Статьи
 

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

14.С. 154

С начала же XVII в. казахское ханство подвергается постоянным набегам со стороны Джунгарии, в ходе которых оно теряет значительную часть своей территории [79]. Последнее было одной из главных причин экономического упадка кочевого скотоводческого хозяйства казахов.

Священник Юрий Крыжанич в "Истории о Сибири", составленной им около 1680 г. во время пятнадцатилетнего пребывания в Тобольске, писал: "Калмыцкая степь простирается от границ Астраханской области до самого Китая" [80]. Следовательно, сообщение Рузбехана о колесном передвижении и о районах летовок и зимовок казахов в сопоставлении со сведениями других авторов могут быть отправным началом для выяснения причин как существования колесного передвижения у казахов, так и исчезновения его в позднее время.

Описывая способы передвижения казахов, Рузбехан тут же говорит о жилищах их, ибо то и другое, как мы увидим, тесно связано между собой. "Дома их, — сообщает Рузбехан, — построенные по форме арб, поставлены, на колеса, подобные небесной сфере. Верблюды и лошади перевозят их от стоянки к стоянке, вытягиваясь, подобно каравану, идущему друг за другом, и если будут так непрерывно двигаться, то могут растянуться на сто монгольских фарсангов, а расстояния между ними не будет более одного шага" [81].

В другом месте, более подробно останавливаясь на жилищах казахов, Рузбехан пишет: "Дома их, сделанные из деревьев, возвышаются ввысь, подобно дворцам, и по просторности своей, подобны миру. Стены, сделанные из белого тополя, очень крепкие, и устройство их доведено до совершенства. Кибитку сверху покрывают войлоком, разнообразной и редкостной окраски, и овечьими шкурами. В них проживают султаны и знатные из казахов. Кибитки эти красивы, каждая из них может вмещать более 20 человек, пребывающих и отдыхающих в них сидя. Эти кибитки установлены на колесах, и множество верблюдов тянут их. Я поразился их устройству, ибо установленные на повозках, они очень громадны и вместительны, а также со всех сторон имеют окошки и форточки и покрыты войлоком. Внутри они прекрасно устроены и красивы точно так же, как дома эмиров и султанов" [82]. В противовес жилищам феодальной знати "дома на повозках простых скотоводов-кочевников были более скромными как по размеру, так и по устройству: "кибитки, принадлежащие простым людям, имеют продолговатую форму и так же сделанные искусно и тщательно перевозятся одним или более верблюдами. Спереди и сзади этих кибиток устроены дверцы, чтобы обитатели его могли смотреть наружу" [83].

Сведения Рузбехана о жилищах, несомненно, представляют большой интерес как для историков, так и для этнографов. И, несмотря на свою малочисленность, они являются ценнейшими данными, показывающими нам, что ремесло у казахов того времени, в частности выделка кожи и войлока, плотничье дело, стояло на высокой ступени развития. Иначе Рузбехан не отзывался бы так высоко об устройстве жилищ казахов и не сравнивал бы их с дворцами султанов и эмиров Мавераннахра.


79 В.Я. Б и ч у р и н. Историческое обозрение ойратов или калмыков с XV столетия и до настоящего времени, СПб, 1834, стр. 41, 59—62; Г. Ф. Миллер. История Сибири, т. II. М.—Л., 1941. стр. 98   100, 104-108, 112.
80 А. Титов. Сибирь в XVII в. Сборник старинных русских статей о Сибири и прилегающих к ней землях. М., 1890, стр. 179.
81 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана, л. 73 а.
82 Там же. лл. 102 а, б.
83 Там же, л. 102 б.

 

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 31130      

Другие статьи из этой рубрики

Е.Б.Абатаев. Народные игры казахов Южного Алтая

Игры во все времена имели огромное общественное значение. Возникновение их относится к далекой древности и в своем развитии они прошли ряд последовательно сменявшихся форм, соответствовавших общественным отношениям и хозяйственной деятельности народа. Игры и развлечения выполняли всегда общественные функции: воспитательные, военно-спортивные, ритуальные, зрелищно-эстетические, коммуникативные и др.[1] Часть игр и развлечений несли у казахов Южного Алтая ритуальные и обрядовые функции, входящих в систему поминально-погребальных и свадебных обрядов. Многие из них впоследствии утратили свою первоначальную суть, развиваясь и перерождаясь. Примером может служить аламан байга, кокпар, сайыс, аударыспак [2].

Ч.Ч. Валиханов. О киргиз-кайсацкой большой орде.

Заилийский край занят двумя главными родами Большой орды: албанами и дулатами с частью чапраштов, никогда отсюда не выходивших на правый берег Или. На востоке в Илийскую долину иногда выходят дикокаменные киргизы из рода бугу, родовые кочевья которых находятся на юго-восточной стороне Иссык-Куля, а на западе — из родов султы и сарыбагыш, чьи кочевья находятся также на юго-западном берегу того же озера и в окрестностях Пишпека (укрепления, находящегося за Чу и принадлежащего ташкентцам). Западная граница кочевьев албанов есть р. Турген; они кочуют даже и в китайских владени­ях, платя последним ничтожную дань, К западу от албанов, т.е. от Тургена, кочуют дулаты и чапрашты (смежно) до истоков р. Чу и далее за ней через р. Талас из ташкентских городов и укреп­лений.

Д.А. Аманжолова. Казахское общество в 1-й четверти XX века: проблемы этноидентификации

Формирование национального самосознания казахов определялось рядом факторов внутриэтнического характера и объективными условиями развития казахского общества. Особенно активно этот процесс происходил в XX в. Хотя, как показала в своих исследованиях Н.Е. Бекмаханова, уже в XVIII и особенно в XIX вв. вследствие все более активного втягивания региона в общероссийскую экономику, участия казахов в важнейших военно-политических событиях Российской империи, а также усложнения форм социальной организации, медленного, но неуклонного перехода от кочевых к полукочевым и оседлым формам жизнедеятельности, интенсивного общения казахской элиты и ссыльных представителей русской демократической интеллигенции и др. обстоятельств казахский этнос обретал новое качество развития в рамках мирового сообщества [1].

Эдуард Хуршудян. Об Алматы и проблеме вокруг нее. Часть I

В последнее время вопрос возвращения прежнего названия города Алма-Ата на Алматы, привлек большое внимание ученых и представителей общественности. Было написано много работ, были высказаны самые различные точки зрения по этой проблематике. В данной работе мы решили дать нашу точку зрения на некоторые вопросы, имеющие отношение к проблематике топонима Алматы и вокруг нее. Это, прежде всего, наша рецензия на недавно вышедший сборник, посвященный Алматы ("Письменные источники по истории и культуре Алматы (VIII-начало XXв.)")(статья N1), а также новое толкование прочтения арабской надписи на Чагатайской монете XIII века (статья N2) и некоторые размышления вокруг прежнего названия города - Алма-Ата (статья N3).

Атыгаев Н.А. Время образования Казахского ханства: некоторые аспекты проблемы в историографии и в источниках

Становление и развитие государственного суверенитета Казахстана актуализировали многие проблемы истории государствообразующего этноса – казахского народа. В новых условиях повышенный интерес у общественности и ученых-обществоведов вызвали вопросы, связанные с историей развития государственности на казахской земле, определением ее истоков и динамики развития. Одним из важных этапов эволюции государственности на территории Казахстана является период существования средневекового государства казахского этноса – Казахского ханства.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте