алмалык!), поэтому было принято решение переименовать не в Алматы, а в Алма-Ата. Ибо по народной этимологии (Volksetymologie) вторую составляющую топонима (-ты), часть общества понимала и ассоциировала со словом ата "отец"! (По аналогии с Аулие-Ата).  Ср. например название ледника Орто-Долонаты которая сосуществует с названием одноименной реки - Орто-Долан-Ата!

- "Восстановление" названия Алматы для Алма-Аты, следовательно, ведет не от новотюркского к старотюркскому, а от тюркского к джунгарскому (=монгольскому) истоку.

- Казахский топоним "Алма-Ата" неправильно трактовали и переводили  как "отец яблок" или "дед яблок". Формант  "ата" в топониме надо переводить не буквально "отец, дед" - "Дед яблок"  или "Отец яблок", а в значении "имеющий яблоки", "богатый яблоками", "место, где растут яблоки", "святое яблочное место" (это может указывать на образ Волшебной яблони-символа Мирового древа, встречающийся в осетинской (=скифской) мифологии. "Во дворе Борафарнуга росла яблоня. На ней созревало одно яблоко. А было оно лекарством от старости" (32, II, с. 13).

Как показывают засвидетельствованные топонимы, встречающиеся во многих тюркских языках (казахский, узбекский, кыргызский и туркменский языки), словообразование "Алма-Ата" ничего необычного в себе не таит с точки зрения ее семантики. На это указывают данные тюркских и арабского языков. В свете приведенных примеров форма Алма-Ата вполне могла вписаться в семантическую схему уже имеющихся топонимов образованных с формантом – ата.   

Ссылки

[1] См. Andras Rona-Tas. Hungarians and Europe in the early Middle Ages. An introduction to early Hungarian history. Budapest, 1999.

[2] А.В.Дыбо. Хронология тюркских языков и лингвистические контакты  ранних тюрков. (http://altaica.narod.ru/LIBRARY/xronol_tu.pdf).

[3] Тоха́ры (греч. Τοχάριοι), тогары — обычно называют, индо-европейский народ в Восточной Европе (2—1 тыс. до н. э.) и в Центральной Азии (с 1 тыс. н. э.), говоривший на тохарских языках — предположительно наиболее восточный носитель языков индоевропейской семьи. Исходно они занимали места в бассейне Тарима, там где сейчас находится Синьцзян-Уйгурский автономный район, Ганьсу. Первоначально тохары (псевдотохары) обитали в Восточной Европе в среде индоевропейских народов, но рано откололись от них и ушли на восток и осели на территории тарима, язык их относился к западной группе индо-европейских языков (группа кентум), к которой относились языки кельтов, германцев, италиков, но не индоиранцев с которыми они соседствовали, языки которых относятся к восточной группе индоевропейских языков (группа сатем). Мумия женщины европеоидной расы понтийского типа, известная как лоуланьская красавица, приблизительный возраст которой 3800 лет, найдена в пустыне Такла-Макан. Предположительно принадлежит к тохарам.

Тохарский язык как один из индо-европейских, очерчен в том же регионе, и, хотя первые свидетельства языка относятся к VI веку, косвенные свидетельства, такие, как разница между диалектами A и B и отсутствие остатков тохарского за пределами региона, позволяют считать, что этот язык существовал в поселениях тохар в конце первого тысячелетия до н. э.

[4] С горы Бактуу-Долон-Ата и перевала с тем же названием на север и на юг стекают две одноименные реки Долон-Ата, варианты названия Долон-Ото, Долоноту от монг. "семь".

[5] Басилов, Вл. Н.  „Культ святых в исламе" -The Cult to Saints in Islam], стр. 69, Москва 1970.

[6] Тюркское Бек встречается в древних рунических памятниках. Наиболее употребительны следующие значения: "а)‘правитель, вождь’ (ниже хана), ‘бек’, ‘князь’, ‘господин’; б)‘муж, супруг (господин)’" . Г. Дёрфер дает следующее определение: бек — "князь, глава отдельного племени или предводитель группы значительных должностных лиц" .

Бек в тюркоязычной литературе монгольского времени чаще всего употреблялся в качестве термина, обозначающего титул правителя племени (кроме хана), племенного союза или высшего военного чина (как предводитель, командующий) . По объяснению комментаторов "Материалов по истории казахских ханств XV-XVI вв.", бек — "это владетель рода, родовой старшина, он соответствует арабскому "эмир" и монгольскому "нойон".

[7] Согласно традиции Св. Парпи-ата, ученик и последователь пророка Мухаммада, пришел в Узбекистан из Ирана. Настоящее имя его было Мухаммед, как и у мусульманского пророка, и чтобы не возникло путаницы, он стал называть себя Парпи. На вопрос, почему выбрал именно это имя, он отвечал, что при рождении на его голове не было ни волосинки, а на Востоке таким людям обычно дают имя Парпи. В Центральной Азии мазарами отмечены семь мест, где во время своих путешествий бывал и останавливался Парпи-ата: первое находится близ современного Алмалыка, второе - недалеко от Красногорска в Ахангаранском районе Ташкентской области, третье – в местечке Зардор Джизакской области, остальные – на Китабском перевале, в городе Кумкурган Сурхандарьинской области, а также в казахских городах Сарыагаш и Тараз (Джамбул).

[8] Информация из путеводителя-справочника "Западный Тянь-Шань: путешествие к истокам" В.А. Цой, С.А. Аширов.

Назад  1    2    3   
18 октября 2010      Автор: admin      Просмотров: 11307      

Другие статьи из этой рубрики

Э.Ш. Хуршудян. Путь к премудрости Востока: персидские рукописи в Казахстане

В этом году в Алматы вышла в свет книга "Каталог персидских рукописей" под редакцией известного казахстанского ученого, востоковеда-ираниста доктора Сафара Абдулло. Настоящее издание посвящено описанию рукописей на новоперсидском языке из фондов Нацио­нальной библиотеки Республики Казахстан. Основываясь на тщательном и высоко­профес­сиональном исследовании рукописных памятников из казахстанских собраний, доктор Сафар Абдулло своей работой внес неоценимый вклад в исследование персидской рукописной книги, тем самым, положив начало систематическому изучению персидских рукописей в Казахстане. Это явилось знаменательным событием в казахстанской научной и культурной жизни Казахстана.

Н.А. Атыгаев О времени образования Казахского ханства (к 550-летию образования ханства)

Вопрос о времени возникновения Казахского ханства, первого в Центральной Азии национального государства, которое носило имя создавшего его этноса – казахов, является одним из самых дискуссионных проблем отечественной исторической науки. В казахстанской научной и научно-популярной литературе имеется множество работ, посвященных данной теме, хотя до начала 70-х годов ХХ века вопрос датировки образования ханства в качестве научной проблемы специально не поднимался. Его ставили "в один ряд с иными событиями политической истории казахского общества" [1, 54]. В этот период были опубликованы первые научные исследования, посвященные конкретно времени образования Казахского ханства. Автором первой такой специальной работы стал Т.И. Султанов. Затем, в 1977 году, данная проблема была рассмотрена в монографии К.А. Пищулиной. В последующие годы этот вопрос остался без внимания историков. Вновь проблема актуализировалась после обретения Казахстаном независимости. В 90-е годы XX века данный вопрос нашел отражение в работах казахстанских историков А. Хасенова, К. Акишева, Ж. Касымбаева, Б. Карибаева и др. Рассматривали в своих исторических изысканиях проблему датировки образования Казахского ханства известные писатели Казахстана М. Магауин и К. Салгарин. Следует также сказать о псевдонаучных, но растиражированных публикациях по данной теме кандидата технических наук К. Даниярова.

Ж.М. Тулибаева. Персоязычные источники по истории казахского народа XIV–XV веков

Начиная с XI в. обширная территория от Днестра и северных берегов Черного моря до Иртыша и озера Балхаш носила название Дешт-и Кипчак. Западный Дешт-и Кипчак простирался с востока на запад от Яика до Днестра, а с юга на север – от Черного и Каспийского морей до г. Укека. Восточный Дешт-и Кипчак занимал земли от Иртыша до Яика и от озера Балхаш и низовьев Сырдарьи до Тобола. В XIII в. Дешт-и Кипчак вошел в состав улуса Джучи (Золотая Орда), основная масса населения которого состояла из тюркских и монгольских кочевых родов и племен.

Эдуард Хуршудян. Об Алматы и проблеме вокруг нее. Часть I

В последнее время вопрос возвращения прежнего названия города Алма-Ата на Алматы, привлек большое внимание ученых и представителей общественности. Было написано много работ, были высказаны самые различные точки зрения по этой проблематике. В данной работе мы решили дать нашу точку зрения на некоторые вопросы, имеющие отношение к проблематике топонима Алматы и вокруг нее. Это, прежде всего, наша рецензия на недавно вышедший сборник, посвященный Алматы ("Письменные источники по истории и культуре Алматы (VIII-начало XXв.)")(статья N1), а также новое толкование прочтения арабской надписи на Чагатайской монете XIII века (статья N2) и некоторые размышления вокруг прежнего названия города - Алма-Ата (статья N3).

Е.Б.Абатаев. Народные игры казахов Южного Алтая

Игры во все времена имели огромное общественное значение. Возникновение их относится к далекой древности и в своем развитии они прошли ряд последовательно сменявшихся форм, соответствовавших общественным отношениям и хозяйственной деятельности народа. Игры и развлечения выполняли всегда общественные функции: воспитательные, военно-спортивные, ритуальные, зрелищно-эстетические, коммуникативные и др.[1] Часть игр и развлечений несли у казахов Южного Алтая ритуальные и обрядовые функции, входящих в систему поминально-погребальных и свадебных обрядов. Многие из них впоследствии утратили свою первоначальную суть, развиваясь и перерождаясь. Примером может служить аламан байга, кокпар, сайыс, аударыспак [2].
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов