1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 

Салон красоты Ibx Украина массаж лица эстетической медицины.

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

12.С. 152

И отсюда можно сказать, что улус казахов тоже в те времена принял ислам. Таково было утверждение основ ислама в улусе казахов в начальный период возникновения ислама в государстве Чннгис-хана. Но потом о делах: их, как сообщили достоверные люди, стало известно, что среди них распространены некоторые обычаи неверия" [64].

"Обычаи неверия у казахов", как сообщает Рузбехан, проявлялись в основном в трех видах. Во-первых, казахи захваченных в плен мусульман превращали в рабов, не делая никакого различия между ними и рабами-"безбожниками", т. е. захваченными не из мусульманских стран. Причем купля и продажа рабов-мусульман среди казахов, как сообщили Рузбехану "достоверные люди", широко распространены и считаются дозволенным делом [65]. Во-вторых, среди казахов были изображения идолов, которым они поклонялись, что, по мнению богословов Мавераннахра и Хорасана, является явным отступлением от ислама. И, несмотря на то, что сами казахи "вместе с ханами и султанами считают себя верующими — читают Коран, отправляют богослужение, отдают детей своих в школу, постятся, вступают в брак... они вероотступники и их действия — результат вероотступничества и сражение с ними обязательно" [66]. В-третьих, "когда наступает пора весны и появляется кумыс, в первый раз казах, как берет чашу кумыса, прежде чем выпить ее, обращает лицо в сторону солнца и выплескивает небольшое количество напитка по направлению к востоку, а затем совершает земной поклон солнцу. Вероятно, это есть проявление благодарности солнцу за то, что оно выращивает травы... Но поскольку в прошлые времена народы обожествляли все ложное, то и солнце было предметом поклонения, а после же принятия ислама поклонение ему есть явное вероотступничество. И то, что было сказано выше, будь оно простым поклонением или почитанием, — есть одно из доказательств вероотступничества" [67]. Нет никакого сомнения, что эти проявления вероотступничества были широко распространены у казахов в описываемое время. Остатки язычества имели хождение среди казахов и в более поздние времена (XVI—XIX вв.). Причем они, говоря словами Ч. Валиханова, смешались "с мусульманскими повериями и, смешавшись составили одну веру, которая называлась мусульманскою..." [68].

Как было нами отмечено, Рузбехан, да и сам Шейбани-хан, смотрели на казахов и узбеков как на один народ. В связи с этим возникает вопрос: свойственны ли эти обычаи и узбекам, откочевавшим вместе с Шейбани-ханом в Мавераннахр, и которых он теперь вел в их родные степи, или они были характерны только казахам? Источники говорят, что все эти проявления "вероотступничества" были свойственны и узбекам. Так, в 1501-1502 гг., т.е. за семь лет до объявления священной войны против казахов, брат Шейбани-хана Махмуд-султан, пройдя по берегу Сыр-Дарьи, от Ходжента до Чирчика, захватил в плен 1500 человек, превращенных впоследствии в рабов [69]69. Вспомним также о массовом захвате в плен населения городов Мавераннахра и превращении их в рабов дедом Шейбани-хана Абулхаир-ханом [70]. Далее, несходны ли поклонения идолам и солнцу казахов с обращением Абулхаира за помощью к колдунам и волшебникам в лице ядечианов чтобы последние силою камня, яда или джаде вызвали снег или дождь? [71]


64 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана, лл. 87 а, б.
65 Там же, л. 88 б.
66 Там же.
67 Там же, л. 91 а.
68 Ч.Ч. Валиханов. Сочинения. —  Зап. РГР, т. XXIX. СПб, 1904, стр. 9.
69 Р.Г. Мукминова. О некоторых источниках по истории Узбекистана начала XVI в.— Тр. ИВ АН УзССР, вып. 3, 1954, стр. 124.
70 "Тарихи Абулхаир-хани" Ма'суда, ркп. ИВ АН СССР. С. 478, лл. 229 а, 233 б.
71 Там же.

 

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 46254      

Другие статьи из этой рубрики

Илиуф Хаджи-Мурат. Кто вы, чала-казаки? Этиология слова.

Историки и этнографы едины во мнении о том, что прежнее казахское общество состояло из трех социальных слоев. Высшее положение в ее архитектонике занимали представители сословия aq süyek (букв. ‘белая кость’), в которое включались чингизиды-töreler (töre, букв. ‘закон’), и потомки первых проповедников ислама-hodjalar (hodja, букв. ‘хозяин, господин’). Потомки Чингиз-хана, известные также под обобщающим именем töre süyek, имели титул султана и право занимать ханский престол. Отметим, что приведенное сложное название, сокращенное до слова töre, приобрело в казахском языке значения ‘историч. чингизид; аристократ; господин; иронич. начальник’. Среди группы hodjalar, иногда именуемой сословием asıl süyek (букв. ‘благородная кость’), особо почитаемыми были потомки пророка Мухаммеда – сеиды (seyitter). Принадлежность к высшим стратам общества была обусловлена происхождением. Казахская аристократия обладала особым социально-правовым статусом, занимала привилегированное положение в структуре общественных отношений.

Ж.М. Тулибаева. Персоязычные источники по истории казахского народа XIV–XV веков

Начиная с XI в. обширная территория от Днестра и северных берегов Черного моря до Иртыша и озера Балхаш носила название Дешт-и Кипчак. Западный Дешт-и Кипчак простирался с востока на запад от Яика до Днестра, а с юга на север – от Черного и Каспийского морей до г. Укека. Восточный Дешт-и Кипчак занимал земли от Иртыша до Яика и от озера Балхаш и низовьев Сырдарьи до Тобола. В XIII в. Дешт-и Кипчак вошел в состав улуса Джучи (Золотая Орда), основная масса населения которого состояла из тюркских и монгольских кочевых родов и племен.

Председатель западного отделения Алаш-Орды Д. Досмухамедов и судьбы казахской интеллигенции в период сталинских репрессий

В советской и, в частности, казахстанской историографии деятельность Джаганши Досмухамедова (Джанши, Жахинши Дос-Мухамедова) и других руководителей казахского автономистского движения Алаш начала XX в., как известно, долгое время оценивалась однозначно отрицательно (1). Однако с конца 80-х гг. прошлого столетия был открыт доступ к ранее закрытым архивным источникам, активизировалась исследовательская деятельность историков и публицистов. В итоге стали появляться работы, которые проливают новый свет на политическую биографию и судьбу таких ярких представителей казахской интеллигенции начала XX в., как Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Джаганша и Халел Досмухамедовы, Мухамеджан Тынышпаев, Мустафа Чокаев и другие (2).

Н.А. Атыгаев О времени образования Казахского ханства (к 550-летию образования ханства)

Вопрос о времени возникновения Казахского ханства, первого в Центральной Азии национального государства, которое носило имя создавшего его этноса – казахов, является одним из самых дискуссионных проблем отечественной исторической науки. В казахстанской научной и научно-популярной литературе имеется множество работ, посвященных данной теме, хотя до начала 70-х годов ХХ века вопрос датировки образования ханства в качестве научной проблемы специально не поднимался. Его ставили "в один ряд с иными событиями политической истории казахского общества" [1, 54]. В этот период были опубликованы первые научные исследования, посвященные конкретно времени образования Казахского ханства. Автором первой такой специальной работы стал Т.И. Султанов. Затем, в 1977 году, данная проблема была рассмотрена в монографии К.А. Пищулиной. В последующие годы этот вопрос остался без внимания историков. Вновь проблема актуализировалась после обретения Казахстаном независимости. В 90-е годы XX века данный вопрос нашел отражение в работах казахстанских историков А. Хасенова, К. Акишева, Ж. Касымбаева, Б. Карибаева и др. Рассматривали в своих исторических изысканиях проблему датировки образования Казахского ханства известные писатели Казахстана М. Магауин и К. Салгарин. Следует также сказать о псевдонаучных, но растиражированных публикациях по данной теме кандидата технических наук К. Даниярова.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов