Статьи
 

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

14.С. 154

С начала же XVII в. казахское ханство подвергается постоянным набегам со стороны Джунгарии, в ходе которых оно теряет значительную часть своей территории [79]. Последнее было одной из главных причин экономического упадка кочевого скотоводческого хозяйства казахов.

Священник Юрий Крыжанич в "Истории о Сибири", составленной им около 1680 г. во время пятнадцатилетнего пребывания в Тобольске, писал: "Калмыцкая степь простирается от границ Астраханской области до самого Китая" [80]. Следовательно, сообщение Рузбехана о колесном передвижении и о районах летовок и зимовок казахов в сопоставлении со сведениями других авторов могут быть отправным началом для выяснения причин как существования колесного передвижения у казахов, так и исчезновения его в позднее время.

Описывая способы передвижения казахов, Рузбехан тут же говорит о жилищах их, ибо то и другое, как мы увидим, тесно связано между собой. "Дома их, — сообщает Рузбехан, — построенные по форме арб, поставлены, на колеса, подобные небесной сфере. Верблюды и лошади перевозят их от стоянки к стоянке, вытягиваясь, подобно каравану, идущему друг за другом, и если будут так непрерывно двигаться, то могут растянуться на сто монгольских фарсангов, а расстояния между ними не будет более одного шага" [81].

В другом месте, более подробно останавливаясь на жилищах казахов, Рузбехан пишет: "Дома их, сделанные из деревьев, возвышаются ввысь, подобно дворцам, и по просторности своей, подобны миру. Стены, сделанные из белого тополя, очень крепкие, и устройство их доведено до совершенства. Кибитку сверху покрывают войлоком, разнообразной и редкостной окраски, и овечьими шкурами. В них проживают султаны и знатные из казахов. Кибитки эти красивы, каждая из них может вмещать более 20 человек, пребывающих и отдыхающих в них сидя. Эти кибитки установлены на колесах, и множество верблюдов тянут их. Я поразился их устройству, ибо установленные на повозках, они очень громадны и вместительны, а также со всех сторон имеют окошки и форточки и покрыты войлоком. Внутри они прекрасно устроены и красивы точно так же, как дома эмиров и султанов" [82]. В противовес жилищам феодальной знати "дома на повозках простых скотоводов-кочевников были более скромными как по размеру, так и по устройству: "кибитки, принадлежащие простым людям, имеют продолговатую форму и так же сделанные искусно и тщательно перевозятся одним или более верблюдами. Спереди и сзади этих кибиток устроены дверцы, чтобы обитатели его могли смотреть наружу" [83].

Сведения Рузбехана о жилищах, несомненно, представляют большой интерес как для историков, так и для этнографов. И, несмотря на свою малочисленность, они являются ценнейшими данными, показывающими нам, что ремесло у казахов того времени, в частности выделка кожи и войлока, плотничье дело, стояло на высокой ступени развития. Иначе Рузбехан не отзывался бы так высоко об устройстве жилищ казахов и не сравнивал бы их с дворцами султанов и эмиров Мавераннахра.


79 В.Я. Б и ч у р и н. Историческое обозрение ойратов или калмыков с XV столетия и до настоящего времени, СПб, 1834, стр. 41, 59—62; Г. Ф. Миллер. История Сибири, т. II. М.—Л., 1941. стр. 98   100, 104-108, 112.
80 А. Титов. Сибирь в XVII в. Сборник старинных русских статей о Сибири и прилегающих к ней землях. М., 1890, стр. 179.
81 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана, л. 73 а.
82 Там же. лл. 102 а, б.
83 Там же, л. 102 б.

 

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 35716      

Другие статьи из этой рубрики

Ж.М. Тулибаева. Улус Урус-хана.

Одним из самых запутанных и интересных вопросов в истории Казахстана является проблема изучения генеалогии Урус-хана - предка основателей Казахского ханства. В казахстанской историографии существует две точки зрения относительно родословной Урус-хана, двадцатого правителя Золотой Орды. Одни историки возводят его родословную к Тукай-Тимуру, тринадцатому сыну Джучи, другие к Орда-Эджену, старшему сыну Джучи. Правда, в советское время в околонаучной литературе существовала еще одна версия происхождения Урус-хана, связанная с его именем, однако она не выдерживает никакой критики и связана с конъюнктурными соображениями тех лет.

Эдуард Хуршудян. Чагатайская монета XIII века. Часть II.

С тех пор как вышла в свет статья В. Настича – "Алматы - Монетный двор XIII века"[1][i], в Казахстане продолжались дебаты вокруг факта возвращения прежнего названия южной столицы Казахстана Алма-Ата на Алматы. Результаты этой статьи были восприняты как нечто данное - без всяких комментариев. Никто из нумизматов, востоковедов-историков даже не попробовал оспорить трактовку, предложенную Настичем. Между тем в статье есть спорные места! В частности можно оспорить трактовку и локализацию монетного двора чагатайской монеты, соответственно подискутировать по поводу географической локализации монетного двора Алмату-Алимту-Алимату с современной Алматы!

С.К. Косанбаев Формирование и развитие казахской этнографической науки в 1918 - 1924 гг.

В 1918 г. в Ташкенте по инициативе передовой туркестанской интеллигенции (в т.ч. - и казахской) были открыты Туркестанский народный университет (ТуркНУ) и Туркестанский Восточный институт (ТВИ). В рамках их структуры начали функционировать кафедры казахской этнографии и казахского языка. Лекции на этих кафедрах читал известнsй этнограф и фольклорист, большой знаток культуры казахского этноса А.А.Диваев. Он разработал и издал специальную программу по казахской этнографии. Она была опубликована (вместе с рядом лекций и научных статей автора) в университетских изданиях - газете "Народный Университет" и журнале "Еженедельник Народного Университета".

Н.А. Атыгаев О времени образования Казахского ханства (к 550-летию образования ханства)

Вопрос о времени возникновения Казахского ханства, первого в Центральной Азии национального государства, которое носило имя создавшего его этноса – казахов, является одним из самых дискуссионных проблем отечественной исторической науки. В казахстанской научной и научно-популярной литературе имеется множество работ, посвященных данной теме, хотя до начала 70-х годов ХХ века вопрос датировки образования ханства в качестве научной проблемы специально не поднимался. Его ставили "в один ряд с иными событиями политической истории казахского общества" [1, 54]. В этот период были опубликованы первые научные исследования, посвященные конкретно времени образования Казахского ханства. Автором первой такой специальной работы стал Т.И. Султанов. Затем, в 1977 году, данная проблема была рассмотрена в монографии К.А. Пищулиной. В последующие годы этот вопрос остался без внимания историков. Вновь проблема актуализировалась после обретения Казахстаном независимости. В 90-е годы XX века данный вопрос нашел отражение в работах казахстанских историков А. Хасенова, К. Акишева, Ж. Касымбаева, Б. Карибаева и др. Рассматривали в своих исторических изысканиях проблему датировки образования Казахского ханства известные писатели Казахстана М. Магауин и К. Салгарин. Следует также сказать о псевдонаучных, но растиражированных публикациях по данной теме кандидата технических наук К. Даниярова.

Ж.М. Тулибаева. Персоязычные источники по истории казахского народа XIV–XV веков

Начиная с XI в. обширная территория от Днестра и северных берегов Черного моря до Иртыша и озера Балхаш носила название Дешт-и Кипчак. Западный Дешт-и Кипчак простирался с востока на запад от Яика до Днестра, а с юга на север – от Черного и Каспийского морей до г. Укека. Восточный Дешт-и Кипчак занимал земли от Иртыша до Яика и от озера Балхаш и низовьев Сырдарьи до Тобола. В XIII в. Дешт-и Кипчак вошел в состав улуса Джучи (Золотая Орда), основная масса населения которого состояла из тюркских и монгольских кочевых родов и племен.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте