Статьи
 

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

4.С. 144

Сочинение Рузбехана является также единственным источником, знакомящим нас с территорией, которую занимали казахские владения в начале XVI в. В упомянутом выше разделе сочинения "Рассказ о местонахождении стран Туркестана и земель казахов" Рузбехан пишет: "Имущество и скот их так многочисленен, что большинство из них могут считать своим господином Хатим-Тая" [17], и летовки и зимовки их, "которые дают скоту воду и траву, Аллах! Да будет он превозвышен и велик! располагаются на ровной земле протяженностью шестьсот фарсангов [18], на которой нет даже мелких камней, богатой реками и цветами и ее (степь эту — С. И.) называют Дешти-Кыпчак... и говорят, что Дешти-Кыпчак продолжение рая и наслаждение степями его, подобно земному раю. Когда мы находились в самаркандской степи на берегу Сейхуна [19] против Отрара [20], Его Величество Шейбани-хан сказал мне: "Дешти-Кыпчак протяженностью шестьсот фарсангов, большая часть его щедра реками, а разум соловья не в силах разобраться в цветнике роз того государства, каждое дерево которого, ты бы сказал, по своей высоте подобно горе или линии луча протяженностью от земли в сторону седьмого неба... на деревьях этих жилища разных птиц — ястребов, соколов. Ты бы сказал: Дешти-Кыпчак по благоденствию своему и изобилию даров природы есть квинтэссенция мира. В весеннюю пору дни его проходят в веяниях приятного ветра, распространяющего благоухание амбры, а ночь его, подобно блаженному раю, пребывает в отдохновении и свежести. Каждый из цветов и тюльпанов его в несколько раз больше цветка и тюльпана из других садов мира. У жителей его покоя и благоденствия больше, чем у всех сынов Адама. Степь эта, предмет зависти стран света, — суть Дешти-Кыпчак райский... И в летнюю пору, когда наступает время июльской жары и сильного жгучего зноя, казахский улус занимает места по окраинам и рубежам его" [21]. Эти бескрайние и обширные степи и занимали первые казахские владения в начале XVI в.

В другом месте Рузбехан сообщает, что казахи кочуют в летнюю пору "два или три месяца по безграничным степям и окрестностям Идиля, которую называют Итиль" [22]. Районы Итиля (Волги), как известно, занимали в основном рода, входившие в Ногайский улус. Что же в таком случае означает утверждение Рузбехана? Во-первых, здесь, как нам кажется, Рузбехан вновь подчеркивает этническую общность мангытов  (ногайцев по русским источникам)  и казахов [23].


17 Хатым-Тай — из племени Тай, собственное имя одного бедуина, необычайная щедрость которого обратилась в пословицу: "Когда угощение идет за счет, гостя (хозяину), легко стать Хатэмом Таитом".
18 1 фарсанг равняется 6-7 км.
19 Сейхун — так называли восточные (арабоязычные и персоязычные) авторы Сыр-Дарью.
20 Отрар — древний город, развалины которого находятся в 18 км к северо-западу от железнодорожной станции Тимур. См. Е.И. Агеева, Г.И. Пацевич. Из истории оседлых поселений и городов южного Казахстана. Тр. ИИАЭ АН КазССР, т. 5, 1958.
21 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана, лл. 72 а, б.
22 Там же, л. 73 а.
23 Считаю небезынтересным привести здесь родовой состав ногайцев Северного Кавказа: найман, кыпшак, конырат, катаган, орак, бодырак, дурмен, шанлыбай, алакай, алаберди, бесакай, шаббаз-мырза, балта-мырза, байтыш, сейит, ктай, карас, туркмен, кымк, кенендик, суюндик, байдар, казак, оракшы, кубук, буйра-бас, ыргаклы, тубылга, барак, кырк-шомушкли, сарайлы, кырк, байтеге, уйсун, кара-уйирим, ианде-шекли, шекли, кулда, тогалы, шырман, кара-сыйрак, казайаклы ергенекли, костамгалы, атаймалы, ас, нукыс, буркит, мангыт, кенегес, аргын, шымбай, уш-тамгалы, уйгур, серкели, телев. Н.А. Баскаков. Ногайский язык и его диалекты. М.—Л., 1940, стр. 138—140.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 32963      

Другие статьи из этой рубрики

Е.Б.Абатаев. Юрта – традиционное жилище казахов Южного Алтая

В качестве одного из направлений исследований, разрабатываемых отечественной этнографической наукой, выдвигается изучение специфики этнического развития групп некоренного населения, проживающих за пределами основной территории расселения этноса, в инонациональном окружении. Объектом настоящего исследования является одна из таких локальных групп казахов, проживающих за пределами основной территории расселения своего этноса на Южном Алтае.

Атыгаев Н.А. Время образования Казахского ханства: некоторые аспекты проблемы в историографии и в источниках

Становление и развитие государственного суверенитета Казахстана актуализировали многие проблемы истории государствообразующего этноса – казахского народа. В новых условиях повышенный интерес у общественности и ученых-обществоведов вызвали вопросы, связанные с историей развития государственности на казахской земле, определением ее истоков и динамики развития. Одним из важных этапов эволюции государственности на территории Казахстана является период существования средневекового государства казахского этноса – Казахского ханства.

Э.Ш. Хуршудян. Путь к премудрости Востока: персидские рукописи в Казахстане

В этом году в Алматы вышла в свет книга "Каталог персидских рукописей" под редакцией известного казахстанского ученого, востоковеда-ираниста доктора Сафара Абдулло. Настоящее издание посвящено описанию рукописей на новоперсидском языке из фондов Нацио­нальной библиотеки Республики Казахстан. Основываясь на тщательном и высоко­профес­сиональном исследовании рукописных памятников из казахстанских собраний, доктор Сафар Абдулло своей работой внес неоценимый вклад в исследование персидской рукописной книги, тем самым, положив начало систематическому изучению персидских рукописей в Казахстане. Это явилось знаменательным событием в казахстанской научной и культурной жизни Казахстана.

Ускенбай К.З. "Политическая деятельность Урус-хана и его место в истории казахской государственности".

Мухаммад-Урус-хан самый известный правитель Ак-Орды. В годы его правления это государство достигло наибольшего могущества. Политическая и военная деятельность Урус-хана получила сравнительно удовлетворительное освещение в средневековых источниках. В настоящем сообщении автор попытается коротко обрисовать основные этапы его деятельности с акцентом на дискуссионных моментах, а также обозначить роль и место этой политической фигуры в истории казахской государственности.

К. А. Пищулина и развитие историко-востоковедной науки в Казахстане

В 2009 году исполняется 75 лет со дня рождения и 50 лет научной деятельности видного ученого Республики Казахстан, ведущего историка-медиевиста и востоковеда Клавдии Антоновны Пищулиной. Всю свою научную деятельность К.А. Пищулина посвятила изучению позднесредневековой истории Казахстана и Центральной Азии. Ее появление в казахстанском востоковедении совпало с началом формирования собственной историко-востоковедной школы советского Казахстана в дальнейшее развитие которой она внесла свой личный немалый вклад как профессиональный востоковед – иранист и тюрколог. Многие ее научные открытия дошли до своего читателя через многотомные издания "Истории Казахстана" и "Казахской энциклопедии". В подобных фундаментальных коллективных изданиях зачастую остаются в тени конкретные авторы этих трудов, поскольку это не индивидуальные статьи и монографии, но изложенные в них идеи и мысли быстрее всего получают распространение. Благодаря этим трудам многие научные открытия К.А. Пищулиной получили всеобщее признание и на протяжении многих лет тиражируются в различных изданиях, научных монографиях и статьях, учебниках и учебных пособиях, республиканских и региональных энциклопедиях, справочниках.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте