Статьи
 

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

6.С. 146

И если о Бурундуке он говорит как о верховном хане, то Касыма он характеризует как известного человека среди казахских султанов, "прославленного временем и единственном воителе" [32]. Характерно, что и другие историографы Шейбани-хана ставят Касым-султана выше всех других казахских султанов. Так, Бенаи говорит о нем как о предводителе войска Бурундук-хана [33]. В дальнейшем Рузбехан говорит о том, что уделы делились на роды, а рода — на колена. Самой последней единицей был аул, состоявший из нескольких семей [34].

Необходимо отметить, что сведения Рузбехана об административном устройстве казахских владений весьма оригинальны и больше нигде не повторяются. Особенно заслуживает внимания сообщение Рузбехана о делении казахских владений на улусы, а также то, что он ни разу ни в политическом, ни в хозяйственном, ни в территориальном смысле не употребляет слова "жуз".

О классовом составе родов казахского общества в XVI в. непосредственных свидетельств в источниках того времени до сих пор не было, и поэтому приходилось исходить из данных более позднего времени. Из сочинения же Рузбехана, мы можем подчеркнуть некоторые сведения и по этому вопросу.

Описание Рузбеханом тех или иных событий, связанных с походом Шейбани-хана против казахов, позволяет нам судить, что класс феодалов состоял из хана, султанов, знати и баев. Правда, сочинение Рузбехана не раскрывает нам форм вассальной зависимости различных социальных групп класса феодалов. Рузбехан сообщает только, что хан являлся верховным правителем и по его первому зову собиралось общее войско. Что же имеет в виду Рузбехан под знатью, также не совсем ясно.

Но из сочинения другого историографа, Шейбани-хаиа, можно полагать, что к ним относились бии и батыры [35]. Причем бии и батыры играли крупную, а порою решающую роль в политической жизни родов, населявших Казахстан в описываемое ими время. Им жаловал хан в удел захваченные земли [36]. Весьма интересно употребление Рузбеханом термина "бай". Судя по его словам, баем являлся богатый человек — владелец большого количества скота [37]. В сочинениях упомянутых нами Масуда и Бенаи в числе приближенных Абулхаир-хана и Шейбани-хана вместе с батырами и биями (Вакас-бий-мангыт, Бузунджар-бий-мангыт, Хаким-Шейх-багадур, Кутлуг-Бука-багадур и др.) перечисляются также собственные имена с указанием только названия рода (Сарыг-Шиман-мангыт, Кара-Осман-найман, Ябагу-уйгур и др.) [38]. Надо полагать, что последние и являлись представителями баев, которые в силу своего экономического положения в ряде случаев играли не меньшую роль, чем бии и батыры. И, наконец, Рузбехан по их имущественному положению отдельно выделяет "простых людей", т.е. класс феодально зависимых кочевников и рабов.

Мы уже приводили сообщение Рузбехана о том, что каждый улус был наследственным "юртом" султанов-чингизидов. 


32 Там же, л. 104 б.
33 "Шейбани-наме" Бенаи, ркп. ИВ АН УзССР, по фотокопии ИИАЭ АН КазССР, № 357, стр. 15.
34 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана, л. 97 а.
35 "Тарихи Абулхаир-хани" Ма'суда, л. 222 а, б.
36 Там же. л. 231 а.
37 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана, л. 76 а.
38 "Тарихи Абулхаир-хани" Ма'суда, л. 222 а, б; "Шейбани-наме" Бенаи, стр. 1.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 32977      

Другие статьи из этой рубрики

О старом названии Алма-Ата. Часть III.

Слово яблоко существует во всех индо-европейских (и.-е.) языках. Для названия яблока и яблони существовало и.е. слово *abel (восстановление Дыбо), *ablu-aplu (восстановление Рона-Тас) может быть реконструирована для и.е. языка (от него нем. Apfel, рус. яблоко, лит. abuolis, лат. топоним Abella, кельт. avallo, aval). Греки называли яблоко mhlon и яблоню mhlea, по-албански яблоко – mollе, по-латински mаlus "яблоня", а хеттское название – šamalu. Сюда же может быть отнесено санс. amla "кислый". Если сравнить все эти слова, то можно прийти к выводу, что все индоевропейские слова могли быть общего происхождения, если бы исходной формой была *amal.

Турсун Султанов. Кто такие казахи

Казак — тюркское слово. Его исходная форма именно такая: два увулярных к' начальный и конечный, — к' а з а к'. Со времени выхода известной книги А. Левшина о казахах (1832) в трудах некоторых ученых распространено утверждение о том, что в "Шах-наме" великого персидского поэта Фирдоуси (рубеж X—XI столетий), в разделе о Рустаме якобы говорится о казахах и ханах казахских. Однако cодержание бессмертного творения хорошо известно ориенталистам, и там нет ни слова о слове "казак". Как показали многолетние исследования ведущего востоковеда Республики Казахстан Б. Е. Кумекова, нет упоминания термина "казак" и в сочинениях ранних арабских авторов. В мусульманских письменных источниках мы встречаем его в анонимном тюрко-арабском словаре, составленном, вероятно, в Египте, известном по рукописи 1245 года и изданном М. Хоутсмом в Лейдене в 1894-м, со значением "бездомный", "бесприютный", "скиталец", "изгнанник".

Ш.К.Ахметова. "Пища казахов Западной Сибири: традиции и новации"

Как известно, пища относится к одному из наиболее важных элементов материальной культуры, являясь носителем этнической специфики. В современных условиях стандартизации и унификации многих явлений культуры и быта сфера пищевых запретов и приоритетов сохраняет максимальное количество этнически значимых черт. Но применительно к казахской диаспоре в Западной Сибири эта тема освещалась фрагментально[1]. Данная работа является первой попыткой системного описания пищи казахов Омской и Новосибирской областей. В научный оборот вводятся новые данные, показывающие соотношение традиционных и новых элементов питания. ритуальное значение пищи, а также сведения о традиционной утвари, сохранившейся в современных условиях.

Э.Ш. Хуршудян. Путь к премудрости Востока: персидские рукописи в Казахстане

В этом году в Алматы вышла в свет книга "Каталог персидских рукописей" под редакцией известного казахстанского ученого, востоковеда-ираниста доктора Сафара Абдулло. Настоящее издание посвящено описанию рукописей на новоперсидском языке из фондов Нацио­нальной библиотеки Республики Казахстан. Основываясь на тщательном и высоко­профес­сиональном исследовании рукописных памятников из казахстанских собраний, доктор Сафар Абдулло своей работой внес неоценимый вклад в исследование персидской рукописной книги, тем самым, положив начало систематическому изучению персидских рукописей в Казахстане. Это явилось знаменательным событием в казахстанской научной и культурной жизни Казахстана.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте