1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

10.С. 150

Эта сторона во взаимоотношениях между первыми казахскими владетелями и шейбанидами была правильно подмечена проф. Л.А. Семеновым [54] и авторами первого тома Истории КазССР [55]. Но они упустили другой, не менее важный момент, вызвавший походы Шейбани-хана в 1509-1510 гг. против казахов. В чем же он заключался? Ответ на это дает Рузбехан.

Походы первых казахских владетелей в Мавераннахр принято рассматривать как походы, совершенные только с целью грабежа. На самом же деле это не совсем так. В большинстве своем (мы имеем в виду первую половину XVI в.) они далеко выходили из рамок простого грабительского похода. Одним из таких походов был поход Ахмед-султана в Мавераннахр в 1308 г. Ахмед-султан, судя по словам нашего автора, первоначально не ставил своей целью только грабеж. Основной целью его было завоевание городов Мавераннахра и изгнание оттуда шейбанидов. Зная, что основные силы "Его Величества Шейбани-хана будут заняты изгнанием" тимуридов из Хорасана и надеясь, что они не будут иметь возможности в скором времени возвратиться в Мавераннахр, а местные гарнизоны оказать сопротивление, Ахмед-султан решил, что настал удобный момент "в ближайшее время без колебания и задержек завоевать города Мавераннахра" [56].

Шейбани-хан прекрасно понимал намерения казахских султанов и, будучи хорошо осведомленным о военной силе казахов, не без основания опасался последствий походов в Мавераннахр. "...У Его Величества, убежища халифского достоинства, — пишет_Рузбехан, — были причины, исходя из которых он не позволял казахам посещать эти земли (Мавераннахр и Туркестан.— С.И.) и, воочию видеть средства к украшению и наслаждению жизни, причины миродержания и первенствоваиия узбеков. Не дай бог, если знакомство с этими благами жизни узбеков утвердят их (казахов.— С.И.) на путь распри и вражды, и они вынут мечи из ножен войны и раздора в желании завоевать эти земли и приобщить самих к этим средствам украшения жизни и наслаждения пищей (разнообразной). И отразить их было бы очень трудно [57]".

Походы казахских султанов, в данном случае Ахмед-султана, беспокоили Шейбани-хана и его окружение еще и по следующей причине. С завоеванием Хорасана на западных его границах шейбаниды столкнулись с шахом Ирана Исмаилом I Сефеви. Эти столкновения представителей шиитов и суннитов вылились в ожесточенную борьбу, в ходе которой в 1510 г. погиб Шейбани-хан [58]. Поэтому вполне понятно, что походы казахов в Мавераннахр с целью завоевания его были весьма и весьма нежелательными. В противном случае им пришлось бы вести войну сразу с двумя сильными противниками. Это прекрасно понимали шейбаниды, поэтому, чтобы обезопасить тыл, они вынуждены были сперва совершить поход против казахов.


54 А.А. Семенов. Шейбани-хан и завоевание им империи тимуридов. Материалы по истории таджиков и..., стр. 72.
55 "История КазССР", т. 1, 1957, стр. 145. Здесь следует отмстить, что не совсем понятно, по каким соображениям авторы I тома "Истории КазССР" отнесли походы, совершенные в конце 1508 г. сыном Джаныш-султана Ахмед-султаном, к периоду ханства Касыма? Непонятно также, на основании каких источников они считают, что поход был совершен в 1509 г. и что в нем принимал участие Джаныш-султан. Единственный источник, освещающий эти события — Рузбехан, словами Шейбани-хана, относит поход к 1508 г. и говорит, что он был совершен Ахмед-султаном без участия Джаныш-султана.
56 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана, лл. 94 а, б.
57 Там же, лл. 84 а, б.
58 Подробно об этом см. А.А. Семенов. Шейбани-хан и завоевание им империи тимуридов. Материалы по истории таджиков и узбеков...

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 40432      

Другие статьи из этой рубрики

Тулибаева Ж.М. Бухарские и кокандские источники по истории казахов и Казахстана

В Бухаре в XVIII в. создается ряд исторических сочинений, имеющих большую ценность для изучения истории Бухарского ханства [1, 41]. Одним из таких источников является труд Мухаммада Вафа Карминаги "Тухфат ал-хани" ("Ханский подарок"). Сочинение известно также под названием "Тарих-и Рахим-хан" ("История Рахим-хана").

Е.Б.Абатаев. Юрта – традиционное жилище казахов Южного Алтая

В качестве одного из направлений исследований, разрабатываемых отечественной этнографической наукой, выдвигается изучение специфики этнического развития групп некоренного населения, проживающих за пределами основной территории расселения этноса, в инонациональном окружении. Объектом настоящего исследования является одна из таких локальных групп казахов, проживающих за пределами основной территории расселения своего этноса на Южном Алтае.

Канат Ускенбай. К проблеме аутентичного наименования Казахского ханства (на примере Михман-наме-йи Бухара Фазлаллаха Ибн Рузбихана Исфахани)

Проблема аутентичного наименования Казахского государства позднего средневековья XV–XVII вв. прежде не вычленялась в отдельную исследовательскую проблематику. Как показывает опыт татарстанских коллег [1], такая постановка может быть продуктивной как в вопросе установления названия государства, так и в выяснении государственного устройства, этносоциального состава, территориальных границ. Данная публикация обращает внимание исследователей на сведения в целом широко известного персоязычного сочинения "Михман-наме-йи Бухара" Ибн Рузбихана Исфахани о наименованиях Казахского государства – Казахского ханства. В контексте названия данной публикации сведения этого источника не привлекались.

Д.А. Аманжолова. Казахское общество в 1-й четверти XX века: проблемы этноидентификации

Формирование национального самосознания казахов определялось рядом факторов внутриэтнического характера и объективными условиями развития казахского общества. Особенно активно этот процесс происходил в XX в. Хотя, как показала в своих исследованиях Н.Е. Бекмаханова, уже в XVIII и особенно в XIX вв. вследствие все более активного втягивания региона в общероссийскую экономику, участия казахов в важнейших военно-политических событиях Российской империи, а также усложнения форм социальной организации, медленного, но неуклонного перехода от кочевых к полукочевым и оседлым формам жизнедеятельности, интенсивного общения казахской элиты и ссыльных представителей русской демократической интеллигенции и др. обстоятельств казахский этнос обретал новое качество развития в рамках мирового сообщества [1].

А. Исин. Отражение политических интересов в династийных историографиях XIV-XVII веков

Исследователь, работающий с источниками позднесредневекового времени, не может не заметить различные подходы в освещении истории Центральной Азии, обусловленные не только разной информированностью создававших хроники авторов, существовавшими традициями и стереотипами освещения тем, но и преднамеренными искажениями и умолчаниями тех или иных событий. Имеются и генеалогические искажения, имеющие также определенную политическую подоплеку.
Характеризуя вкратце политические интересы династий, во славу которых создавались многие восточные хроники, отмечу, в частности, что наиболее тенденциозно подавалась история взаимоотношений с казахами и их политическими предшественниками в тимуридской и шейбанидской историографиях, чему есть определенные причины и исторические мотивы.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов