Статьи
 

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

13.С. 153

Следовательно, обвинение в вероотступничестве казахов богословами Мавераннахра и Хорасана с таким же успехом можно отнести и к самим узбекам Шейбани-хана — наследника Абулхаир-хана.

И, наконец, следует отметить, что эти сведения Рузбехана об остатках языческих верований в значительной степени сходны с сообщениями Плано Карпини и восточных авторов о верованиях тюрко-монгольских племен, населявших территорию Казахстана в ХIII - XIV вв. [72]

Рузбехан является также единственным автором, сообщающим нам наиболее полные и небезынтересные данные о жилищах и способах передвижения казахов в описываемое им время. По его словам, при перекочевках казахи в основном использовали колесный транспорт. Заслуживает особого внимания объяснение Рузбеханом причин этого: "Так как на пути их передвижения в сторону зимовок, — пишет Рузбехан, — нет никакой воды, достаточной для их скота, то они по необходимости стремятся сократить прохождение этого пути. Дороги и пространства, по которым они движутся, полностью покрыты снегом. Поэтому арбы их, поставленные на колеса, весьма нужны в пути, чтобы быстрее пройти по снежному насту, иначе им грозит опасность гибели от безводья и жажды" [73].

Из этого можно полагать, что необходимость колесного передвижения определялась радиусом кочевания. В своей работе "Общественный строй монголов. Монгольский кочевой феодализм" Б.Я. Владимирцев писал: "Впоследствии, в XIII в. существование кибиток поддерживалось дальними переходами, вызываемыми обилием стад, вообще расцветом кочевой жизни в дни мировой империи монголов" [74]. Причины, вызвавшие существование колесного передвижения, мы видим и у племен, населявших современную территорию Казахстана в XV-XVI вв. Хорошим подтверждением этому могут быть уже приведенные нами сообщения Рузбехана о районе летовок и зимовок, а также о наличии у них большого количества скота [75].

Последнее письменное сообщение, дошедшее до нас, об использовании казахами колесного передвижения относится к концу XVI в. [76]
Позже (XVII—XVIII вв.) источники не говорят об этом. Надо полагать, что повозки в это время вышли из употребления. "Главной причиной исчезновения повозок,— указывал В.В.Бартольд, — по-видимому, должен быть экономический упадок среди кочевников после XV в." [77] .
Основной причиной экономического упадка кочевников может быть уменьшение пастбищ. В XVI в. казахские ханства были еще относительно сильными политическими объединениями, временами представлявшими из себя серьезную угрозу для соседних государств [78].


72 Путешествия в восточные страны..., стр. 29; В. Г. Тизенгаузен. Сборник материалов,, относящихся к истории Золотой Орды, т. 1. СПб, 1884, стр. 174.
73 "Михмаи-намеи Бухара" Рузбехана, л. 73 а.
74 Б.Я. Владимирцев. Указ. соч., стр. 42.
75 См. выше.
76 В.В. Бартольд. Очерк истории Семиречья. Верный, 1898, стр. 91.
77 В.В. Бартольд. О колесном и верховом движении в Средней Азии.—Зап. ИВ АН СССР, т. VI, 1937, стр. 7.
78 Дженкинсон. Путешествия в Среднюю Азию 1558—1560 гг. Английские путешественники в Московском государстве в XVI в. М„ 1937, стр. 185. Продолжение Древней Российской Вивлиофики, т. XI, стр. 186; Акты исторические, собранные, и изданные археографической комиссией. СПб, т. 1, 1334—1598 гг., стр. 341; Хронологический перечень событий, относящихся к истории Зап. Сибири (1465—!881 гг.). Пам. книжка Зап. Сибири. Омск, 1881, стр. 52.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 28208      

Другие статьи из этой рубрики

Ш.К.Ахметова. "Пища казахов Западной Сибири: традиции и новации"

Как известно, пища относится к одному из наиболее важных элементов материальной культуры, являясь носителем этнической специфики. В современных условиях стандартизации и унификации многих явлений культуры и быта сфера пищевых запретов и приоритетов сохраняет максимальное количество этнически значимых черт. Но применительно к казахской диаспоре в Западной Сибири эта тема освещалась фрагментально[1]. Данная работа является первой попыткой системного описания пищи казахов Омской и Новосибирской областей. В научный оборот вводятся новые данные, показывающие соотношение традиционных и новых элементов питания. ритуальное значение пищи, а также сведения о традиционной утвари, сохранившейся в современных условиях.

Е.Б.Абатаев. Народные игры казахов Южного Алтая

Игры во все времена имели огромное общественное значение. Возникновение их относится к далекой древности и в своем развитии они прошли ряд последовательно сменявшихся форм, соответствовавших общественным отношениям и хозяйственной деятельности народа. Игры и развлечения выполняли всегда общественные функции: воспитательные, военно-спортивные, ритуальные, зрелищно-эстетические, коммуникативные и др.[1] Часть игр и развлечений несли у казахов Южного Алтая ритуальные и обрядовые функции, входящих в систему поминально-погребальных и свадебных обрядов. Многие из них впоследствии утратили свою первоначальную суть, развиваясь и перерождаясь. Примером может служить аламан байга, кокпар, сайыс, аударыспак [2].

Н.А. Атыгаев О времени образования Казахского ханства (к 550-летию образования ханства)

Вопрос о времени возникновения Казахского ханства, первого в Центральной Азии национального государства, которое носило имя создавшего его этноса – казахов, является одним из самых дискуссионных проблем отечественной исторической науки. В казахстанской научной и научно-популярной литературе имеется множество работ, посвященных данной теме, хотя до начала 70-х годов ХХ века вопрос датировки образования ханства в качестве научной проблемы специально не поднимался. Его ставили "в один ряд с иными событиями политической истории казахского общества" [1, 54]. В этот период были опубликованы первые научные исследования, посвященные конкретно времени образования Казахского ханства. Автором первой такой специальной работы стал Т.И. Султанов. Затем, в 1977 году, данная проблема была рассмотрена в монографии К.А. Пищулиной. В последующие годы этот вопрос остался без внимания историков. Вновь проблема актуализировалась после обретения Казахстаном независимости. В 90-е годы XX века данный вопрос нашел отражение в работах казахстанских историков А. Хасенова, К. Акишева, Ж. Касымбаева, Б. Карибаева и др. Рассматривали в своих исторических изысканиях проблему датировки образования Казахского ханства известные писатели Казахстана М. Магауин и К. Салгарин. Следует также сказать о псевдонаучных, но растиражированных публикациях по данной теме кандидата технических наук К. Даниярова.

Турсун Султанов. Кто такие казахи

Казак — тюркское слово. Его исходная форма именно такая: два увулярных к' начальный и конечный, — к' а з а к'. Со времени выхода известной книги А. Левшина о казахах (1832) в трудах некоторых ученых распространено утверждение о том, что в "Шах-наме" великого персидского поэта Фирдоуси (рубеж X—XI столетий), в разделе о Рустаме якобы говорится о казахах и ханах казахских. Однако cодержание бессмертного творения хорошо известно ориенталистам, и там нет ни слова о слове "казак". Как показали многолетние исследования ведущего востоковеда Республики Казахстан Б. Е. Кумекова, нет упоминания термина "казак" и в сочинениях ранних арабских авторов. В мусульманских письменных источниках мы встречаем его в анонимном тюрко-арабском словаре, составленном, вероятно, в Египте, известном по рукописи 1245 года и изданном М. Хоутсмом в Лейдене в 1894-м, со значением "бездомный", "бесприютный", "скиталец", "изгнанник".
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте | баннеры сайта