Статьи
 

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

11.С. 151

Вот почему племянник Шейбани-хана Убайдулла-султаи говорил: "Нынешний поход против казахов содействует уничтожению тех безбожников (имеется в виду войска Исмаила I Сефеви. — С.И.), так как они могут совершить набег на Туркестан и Мавераннахр, в то время, когда мы выступим против кызыл-бурков (красношапочников.— С.И.)" [59] .

Такова вторая сторона во взаимоотношениях казахских ханов и шейбанидов в описываемое нашим автором время. Весьма характерной особенностью в их взаимоотношениях является также то, что шейбаниды с помощью богословов Мавераннахра и Хорасана придали им религиозный характер. При этом следует учесть, что в памяти кочевых узбекских родов, недавно покинувших степи Казахстана, были сильны представления о родстве. Причем необходимо также помнить, что вместе с Шейбани-ханом ушли в большинстве своем не целые рода, а часть их [60] . Остальная же часть осталась на месте в родных кочевьях. Это подтверждается данными Ма’суда в "Тарихи Абулхаир-хани" и Бенаи в "Шейбани-наме" [61]  и более поздними записями родового состава казахов и узбеков [62] . О родственной связи ушедших с Шейбани-ханом и оставшихся на месте в составе казахских владений говорит и Рузбехан. Кроме того, узбеки и казахи, как и другие народы Средней Азии, придерживались суннитского толка. Но тем не менее высшее духовенство Бухары, Самарканда и Хорасана, выполняя волю Шейбани-хана, объявило казахов "вероотступниками" и сам поход Шейбани-хана — газаватом, т.е. священной войной.

В чем же проявлялось "вероотступничество" казахов от ислама? Ответ на это дает нам Рузбехан, сообщающий также подробно о религиозных диспутах: можно ли считать казахов "вероотступниками". Мы не будем здесь останавливаться на этих диспутах и перейдем прямо к изложению сущности вопроса.

Некоторые сведения о характере "вероотступничества" казахов в этот период, по данным Рузбехана, имеются в работах А.А. Семенова [60] , поэтому мы не будем вдаваться в подробности.

В одной из бесед с Рузбеханом Шейбани-хан говорил ему, что в пятом колене со стороны Чингис-хана его предок принял ислам. "В те времена, когда Его Величество (предок Шейбани-хана.— С.И.) сподобился принять ислам, все жители Улуса Джучи-хана, являющегося частью улуса узбеков, сделались мусульманами...


59 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана. л. 33 б. Характерно, что попытки казахских ханов м султанов завоевать города Мавераннахра делались в последствии неоднократно. См. А.А. Семенов. Уникальный памятник агиографической средневековой литературы XVI в. — Изв. АН УзФАЫ СССР. 1940, № 12. стр. 51; В.В. Бартольд. Отчет о командировке в Туркестан. Авг.—дек. 1920 г. Приложение к протоколу заседания Отделения исторических наук и филологии, 29 июня, 1921, стр. 61—63.
60 Р.Г. Мукминова. К вопросу о переселении кочевых узбеков в начале XVI в. — Изв. АН УзССР, 1954, № .

 

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 32969      

Другие статьи из этой рубрики

Председатель западного отделения Алаш-Орды Д. Досмухамедов и судьбы казахской интеллигенции в период сталинских репрессий

В советской и, в частности, казахстанской историографии деятельность Джаганши Досмухамедова (Джанши, Жахинши Дос-Мухамедова) и других руководителей казахского автономистского движения Алаш начала XX в., как известно, долгое время оценивалась однозначно отрицательно (1). Однако с конца 80-х гг. прошлого столетия был открыт доступ к ранее закрытым архивным источникам, активизировалась исследовательская деятельность историков и публицистов. В итоге стали появляться работы, которые проливают новый свет на политическую биографию и судьбу таких ярких представителей казахской интеллигенции начала XX в., как Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Джаганша и Халел Досмухамедовы, Мухамеджан Тынышпаев, Мустафа Чокаев и другие (2).

Ч.Ч. Валиханов. О киргиз-кайсацкой большой орде.

Заилийский край занят двумя главными родами Большой орды: албанами и дулатами с частью чапраштов, никогда отсюда не выходивших на правый берег Или. На востоке в Илийскую долину иногда выходят дикокаменные киргизы из рода бугу, родовые кочевья которых находятся на юго-восточной стороне Иссык-Куля, а на западе — из родов султы и сарыбагыш, чьи кочевья находятся также на юго-западном берегу того же озера и в окрестностях Пишпека (укрепления, находящегося за Чу и принадлежащего ташкентцам). Западная граница кочевьев албанов есть р. Турген; они кочуют даже и в китайских владени­ях, платя последним ничтожную дань, К западу от албанов, т.е. от Тургена, кочуют дулаты и чапрашты (смежно) до истоков р. Чу и далее за ней через р. Талас из ташкентских городов и укреп­лений.

Ж.М. Тулибаева. Улус Урус-хана.

Одним из самых запутанных и интересных вопросов в истории Казахстана является проблема изучения генеалогии Урус-хана - предка основателей Казахского ханства. В казахстанской историографии существует две точки зрения относительно родословной Урус-хана, двадцатого правителя Золотой Орды. Одни историки возводят его родословную к Тукай-Тимуру, тринадцатому сыну Джучи, другие к Орда-Эджену, старшему сыну Джучи. Правда, в советское время в околонаучной литературе существовала еще одна версия происхождения Урус-хана, связанная с его именем, однако она не выдерживает никакой критики и связана с конъюнктурными соображениями тех лет.

Ж.М. Тулибаева. Персоязычные источники по истории казахского народа XIV–XV веков

Начиная с XI в. обширная территория от Днестра и северных берегов Черного моря до Иртыша и озера Балхаш носила название Дешт-и Кипчак. Западный Дешт-и Кипчак простирался с востока на запад от Яика до Днестра, а с юга на север – от Черного и Каспийского морей до г. Укека. Восточный Дешт-и Кипчак занимал земли от Иртыша до Яика и от озера Балхаш и низовьев Сырдарьи до Тобола. В XIII в. Дешт-и Кипчак вошел в состав улуса Джучи (Золотая Орда), основная масса населения которого состояла из тюркских и монгольских кочевых родов и племен.

А. Исин. Отражение политических интересов в династийных историографиях XIV-XVII веков

Исследователь, работающий с источниками позднесредневекового времени, не может не заметить различные подходы в освещении истории Центральной Азии, обусловленные не только разной информированностью создававших хроники авторов, существовавшими традициями и стереотипами освещения тем, но и преднамеренными искажениями и умолчаниями тех или иных событий. Имеются и генеалогические искажения, имеющие также определенную политическую подоплеку.
Характеризуя вкратце политические интересы династий, во славу которых создавались многие восточные хроники, отмечу, в частности, что наиболее тенденциозно подавалась история взаимоотношений с казахами и их политическими предшественниками в тимуридской и шейбанидской историографиях, чему есть определенные причины и исторические мотивы.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте