Статьи
 

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

11.С. 151

Вот почему племянник Шейбани-хана Убайдулла-султаи говорил: "Нынешний поход против казахов содействует уничтожению тех безбожников (имеется в виду войска Исмаила I Сефеви. — С.И.), так как они могут совершить набег на Туркестан и Мавераннахр, в то время, когда мы выступим против кызыл-бурков (красношапочников.— С.И.)" [59] .

Такова вторая сторона во взаимоотношениях казахских ханов и шейбанидов в описываемое нашим автором время. Весьма характерной особенностью в их взаимоотношениях является также то, что шейбаниды с помощью богословов Мавераннахра и Хорасана придали им религиозный характер. При этом следует учесть, что в памяти кочевых узбекских родов, недавно покинувших степи Казахстана, были сильны представления о родстве. Причем необходимо также помнить, что вместе с Шейбани-ханом ушли в большинстве своем не целые рода, а часть их [60] . Остальная же часть осталась на месте в родных кочевьях. Это подтверждается данными Ма’суда в "Тарихи Абулхаир-хани" и Бенаи в "Шейбани-наме" [61]  и более поздними записями родового состава казахов и узбеков [62] . О родственной связи ушедших с Шейбани-ханом и оставшихся на месте в составе казахских владений говорит и Рузбехан. Кроме того, узбеки и казахи, как и другие народы Средней Азии, придерживались суннитского толка. Но тем не менее высшее духовенство Бухары, Самарканда и Хорасана, выполняя волю Шейбани-хана, объявило казахов "вероотступниками" и сам поход Шейбани-хана — газаватом, т.е. священной войной.

В чем же проявлялось "вероотступничество" казахов от ислама? Ответ на это дает нам Рузбехан, сообщающий также подробно о религиозных диспутах: можно ли считать казахов "вероотступниками". Мы не будем здесь останавливаться на этих диспутах и перейдем прямо к изложению сущности вопроса.

Некоторые сведения о характере "вероотступничества" казахов в этот период, по данным Рузбехана, имеются в работах А.А. Семенова [60] , поэтому мы не будем вдаваться в подробности.

В одной из бесед с Рузбеханом Шейбани-хан говорил ему, что в пятом колене со стороны Чингис-хана его предок принял ислам. "В те времена, когда Его Величество (предок Шейбани-хана.— С.И.) сподобился принять ислам, все жители Улуса Джучи-хана, являющегося частью улуса узбеков, сделались мусульманами...


59 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана. л. 33 б. Характерно, что попытки казахских ханов м султанов завоевать города Мавераннахра делались в последствии неоднократно. См. А.А. Семенов. Уникальный памятник агиографической средневековой литературы XVI в. — Изв. АН УзФАЫ СССР. 1940, № 12. стр. 51; В.В. Бартольд. Отчет о командировке в Туркестан. Авг.—дек. 1920 г. Приложение к протоколу заседания Отделения исторических наук и филологии, 29 июня, 1921, стр. 61—63.
60 Р.Г. Мукминова. К вопросу о переселении кочевых узбеков в начале XVI в. — Изв. АН УзССР, 1954, № .

 

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 31126      

Другие статьи из этой рубрики

Д.А. Аманжолова. Казахское общество в 1-й четверти XX века: проблемы этноидентификации

Формирование национального самосознания казахов определялось рядом факторов внутриэтнического характера и объективными условиями развития казахского общества. Особенно активно этот процесс происходил в XX в. Хотя, как показала в своих исследованиях Н.Е. Бекмаханова, уже в XVIII и особенно в XIX вв. вследствие все более активного втягивания региона в общероссийскую экономику, участия казахов в важнейших военно-политических событиях Российской империи, а также усложнения форм социальной организации, медленного, но неуклонного перехода от кочевых к полукочевым и оседлым формам жизнедеятельности, интенсивного общения казахской элиты и ссыльных представителей русской демократической интеллигенции и др. обстоятельств казахский этнос обретал новое качество развития в рамках мирового сообщества [1].

Э.Ш. Хуршудян. Путь к премудрости Востока: персидские рукописи в Казахстане

В этом году в Алматы вышла в свет книга "Каталог персидских рукописей" под редакцией известного казахстанского ученого, востоковеда-ираниста доктора Сафара Абдулло. Настоящее издание посвящено описанию рукописей на новоперсидском языке из фондов Нацио­нальной библиотеки Республики Казахстан. Основываясь на тщательном и высоко­профес­сиональном исследовании рукописных памятников из казахстанских собраний, доктор Сафар Абдулло своей работой внес неоценимый вклад в исследование персидской рукописной книги, тем самым, положив начало систематическому изучению персидских рукописей в Казахстане. Это явилось знаменательным событием в казахстанской научной и культурной жизни Казахстана.

Эдуард Хуршудян. Чагатайская монета XIII века. Часть II.

С тех пор как вышла в свет статья В. Настича – "Алматы - Монетный двор XIII века"[1][i], в Казахстане продолжались дебаты вокруг факта возвращения прежнего названия южной столицы Казахстана Алма-Ата на Алматы. Результаты этой статьи были восприняты как нечто данное - без всяких комментариев. Никто из нумизматов, востоковедов-историков даже не попробовал оспорить трактовку, предложенную Настичем. Между тем в статье есть спорные места! В частности можно оспорить трактовку и локализацию монетного двора чагатайской монеты, соответственно подискутировать по поводу географической локализации монетного двора Алмату-Алимту-Алимату с современной Алматы!

Председатель западного отделения Алаш-Орды Д. Досмухамедов и судьбы казахской интеллигенции в период сталинских репрессий

В советской и, в частности, казахстанской историографии деятельность Джаганши Досмухамедова (Джанши, Жахинши Дос-Мухамедова) и других руководителей казахского автономистского движения Алаш начала XX в., как известно, долгое время оценивалась однозначно отрицательно (1). Однако с конца 80-х гг. прошлого столетия был открыт доступ к ранее закрытым архивным источникам, активизировалась исследовательская деятельность историков и публицистов. В итоге стали появляться работы, которые проливают новый свет на политическую биографию и судьбу таких ярких представителей казахской интеллигенции начала XX в., как Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Джаганша и Халел Досмухамедовы, Мухамеджан Тынышпаев, Мустафа Чокаев и другие (2).

Канат Ускенбай. К проблеме аутентичного наименования Казахского ханства (на примере Михман-наме-йи Бухара Фазлаллаха Ибн Рузбихана Исфахани)

Проблема аутентичного наименования Казахского государства позднего средневековья XV–XVII вв. прежде не вычленялась в отдельную исследовательскую проблематику. Как показывает опыт татарстанских коллег [1], такая постановка может быть продуктивной как в вопросе установления названия государства, так и в выяснении государственного устройства, этносоциального состава, территориальных границ. Данная публикация обращает внимание исследователей на сведения в целом широко известного персоязычного сочинения "Михман-наме-йи Бухара" Ибн Рузбихана Исфахани о наименованиях Казахского государства – Казахского ханства. В контексте названия данной публикации сведения этого источника не привлекались.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте