Статьи
 

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

7.С. 147

Из слов самого Шейбани-хана видно, что ханы и султаны смотрели на подвластные им владения как па свою собственность. "Каждый из султанов их, — говорил Шейбани-хан, — имеет под своим обладанием и неограниченным владением определенный район из всех районов той земли" [39]. Если к этим словам Шейбани-хана прибавим еще более конкретное заявление Борака: "Пастбища Сыгнака по закону и обычному праву принадлежат мне, так как дед мой Урус-ханп в Сыгнаке воздвиг постройку" [40] , сказанное им Улугбеку в оправдание своих, притязаний на г. Сыгнак, то они прольют некоторый свет на спорный до сих пор вопрос об особенностях феодальной собственности у кочевников. И в дальнейшем Шейбани-хан, неоднократно подчеркивая природные качества степей и сравнивая их с райским садом, говорит, что они, т.е. казахи, считают степи "местом счастья и жилья, местом отдохновения и благоденствия своего" [41].

По словам того же Шейбани-хана, "вследствие большого количества скота и нужды в пастбищах казахи занимают все пригодные к пастьбе скота земли" [42] . В другом месте Шейбани-хан указывает, что именно летовки и зимовки дают скоту воду и траву, создавая тем самым объективные условия для размножения скота. Мы особо подчеркиваем эти свидетельства из сочинения Рузбехана, так как, к сожалению, исследователи при решении вопроса о природе социально-экономических отношений, и в частности об особенностях феодальной собственности, у кочевников исходят главным образом из материалов XVIII—XIX вв., а иногда и этнографических полевых записей 30—40-х годов XX в.

Сведения Рузбехана еще раз дают нам право повторить старую истину, что для решения конкретных вопросов необходимо по мере возможности исходить из материалов того периода, о котором идет речь. А материалы по XIII в, (в данном случае мы имеем в ВИДУ почти аналогичное высказывание Гильема Рубрука), а также по XVI в. в источниках этого же периода хотя незначительные, но есть, и игнорировать их никоим образом нельзя. Так, Гильем Рубрук пишет: "... А всякий начальник знает, смотря по тому, имеет ли он под своей властью большее или меньшее количество людей, границы своих пастбищ, а также, где он должен пасти свои стада зимой, летом, весною и осенью" [43] . Не менее интересным в этом плане является также сообщение Мухаммед-Хаидара о том, что "казахи по распоряжению Касым-хана двинулись на зимовки" [44].

Как известно, в 70-х годах XV в. вместо государственного объединения кочевых узбекских племен во главе с Абулхаир-ханом на территории Казахстана после его смерти появился ряд независимых владений.

Одним из них были владения Джанибека и Гирея и их сыновей, впоследствии оформившиеся в отдельное ханство с определенной территорией и этническим составом под названием "казахи".


39 Там же, л. 97 а.
40 В.Г. Тизенгаузен. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, т. 2. М.-Л., 1940, стр. 197.
41 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана, л. 72 б.
42 Там же.
43 Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Гильема Рубрука. М., 1957, стр. 91.
44 В. В. Вельяминов-3ернов. Исследование с касымовских царях... стр. 167.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 31119      

Другие статьи из этой рубрики

К. А. Пищулина и развитие историко-востоковедной науки в Казахстане

В 2009 году исполняется 75 лет со дня рождения и 50 лет научной деятельности видного ученого Республики Казахстан, ведущего историка-медиевиста и востоковеда Клавдии Антоновны Пищулиной. Всю свою научную деятельность К.А. Пищулина посвятила изучению позднесредневековой истории Казахстана и Центральной Азии. Ее появление в казахстанском востоковедении совпало с началом формирования собственной историко-востоковедной школы советского Казахстана в дальнейшее развитие которой она внесла свой личный немалый вклад как профессиональный востоковед – иранист и тюрколог. Многие ее научные открытия дошли до своего читателя через многотомные издания "Истории Казахстана" и "Казахской энциклопедии". В подобных фундаментальных коллективных изданиях зачастую остаются в тени конкретные авторы этих трудов, поскольку это не индивидуальные статьи и монографии, но изложенные в них идеи и мысли быстрее всего получают распространение. Благодаря этим трудам многие научные открытия К.А. Пищулиной получили всеобщее признание и на протяжении многих лет тиражируются в различных изданиях, научных монографиях и статьях, учебниках и учебных пособиях, республиканских и региональных энциклопедиях, справочниках.

Ж.М. Тулибаева. Персоязычные источники по истории казахского народа XIV–XV веков

Начиная с XI в. обширная территория от Днестра и северных берегов Черного моря до Иртыша и озера Балхаш носила название Дешт-и Кипчак. Западный Дешт-и Кипчак простирался с востока на запад от Яика до Днестра, а с юга на север – от Черного и Каспийского морей до г. Укека. Восточный Дешт-и Кипчак занимал земли от Иртыша до Яика и от озера Балхаш и низовьев Сырдарьи до Тобола. В XIII в. Дешт-и Кипчак вошел в состав улуса Джучи (Золотая Орда), основная масса населения которого состояла из тюркских и монгольских кочевых родов и племен.

А. Исин. Отражение политических интересов в династийных историографиях XIV-XVII веков

Исследователь, работающий с источниками позднесредневекового времени, не может не заметить различные подходы в освещении истории Центральной Азии, обусловленные не только разной информированностью создававших хроники авторов, существовавшими традициями и стереотипами освещения тем, но и преднамеренными искажениями и умолчаниями тех или иных событий. Имеются и генеалогические искажения, имеющие также определенную политическую подоплеку.
Характеризуя вкратце политические интересы династий, во славу которых создавались многие восточные хроники, отмечу, в частности, что наиболее тенденциозно подавалась история взаимоотношений с казахами и их политическими предшественниками в тимуридской и шейбанидской историографиях, чему есть определенные причины и исторические мотивы.

Клара Хафизова. Казахско-китайская граница в прошлом и сегодня.

После падения монгольской династии во второй половине ХIV в. и вплоть до второй половины ХVII в., т. е. в течение почти 300 лет, Китай не имел общих границ с казахскими ханствами, а также с другими владениями на территории современного Казахстана. Вне поля зрения Китая осталось также важное событие в политической жизни казахов - образование казахского ханства с центром в Семиречье и долголетний процесс формирования его территории и границ. Между казахским ханством и Срединной равниной находилось Джунгарское ханство (1635-1757 гг.), блокировавшее доступ из Китая в Казахстан и не допускавшее установления между ними связей. Лишь после установления в Китае господства маньчжурской династии Цин и завоевания ею Джунгарского и Яркендского ханств в 1757 г. границы китайского государства подступили к территориям Казахстана, Киргизии и Таджикистана. Почти одновременно с Цинской империей начала проникать в Центральную Азию с запада, севера и востока Российская империя. В результате встречной экспансии двух держав и заключения между ними ряда договоров к концу ХIХ в. перекраивание политической карты Центральной Азии завершилось. Однако на этом процесс формирования русско-китайской границы на "западном участке" не закончился. Он имеет продолжение и сегодня, после распада СССР - правопреемника царской России, а также образования пяти суверенных государств на месте среднеазиатских советских республик. Три из них - Казахстан, Киргизия и Таджикистан - непосредственно граничат с территорией китайского государства, точнее, с его Синьцзян-Уйгурским автономным районом. Объединившись с Российской Федерацией, они по инициативе Китая пересмотрели свои южные границы и заключили новые договоры.

Е.Б.Абатаев. Народные игры казахов Южного Алтая

Игры во все времена имели огромное общественное значение. Возникновение их относится к далекой древности и в своем развитии они прошли ряд последовательно сменявшихся форм, соответствовавших общественным отношениям и хозяйственной деятельности народа. Игры и развлечения выполняли всегда общественные функции: воспитательные, военно-спортивные, ритуальные, зрелищно-эстетические, коммуникативные и др.[1] Часть игр и развлечений несли у казахов Южного Алтая ритуальные и обрядовые функции, входящих в систему поминально-погребальных и свадебных обрядов. Многие из них впоследствии утратили свою первоначальную суть, развиваясь и перерождаясь. Примером может служить аламан байга, кокпар, сайыс, аударыспак [2].
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте