Статьи
 

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

3.С. 143

второе племя — казахи, которые славны [во всем мире] силою и неустрашимостью; третье племя — мангыты, кои суть цари Ходжи-Тархана (Астрахана)" [10] . Эти слова Рузбехана означают, что в описываемое им время территорию Казахстана населяли родственные в этническом отношении племена, разделенные на три политических объединения, которые представляли из себя еще не вполне устойчивые и точно определившиеся этнические группы. Поэтому в начале XVI в. термины "казах", "узбек" и "мангыт" включали в себя большое политическое понятие. Причем если в дальнейшем два из них — "казак" и "узбек" — становятся названием двух народов, то "мангыт" приобретает свое первоначальное родовое наименование, вошедшее уже в состав двух этнических групп — узбеков и ногайцев.

В дальнейшем Рузбехан высказывает мысль о том, что "казахи" и "узбеки" в описываемое им время представляли более политическое объединение, чем этническое; он говорит об этом в различной форме несколько раз. Так, в разделе "Рассказ о местонахождении стран Туркестана и земель казахов", описывая районы зимовок "казахов", он пишет: "Ее (степь. — С.И.) называют Дешти-Кыпчак или страной узбеков, и это все есть государство узбеков" [11] . И далее он приводит не менее оригинальные в этом смысле слова самого Шейбани-хана: "Просторы Дешты-Кыпчака больше того, что включено в страницу этой книги. Эти степи обширные — суть летовки узбеков. И в летнюю пору, когда наступает время июльской жары и время сильного и жгучего зноя, казахский улус (курсив наш.— С.И.) занимает места по окраинам и сторонам его" [12] . Иными словами, Шейбани-хан, как это впервые подметил А.А. Семенов, не делает "никакого различия между казахами и узбеками" [13]  и рассматривает их в этническом отношении еще как единое целое. Только в последующих своих беседах с Рузбеханом он делит их на два политических объединения, подчиненные двум враждующим друг с другом домам — Орды и Шейбана. Третье же политическое объединение, известное в среднеазиатских источниках под названием крупного племени мангыт, а в русских источниках как Ногайский улус, судя по данным других авторов, не было столь сильным и в конце XV — начале XVI вв. выступало то на стороне потомков Шейбана, то Орды [14] . Весьма характерно также и то, что другие авторы начала XVI в. не делают строгого этнического разграничения между двумя этими политическими объединениями,, т.е. не вкладывают в понятия "казах" и "узбек" резко выраженный этнический смысл [15] . По данным же Ма'суда бен Османи Кухистани и Бенаи, эти "три племени, относящиеся к узбекам, объединяли следующие рода: кият, мангыт, баилы, кунграт, тангут, ииджан, кушчи, барак, уйгур, утарчи, найман, ички, угриш — найман, тубай, таймас, джат, кытай, карлук, кенегес, уйсун, курлеут, имчи, минг, чимбай, шадбаклы, шункарлы и буркут [16] .


10 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана, лл. 24 а, б.
11 Там же, л. 72 а.
12 Там же,  л. 72 б.
13 А.А. Семенов. К вопросу о происхождении и составе..., стр. 31.
14 "Шейбани-наме" Бенаи, ркп. ИВ АН УзССР, № 844, по фотокопии ИИАЭ АН КазССР, № 957, стр. 6. 9—10; С.К. Ибрагимов. Некоторые данные к истории казахов XV—XVI вв. — Изв. АН КазССР, сер. ист., экон. и права, 1956, вып. 3, стр. 112.
15 См., например, Мухаммед Салих "Шейбани-наме", изд. П. М. Мелиоранского. СПб, 1908.
16 "Тарихи Абулхаир-хани" Ма'суда бен Османи Кухистани, ркп. ИВ АН СССР, С. 478, л. 218 а, "Шейбани-наме" Бенаи. стр. 1—2.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 28211      

Другие статьи из этой рубрики

А. Исин. Отражение политических интересов в династийных историографиях XIV-XVII веков

Исследователь, работающий с источниками позднесредневекового времени, не может не заметить различные подходы в освещении истории Центральной Азии, обусловленные не только разной информированностью создававших хроники авторов, существовавшими традициями и стереотипами освещения тем, но и преднамеренными искажениями и умолчаниями тех или иных событий. Имеются и генеалогические искажения, имеющие также определенную политическую подоплеку.
Характеризуя вкратце политические интересы династий, во славу которых создавались многие восточные хроники, отмечу, в частности, что наиболее тенденциозно подавалась история взаимоотношений с казахами и их политическими предшественниками в тимуридской и шейбанидской историографиях, чему есть определенные причины и исторические мотивы.

Ч.Ч. Валиханов. О киргиз-кайсацкой большой орде.

Заилийский край занят двумя главными родами Большой орды: албанами и дулатами с частью чапраштов, никогда отсюда не выходивших на правый берег Или. На востоке в Илийскую долину иногда выходят дикокаменные киргизы из рода бугу, родовые кочевья которых находятся на юго-восточной стороне Иссык-Куля, а на западе — из родов султы и сарыбагыш, чьи кочевья находятся также на юго-западном берегу того же озера и в окрестностях Пишпека (укрепления, находящегося за Чу и принадлежащего ташкентцам). Западная граница кочевьев албанов есть р. Турген; они кочуют даже и в китайских владени­ях, платя последним ничтожную дань, К западу от албанов, т.е. от Тургена, кочуют дулаты и чапрашты (смежно) до истоков р. Чу и далее за ней через р. Талас из ташкентских городов и укреп­лений.

Е.Б.Абатаев. Народные игры казахов Южного Алтая

Игры во все времена имели огромное общественное значение. Возникновение их относится к далекой древности и в своем развитии они прошли ряд последовательно сменявшихся форм, соответствовавших общественным отношениям и хозяйственной деятельности народа. Игры и развлечения выполняли всегда общественные функции: воспитательные, военно-спортивные, ритуальные, зрелищно-эстетические, коммуникативные и др.[1] Часть игр и развлечений несли у казахов Южного Алтая ритуальные и обрядовые функции, входящих в систему поминально-погребальных и свадебных обрядов. Многие из них впоследствии утратили свою первоначальную суть, развиваясь и перерождаясь. Примером может служить аламан байга, кокпар, сайыс, аударыспак [2].

Тулибаева Ж.М. Бухарские и кокандские источники по истории казахов и Казахстана

В Бухаре в XVIII в. создается ряд исторических сочинений, имеющих большую ценность для изучения истории Бухарского ханства [1, 41]. Одним из таких источников является труд Мухаммада Вафа Карминаги "Тухфат ал-хани" ("Ханский подарок"). Сочинение известно также под названием "Тарих-и Рахим-хан" ("История Рахим-хана").

Е.Б.Абатаев. Юрта – традиционное жилище казахов Южного Алтая

В качестве одного из направлений исследований, разрабатываемых отечественной этнографической наукой, выдвигается изучение специфики этнического развития групп некоренного населения, проживающих за пределами основной территории расселения этноса, в инонациональном окружении. Объектом настоящего исследования является одна из таких локальных групп казахов, проживающих за пределами основной территории расселения своего этноса на Южном Алтае.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте | баннеры сайта