Статьи
 

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

8.С. 148

Сведения об этом имеются в "Шейбани-наме" и "Фатухат-хани" Бенаи [45] , "Таварихи гузидей носрет-номе" - анонимного автора [46] . Небезынтересные данные приводит и Рузбехан. Причем, в отличие от других авторов, он прямо указывает, что первой и основной причиной вражды сыновей и потомков Борака с потомками Абулхаира является борьба за верховную власть над кочевыми племенами, известными под общим названием "узбеки". После смерти Абулхаира "во владениях ханов узбекских, — пишет Рузбехан, — появилась смута, и очередь ханского достоинства улуса Шейбанова достигла Шейх-Хайдар-хана [47] , султаны казахского улуса также претендовали на ханскую власть, и после пребывания этого достоинства у нескольких лиц власть перешла к Бурундук-хану. Он один из старших улуса и потомков хана известных" [48] .

Это высказывание Рузбехана также представляет большой интерес в связи с вопросами образования казахского хамства и сложения казахской государственности. Основное положение, вытекающее из него для истории Казахстана, заключается в том, что исход этой борьбы решал только вопрос о названии складывавшейся на современной территории Казахстана народности и ее государственности и о том, какой из двух враждующих домов будет стоять во главе. Следовательно, никакой решающей или определяющей роли эта династийная борьба не могла играть в процессе сложения народности и образования ее государственности. Последние были подготовлены всем ходом предшествующей истории племен, населявших современную территорию Казахстана. Правда, образовавшиеся в ходе этой борьбы отдельные феодальные владения представителей дома Орды в начале XVI в. оформились в отдельную государственность, образованную на местной основе, что ускорило завершение процесса сложения казахской
народности.

Борьба за ханское достоинство между потомками Борака и Абулхаир-ханом над кочевыми племенами, населявшими территорию Казахстана, продолжалась вплоть до начала первой четверти XVI в. "Причиной вражды и распрей, —  сообщает Рузбехан, — с ханами степными, особенно с Бурундук-ханом, который сейчас является старшим из ханов и известнейшим из предводителей Дешта, является зависть, порожденная счастьем и благоденствием верховной власти и величия падишахского. Дело в том, что согласно праву на наследство и обычаю на ханствование в Дешти-Кыпчаке, достоинство это принадлежит Его Величеству, высочайшему хану Шейбани-хану, и поскольку всегда деды и прадеды многочисленные и отцы счастливейшие Его Величества Шейбани-хана все, как один, ханствовали в Дешти-Кыпчаке, то общество это (казахских султанов.— С.И.) не покидала мысль, что если сокол желания Его Величества Шейбани-хана проявит намерение на захват областей Дешта, то определенно, что перед лицом этих помыслов высоких раскроются ворота победы..." [49] . Такова была  отличительная черта первого периода во взаимоотношениях между первыми казахскими владетелями и шейбанидами.


45 Собрание восточных рукописей АН УзССР, т. 1. Ташкент, 1952, стр. 61—62; А. А. Семенов. К вопросу о происхождении и...; С.К. Ибрагимов. Некоторые данные к истории казахов XV—XVI вв. — Изв. АН КазССР, сер. ист., экон., фил. и права, 1956, вып. 3; Его же. Некоторые источники по истории Казахстана XV—XVI вв. — Вестн. АН КазССР, 1956, № 9.
46 С.К. Ибрагимов. Некоторые данные к истории казахов...; Его же. Некоторые источники по истории Казахстана...
47 Шейх-Хайдар-хан — сын Абулхаир-хана.
48 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана, л. 75 б.
49 Там же, л. 78 а, б.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 32961      

Другие статьи из этой рубрики

Н.А. Атыгаев О времени образования Казахского ханства (к 550-летию образования ханства)

Вопрос о времени возникновения Казахского ханства, первого в Центральной Азии национального государства, которое носило имя создавшего его этноса – казахов, является одним из самых дискуссионных проблем отечественной исторической науки. В казахстанской научной и научно-популярной литературе имеется множество работ, посвященных данной теме, хотя до начала 70-х годов ХХ века вопрос датировки образования ханства в качестве научной проблемы специально не поднимался. Его ставили "в один ряд с иными событиями политической истории казахского общества" [1, 54]. В этот период были опубликованы первые научные исследования, посвященные конкретно времени образования Казахского ханства. Автором первой такой специальной работы стал Т.И. Султанов. Затем, в 1977 году, данная проблема была рассмотрена в монографии К.А. Пищулиной. В последующие годы этот вопрос остался без внимания историков. Вновь проблема актуализировалась после обретения Казахстаном независимости. В 90-е годы XX века данный вопрос нашел отражение в работах казахстанских историков А. Хасенова, К. Акишева, Ж. Касымбаева, Б. Карибаева и др. Рассматривали в своих исторических изысканиях проблему датировки образования Казахского ханства известные писатели Казахстана М. Магауин и К. Салгарин. Следует также сказать о псевдонаучных, но растиражированных публикациях по данной теме кандидата технических наук К. Даниярова.

А. Исин. Отражение политических интересов в династийных историографиях XIV-XVII веков

Исследователь, работающий с источниками позднесредневекового времени, не может не заметить различные подходы в освещении истории Центральной Азии, обусловленные не только разной информированностью создававших хроники авторов, существовавшими традициями и стереотипами освещения тем, но и преднамеренными искажениями и умолчаниями тех или иных событий. Имеются и генеалогические искажения, имеющие также определенную политическую подоплеку.
Характеризуя вкратце политические интересы династий, во славу которых создавались многие восточные хроники, отмечу, в частности, что наиболее тенденциозно подавалась история взаимоотношений с казахами и их политическими предшественниками в тимуридской и шейбанидской историографиях, чему есть определенные причины и исторические мотивы.

Е.Б.Абатаев. Народные игры казахов Южного Алтая

Игры во все времена имели огромное общественное значение. Возникновение их относится к далекой древности и в своем развитии они прошли ряд последовательно сменявшихся форм, соответствовавших общественным отношениям и хозяйственной деятельности народа. Игры и развлечения выполняли всегда общественные функции: воспитательные, военно-спортивные, ритуальные, зрелищно-эстетические, коммуникативные и др.[1] Часть игр и развлечений несли у казахов Южного Алтая ритуальные и обрядовые функции, входящих в систему поминально-погребальных и свадебных обрядов. Многие из них впоследствии утратили свою первоначальную суть, развиваясь и перерождаясь. Примером может служить аламан байга, кокпар, сайыс, аударыспак [2].

Ч.Ч. Валиханов. О киргиз-кайсацкой большой орде.

Заилийский край занят двумя главными родами Большой орды: албанами и дулатами с частью чапраштов, никогда отсюда не выходивших на правый берег Или. На востоке в Илийскую долину иногда выходят дикокаменные киргизы из рода бугу, родовые кочевья которых находятся на юго-восточной стороне Иссык-Куля, а на западе — из родов султы и сарыбагыш, чьи кочевья находятся также на юго-западном берегу того же озера и в окрестностях Пишпека (укрепления, находящегося за Чу и принадлежащего ташкентцам). Западная граница кочевьев албанов есть р. Турген; они кочуют даже и в китайских владени­ях, платя последним ничтожную дань, К западу от албанов, т.е. от Тургена, кочуют дулаты и чапрашты (смежно) до истоков р. Чу и далее за ней через р. Талас из ташкентских городов и укреп­лений.

Ш.К.Ахметова. "Пища казахов Западной Сибири: традиции и новации"

Как известно, пища относится к одному из наиболее важных элементов материальной культуры, являясь носителем этнической специфики. В современных условиях стандартизации и унификации многих явлений культуры и быта сфера пищевых запретов и приоритетов сохраняет максимальное количество этнически значимых черт. Но применительно к казахской диаспоре в Западной Сибири эта тема освещалась фрагментально[1]. Данная работа является первой попыткой системного описания пищи казахов Омской и Новосибирской областей. В научный оборот вводятся новые данные, показывающие соотношение традиционных и новых элементов питания. ритуальное значение пищи, а также сведения о традиционной утвари, сохранившейся в современных условиях.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте