1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 


С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

6.С. 146

И если о Бурундуке он говорит как о верховном хане, то Касыма он характеризует как известного человека среди казахских султанов, "прославленного временем и единственном воителе" [32]. Характерно, что и другие историографы Шейбани-хана ставят Касым-султана выше всех других казахских султанов. Так, Бенаи говорит о нем как о предводителе войска Бурундук-хана [33]. В дальнейшем Рузбехан говорит о том, что уделы делились на роды, а рода — на колена. Самой последней единицей был аул, состоявший из нескольких семей [34].

Необходимо отметить, что сведения Рузбехана об административном устройстве казахских владений весьма оригинальны и больше нигде не повторяются. Особенно заслуживает внимания сообщение Рузбехана о делении казахских владений на улусы, а также то, что он ни разу ни в политическом, ни в хозяйственном, ни в территориальном смысле не употребляет слова "жуз".

О классовом составе родов казахского общества в XVI в. непосредственных свидетельств в источниках того времени до сих пор не было, и поэтому приходилось исходить из данных более позднего времени. Из сочинения же Рузбехана, мы можем подчеркнуть некоторые сведения и по этому вопросу.

Описание Рузбеханом тех или иных событий, связанных с походом Шейбани-хана против казахов, позволяет нам судить, что класс феодалов состоял из хана, султанов, знати и баев. Правда, сочинение Рузбехана не раскрывает нам форм вассальной зависимости различных социальных групп класса феодалов. Рузбехан сообщает только, что хан являлся верховным правителем и по его первому зову собиралось общее войско. Что же имеет в виду Рузбехан под знатью, также не совсем ясно.

Но из сочинения другого историографа, Шейбани-хаиа, можно полагать, что к ним относились бии и батыры [35]. Причем бии и батыры играли крупную, а порою решающую роль в политической жизни родов, населявших Казахстан в описываемое ими время. Им жаловал хан в удел захваченные земли [36]. Весьма интересно употребление Рузбеханом термина "бай". Судя по его словам, баем являлся богатый человек — владелец большого количества скота [37]. В сочинениях упомянутых нами Масуда и Бенаи в числе приближенных Абулхаир-хана и Шейбани-хана вместе с батырами и биями (Вакас-бий-мангыт, Бузунджар-бий-мангыт, Хаким-Шейх-багадур, Кутлуг-Бука-багадур и др.) перечисляются также собственные имена с указанием только названия рода (Сарыг-Шиман-мангыт, Кара-Осман-найман, Ябагу-уйгур и др.) [38]. Надо полагать, что последние и являлись представителями баев, которые в силу своего экономического положения в ряде случаев играли не меньшую роль, чем бии и батыры. И, наконец, Рузбехан по их имущественному положению отдельно выделяет "простых людей", т.е. класс феодально зависимых кочевников и рабов.

Мы уже приводили сообщение Рузбехана о том, что каждый улус был наследственным "юртом" султанов-чингизидов. 


32 Там же, л. 104 б.
33 "Шейбани-наме" Бенаи, ркп. ИВ АН УзССР, по фотокопии ИИАЭ АН КазССР, № 357, стр. 15.
34 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана, л. 97 а.
35 "Тарихи Абулхаир-хани" Ма'суда, л. 222 а, б.
36 Там же. л. 231 а.
37 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана, л. 76 а.
38 "Тарихи Абулхаир-хани" Ма'суда, л. 222 а, б; "Шейбани-наме" Бенаи, стр. 1.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 47848      

Другие статьи из этой рубрики

Ж.М. Тулибаева. Персоязычные источники по истории казахского народа XIV–XV веков

Начиная с XI в. обширная территория от Днестра и северных берегов Черного моря до Иртыша и озера Балхаш носила название Дешт-и Кипчак. Западный Дешт-и Кипчак простирался с востока на запад от Яика до Днестра, а с юга на север – от Черного и Каспийского морей до г. Укека. Восточный Дешт-и Кипчак занимал земли от Иртыша до Яика и от озера Балхаш и низовьев Сырдарьи до Тобола. В XIII в. Дешт-и Кипчак вошел в состав улуса Джучи (Золотая Орда), основная масса населения которого состояла из тюркских и монгольских кочевых родов и племен.

К. А. Пищулина и развитие историко-востоковедной науки в Казахстане

В 2009 году исполняется 75 лет со дня рождения и 50 лет научной деятельности видного ученого Республики Казахстан, ведущего историка-медиевиста и востоковеда Клавдии Антоновны Пищулиной. Всю свою научную деятельность К.А. Пищулина посвятила изучению позднесредневековой истории Казахстана и Центральной Азии. Ее появление в казахстанском востоковедении совпало с началом формирования собственной историко-востоковедной школы советского Казахстана в дальнейшее развитие которой она внесла свой личный немалый вклад как профессиональный востоковед – иранист и тюрколог. Многие ее научные открытия дошли до своего читателя через многотомные издания "Истории Казахстана" и "Казахской энциклопедии". В подобных фундаментальных коллективных изданиях зачастую остаются в тени конкретные авторы этих трудов, поскольку это не индивидуальные статьи и монографии, но изложенные в них идеи и мысли быстрее всего получают распространение. Благодаря этим трудам многие научные открытия К.А. Пищулиной получили всеобщее признание и на протяжении многих лет тиражируются в различных изданиях, научных монографиях и статьях, учебниках и учебных пособиях, республиканских и региональных энциклопедиях, справочниках.

Хронологический указатель трудов К.А. Пищулиной

Хронологический указатель трудов видного ученого Республики Казахстан, ведущего историка-медиевиста и востоковеда Клавдии Антоновны Пищулиной.

Председатель западного отделения Алаш-Орды Д. Досмухамедов и судьбы казахской интеллигенции в период сталинских репрессий

В советской и, в частности, казахстанской историографии деятельность Джаганши Досмухамедова (Джанши, Жахинши Дос-Мухамедова) и других руководителей казахского автономистского движения Алаш начала XX в., как известно, долгое время оценивалась однозначно отрицательно (1). Однако с конца 80-х гг. прошлого столетия был открыт доступ к ранее закрытым архивным источникам, активизировалась исследовательская деятельность историков и публицистов. В итоге стали появляться работы, которые проливают новый свет на политическую биографию и судьбу таких ярких представителей казахской интеллигенции начала XX в., как Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Джаганша и Халел Досмухамедовы, Мухамеджан Тынышпаев, Мустафа Чокаев и другие (2).

Эдуард Хуршудян. Чагатайская монета XIII века. Часть II.

С тех пор как вышла в свет статья В. Настича – "Алматы - Монетный двор XIII века"[1][i], в Казахстане продолжались дебаты вокруг факта возвращения прежнего названия южной столицы Казахстана Алма-Ата на Алматы. Результаты этой статьи были восприняты как нечто данное - без всяких комментариев. Никто из нумизматов, востоковедов-историков даже не попробовал оспорить трактовку, предложенную Настичем. Между тем в статье есть спорные места! В частности можно оспорить трактовку и локализацию монетного двора чагатайской монеты, соответственно подискутировать по поводу географической локализации монетного двора Алмату-Алимту-Алимату с современной Алматы!
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов