1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

4.С. 144

Сочинение Рузбехана является также единственным источником, знакомящим нас с территорией, которую занимали казахские владения в начале XVI в. В упомянутом выше разделе сочинения "Рассказ о местонахождении стран Туркестана и земель казахов" Рузбехан пишет: "Имущество и скот их так многочисленен, что большинство из них могут считать своим господином Хатим-Тая" [17], и летовки и зимовки их, "которые дают скоту воду и траву, Аллах! Да будет он превозвышен и велик! располагаются на ровной земле протяженностью шестьсот фарсангов [18], на которой нет даже мелких камней, богатой реками и цветами и ее (степь эту — С. И.) называют Дешти-Кыпчак... и говорят, что Дешти-Кыпчак продолжение рая и наслаждение степями его, подобно земному раю. Когда мы находились в самаркандской степи на берегу Сейхуна [19] против Отрара [20], Его Величество Шейбани-хан сказал мне: "Дешти-Кыпчак протяженностью шестьсот фарсангов, большая часть его щедра реками, а разум соловья не в силах разобраться в цветнике роз того государства, каждое дерево которого, ты бы сказал, по своей высоте подобно горе или линии луча протяженностью от земли в сторону седьмого неба... на деревьях этих жилища разных птиц — ястребов, соколов. Ты бы сказал: Дешти-Кыпчак по благоденствию своему и изобилию даров природы есть квинтэссенция мира. В весеннюю пору дни его проходят в веяниях приятного ветра, распространяющего благоухание амбры, а ночь его, подобно блаженному раю, пребывает в отдохновении и свежести. Каждый из цветов и тюльпанов его в несколько раз больше цветка и тюльпана из других садов мира. У жителей его покоя и благоденствия больше, чем у всех сынов Адама. Степь эта, предмет зависти стран света, — суть Дешти-Кыпчак райский... И в летнюю пору, когда наступает время июльской жары и сильного жгучего зноя, казахский улус занимает места по окраинам и рубежам его" [21]. Эти бескрайние и обширные степи и занимали первые казахские владения в начале XVI в.

В другом месте Рузбехан сообщает, что казахи кочуют в летнюю пору "два или три месяца по безграничным степям и окрестностям Идиля, которую называют Итиль" [22]. Районы Итиля (Волги), как известно, занимали в основном рода, входившие в Ногайский улус. Что же в таком случае означает утверждение Рузбехана? Во-первых, здесь, как нам кажется, Рузбехан вновь подчеркивает этническую общность мангытов  (ногайцев по русским источникам)  и казахов [23].


17 Хатым-Тай — из племени Тай, собственное имя одного бедуина, необычайная щедрость которого обратилась в пословицу: "Когда угощение идет за счет, гостя (хозяину), легко стать Хатэмом Таитом".
18 1 фарсанг равняется 6-7 км.
19 Сейхун — так называли восточные (арабоязычные и персоязычные) авторы Сыр-Дарью.
20 Отрар — древний город, развалины которого находятся в 18 км к северо-западу от железнодорожной станции Тимур. См. Е.И. Агеева, Г.И. Пацевич. Из истории оседлых поселений и городов южного Казахстана. Тр. ИИАЭ АН КазССР, т. 5, 1958.
21 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана, лл. 72 а, б.
22 Там же, л. 73 а.
23 Считаю небезынтересным привести здесь родовой состав ногайцев Северного Кавказа: найман, кыпшак, конырат, катаган, орак, бодырак, дурмен, шанлыбай, алакай, алаберди, бесакай, шаббаз-мырза, балта-мырза, байтыш, сейит, ктай, карас, туркмен, кымк, кенендик, суюндик, байдар, казак, оракшы, кубук, буйра-бас, ыргаклы, тубылга, барак, кырк-шомушкли, сарайлы, кырк, байтеге, уйсун, кара-уйирим, ианде-шекли, шекли, кулда, тогалы, шырман, кара-сыйрак, казайаклы ергенекли, костамгалы, атаймалы, ас, нукыс, буркит, мангыт, кенегес, аргын, шымбай, уш-тамгалы, уйгур, серкели, телев. Н.А. Баскаков. Ногайский язык и его диалекты. М.—Л., 1940, стр. 138—140.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 38523      

Другие статьи из этой рубрики

Ш.К.Ахметова. "Пища казахов Западной Сибири: традиции и новации"

Как известно, пища относится к одному из наиболее важных элементов материальной культуры, являясь носителем этнической специфики. В современных условиях стандартизации и унификации многих явлений культуры и быта сфера пищевых запретов и приоритетов сохраняет максимальное количество этнически значимых черт. Но применительно к казахской диаспоре в Западной Сибири эта тема освещалась фрагментально[1]. Данная работа является первой попыткой системного описания пищи казахов Омской и Новосибирской областей. В научный оборот вводятся новые данные, показывающие соотношение традиционных и новых элементов питания. ритуальное значение пищи, а также сведения о традиционной утвари, сохранившейся в современных условиях.

Акимушкин О.Ф. К вопросу о внешнеполитических связях Могольского государства с узбеками и казахами в 30-х годах XVI в. - 60-х годах XVIII в.

16-го зу-л-хиджа 939/9 июля 1533 г., возвращаясь из похода на Малый Тибет (Ладак), умер основатель государства Чагатаидов в Восточном Туркестане Султан-Саид-хан. Первого мухаррама 940/23 июля 1533 г. в Яркенде на престол взошел его старший сын Абд ар-Рашид, который едва ли не в первые годы своего правления круто изменил традиционный внешнеполитический курс - союз с узбек-казахами против узбеков Шейбанидов.

Хронологический указатель трудов К.А. Пищулиной

Хронологический указатель трудов видного ученого Республики Казахстан, ведущего историка-медиевиста и востоковеда Клавдии Антоновны Пищулиной.

Канат Ускенбай. К проблеме аутентичного наименования Казахского ханства (на примере Михман-наме-йи Бухара Фазлаллаха Ибн Рузбихана Исфахани)

Проблема аутентичного наименования Казахского государства позднего средневековья XV–XVII вв. прежде не вычленялась в отдельную исследовательскую проблематику. Как показывает опыт татарстанских коллег [1], такая постановка может быть продуктивной как в вопросе установления названия государства, так и в выяснении государственного устройства, этносоциального состава, территориальных границ. Данная публикация обращает внимание исследователей на сведения в целом широко известного персоязычного сочинения "Михман-наме-йи Бухара" Ибн Рузбихана Исфахани о наименованиях Казахского государства – Казахского ханства. В контексте названия данной публикации сведения этого источника не привлекались.

Э.Ш. Хуршудян. Путь к премудрости Востока: персидские рукописи в Казахстане

В этом году в Алматы вышла в свет книга "Каталог персидских рукописей" под редакцией известного казахстанского ученого, востоковеда-ираниста доктора Сафара Абдулло. Настоящее издание посвящено описанию рукописей на новоперсидском языке из фондов Нацио­нальной библиотеки Республики Казахстан. Основываясь на тщательном и высоко­профес­сиональном исследовании рукописных памятников из казахстанских собраний, доктор Сафар Абдулло своей работой внес неоценимый вклад в исследование персидской рукописной книги, тем самым, положив начало систематическому изучению персидских рукописей в Казахстане. Это явилось знаменательным событием в казахстанской научной и культурной жизни Казахстана.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов