1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

2.С. 142

известие, Шейбани-хан с благословения богословов Мавераннахра и Хорасана объявил казахам священную войну и в январе 1509 г. выступил против них в поход [5] .

Рузбехан, будучи одним из приближенных Шейбани-хана, сопровождал его в этом походе и "подробно описал все предшествовавшее последнему и причины вызвавшие его; текстуально записал слова Шейбани-хана, подробно отметил все им виденное, до бытовых подробностей включительно" [6] .

Эти весьма примечательные записи дошли до нас в его сочинении "Михман-намеи Бухара", начатого в июле-августе 1509 г. и законченного в августе-сентябре того же года в Бухаре. Последнее и обусловило то, что в сочинении Рузбехана ни слова не сказано о неудачном походе Шейбани-хана в начале 1510 г. против Касым-хана, о чем имеются свидетельства других авторов [7] .

"Михман-намеи Бухара" Рузбехана, написанное на персидском языке, является пока единственным сочинением средневековых авторов, знакомящим нас с бытом и хозяйством казахов в начале XVI в. Вместе с тем в его записях можно встретить не менее оригинальные и пока единственные данные о внешнеторговых связях казахов в начале XVI в., о состоянии городов Туркестан, Сыгнак, Сайрам и их роли в политической и экономической жизни кочевников и т.д. Отдельные, но ценные выдержки из него по хозяйству и быту впервые ввел в науку А.А. Семенов в своей статье "К вопросу о происхождении и составе узбеков Шейбани-хана". На "Михман-намеи Бухара", как на источник по истории Казахстана, указывал в своей работе и П.П. Иванов [8] .

Однако сведения Рузбехана, несмотря на всю оригинальность и большую ценность, до сих пор остаются малоизвестными не только для широкого, круга читателей, но и для специалистов — историков Казахстана. Здесь следует отметить, что "Михман-намеи Бухара" представляет исключительный интерес, как для истории Казахстана, так и Средней Азии периода Шейбани-хана. И поэтому прав проф. А.А. Семенов, когда он пишет, что записки Рузбехана, "современника и близкого к Шейбани-хану человека... к крайнему сожалению, до сих пор не были известны в науке и поэтому не оценены по достоинству" [9] . Учитывая это, мы сочли своим долгом в порядке предварительного сообщения ознакомить читателей с некоторыми сведениями по истории Казахстана, извлеченными из этого сочинения, при этом в ходе изложения материала "Михман-намеи Бухара" Рузбехана нами приводятся для сравнения сведения других авторов о Казахстане.

В одном из первых разделов сочинения Рузбехана "Упоминания обстоятельств, которые были причиной к священной войне против казахов" имеется весьма интересное высказывание. "Три племени,— пишет он,— относятся к узбекам, кои суть славнейшие в улусе Чингис-хана. На сегодняшний день [один из них], все [племена] которого относятся к Шейбану (шейбанион), и Его Величество через целый ряд предков был и есть их хан;


5 Там же, лл. 40 а, б.
6 А.А. Семенов. К вопросу о происхождении и составе узбеков Шейбани-хана. Материалы по истории таджиков и узбеков..., стр. 21.
7 См. Извлечения из сочинения Хондем ира "Хабиб ас-Сияр", Мухаммед-Хайдара "Тарихи Рашиди" в работе В.В. Вельяминова-3ернова "Исследование о касымовских царях и царевичах", ч. 2. СПб, 1864, стр. 224, 260.
8 П.П. Иванов. Казахи и кокандское ханство.— Зап. ИВ АН СССР, т. VII. 1939, стр. 93.
9 А. А. Семенов. К вопросу с происхождении и составе...,  стр. 21.

 

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 48334      

Другие статьи из этой рубрики

Д.А. Аманжолова. Казахское общество в 1-й четверти XX века: проблемы этноидентификации

Формирование национального самосознания казахов определялось рядом факторов внутриэтнического характера и объективными условиями развития казахского общества. Особенно активно этот процесс происходил в XX в. Хотя, как показала в своих исследованиях Н.Е. Бекмаханова, уже в XVIII и особенно в XIX вв. вследствие все более активного втягивания региона в общероссийскую экономику, участия казахов в важнейших военно-политических событиях Российской империи, а также усложнения форм социальной организации, медленного, но неуклонного перехода от кочевых к полукочевым и оседлым формам жизнедеятельности, интенсивного общения казахской элиты и ссыльных представителей русской демократической интеллигенции и др. обстоятельств казахский этнос обретал новое качество развития в рамках мирового сообщества [1].

Н.А. Атыгаев О времени образования Казахского ханства (к 550-летию образования ханства)

Вопрос о времени возникновения Казахского ханства, первого в Центральной Азии национального государства, которое носило имя создавшего его этноса – казахов, является одним из самых дискуссионных проблем отечественной исторической науки. В казахстанской научной и научно-популярной литературе имеется множество работ, посвященных данной теме, хотя до начала 70-х годов ХХ века вопрос датировки образования ханства в качестве научной проблемы специально не поднимался. Его ставили "в один ряд с иными событиями политической истории казахского общества" [1, 54]. В этот период были опубликованы первые научные исследования, посвященные конкретно времени образования Казахского ханства. Автором первой такой специальной работы стал Т.И. Султанов. Затем, в 1977 году, данная проблема была рассмотрена в монографии К.А. Пищулиной. В последующие годы этот вопрос остался без внимания историков. Вновь проблема актуализировалась после обретения Казахстаном независимости. В 90-е годы XX века данный вопрос нашел отражение в работах казахстанских историков А. Хасенова, К. Акишева, Ж. Касымбаева, Б. Карибаева и др. Рассматривали в своих исторических изысканиях проблему датировки образования Казахского ханства известные писатели Казахстана М. Магауин и К. Салгарин. Следует также сказать о псевдонаучных, но растиражированных публикациях по данной теме кандидата технических наук К. Даниярова.

Эдуард Хуршудян. Чагатайская монета XIII века. Часть II.

С тех пор как вышла в свет статья В. Настича – "Алматы - Монетный двор XIII века"[1][i], в Казахстане продолжались дебаты вокруг факта возвращения прежнего названия южной столицы Казахстана Алма-Ата на Алматы. Результаты этой статьи были восприняты как нечто данное - без всяких комментариев. Никто из нумизматов, востоковедов-историков даже не попробовал оспорить трактовку, предложенную Настичем. Между тем в статье есть спорные места! В частности можно оспорить трактовку и локализацию монетного двора чагатайской монеты, соответственно подискутировать по поводу географической локализации монетного двора Алмату-Алимту-Алимату с современной Алматы!

А. Исин. Отражение политических интересов в династийных историографиях XIV-XVII веков

Исследователь, работающий с источниками позднесредневекового времени, не может не заметить различные подходы в освещении истории Центральной Азии, обусловленные не только разной информированностью создававших хроники авторов, существовавшими традициями и стереотипами освещения тем, но и преднамеренными искажениями и умолчаниями тех или иных событий. Имеются и генеалогические искажения, имеющие также определенную политическую подоплеку.
Характеризуя вкратце политические интересы династий, во славу которых создавались многие восточные хроники, отмечу, в частности, что наиболее тенденциозно подавалась история взаимоотношений с казахами и их политическими предшественниками в тимуридской и шейбанидской историографиях, чему есть определенные причины и исторические мотивы.

Ч.Ч. Валиханов. О киргиз-кайсацкой большой орде.

Заилийский край занят двумя главными родами Большой орды: албанами и дулатами с частью чапраштов, никогда отсюда не выходивших на правый берег Или. На востоке в Илийскую долину иногда выходят дикокаменные киргизы из рода бугу, родовые кочевья которых находятся на юго-восточной стороне Иссык-Куля, а на западе — из родов султы и сарыбагыш, чьи кочевья находятся также на юго-западном берегу того же озера и в окрестностях Пишпека (укрепления, находящегося за Чу и принадлежащего ташкентцам). Западная граница кочевьев албанов есть р. Турген; они кочуют даже и в китайских владени­ях, платя последним ничтожную дань, К западу от албанов, т.е. от Тургена, кочуют дулаты и чапрашты (смежно) до истоков р. Чу и далее за ней через р. Талас из ташкентских городов и укреп­лений.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов