Статьи
 

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

9.С. 149

После ухода же из Казахстана части кочевых племен во главе с Шейбаии-ханом и завоевания ими Мавераннахра и Хорасана [50] наступает второй период в взаимоотношениях первых казахских владетелей и шейбанидов, в связи с чем меняется и характер их взаимоотношений. Если в первый период, начиная с 60-х годов XV в. до 1506-1507 гг., взаимоотношения между потомками Борака и Абулхаира характеризовались дииастийной борьбой, границы и родовой состав тех и других еще точно не определились, то во второй период мы имеем совершенно другую картину.

Во-первых, с уходом в Мавераннахр и Хорасан части узбекских племен более точно определился родовой состав первых казахских владений [51], более точными в начале XVI в. стали и границы первых казахских владений. Единственным автором, сообщающим нам данные о расположении летовок и зимовок казахов в начале XVI в. является Рузбехан, сведения которого мы уже приводили.

Правда, в этот период в зависимости от военных успехов в борьбе с мангытскими эмирами на западе, моголистанскими ханами в Семиречье, с сибирскими ханами (также из дома Шейбана) на севере границы первых казахских владений то отодвигались из районов Центрального Казахстана и присырдарьи, то, наоборот, сближались. И в это время во взаимоотношениях между первыми казахскими владениями и новой державой тимуридов, созданной в Мавераннахре и Хорасане на развалинах империи шейбанидов, главную роль начинает играть экономический фактор. "После пришествия в равновесие знамен Его Величества Шейбани-хана, — говорит Рузбехан,— и упадка могущества моголов и джагатаев у ханов Дешта пришли в движение жилы зависти. На самом деле им стало очевидно, что вследствие крайней нужды в платье и одежде, основой которой является хлопчатобумажная ткань, а одежда и саван необходимы людям, им нужно было вторгнуться в города, подчиненные Его Величеству Шейбани-хану, так как в одно время был издан августейший указ, чтобы жители Туркестана не общались с купцами казахскими и чтобы между ними и жителями тех городов не было посещения друг друга и не производились торговые сделки. Так же в другое время он повелел, чтобы в некоторых районах Туркестана и в городах "Хорезма ограбили казахских купцов" [52].

Отсюда видно, что в борьбе казахских ханов и султанов с шейбанидами за присырдарьинские города наряду с политическими моментами существенную роль играла и экономическая сторона. По словам Рузбехана, крупными торговыми центрами между кочевой степью Казахстана и оседлыми районами Средней Азии были города Ясса (Туркестан), Сыгнак и Сайрам. "В город Яссу прибывают товары различные и вещи драгоценные, и здесь происходит торговля ими" [53].

Поэтому Шейбани-хан, а после него его преемники всеми силами старались не допускать казахов в оседлые оазисы Средней Азии и в присырдарьинские города, т.е. создавали своеобразную экономическую блокаду.


50 См. подробно об этом в статьях Л.А. Семенова, опубликованных в "Материалах по истории таджиков и узбеков Средней Азии". Тр. ИИАЭ АН ТаджССР, т. 12, вып. 1, 1954.
51 В течение почти всего XVI в. родовой состав казахов пополнялся за счет соседних государств. В особенности во второй половине XVI в. происходит массовое переселение кочевников из Ногайского улуса. П.П. Иванов. Новые данные о каракалпаках.— Советское востоковедение, 1945, т. III, стр. 64; Т.А. Жданко. Очерки исторической этнографии каракалпаков. М.—Л., 1950, стр. 130.
52 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана, л. 79 б.
53 Там же, л. 116.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 32962      

Другие статьи из этой рубрики

Канат Ускенбай. К проблеме аутентичного наименования Казахского ханства (на примере Михман-наме-йи Бухара Фазлаллаха Ибн Рузбихана Исфахани)

Проблема аутентичного наименования Казахского государства позднего средневековья XV–XVII вв. прежде не вычленялась в отдельную исследовательскую проблематику. Как показывает опыт татарстанских коллег [1], такая постановка может быть продуктивной как в вопросе установления названия государства, так и в выяснении государственного устройства, этносоциального состава, территориальных границ. Данная публикация обращает внимание исследователей на сведения в целом широко известного персоязычного сочинения "Михман-наме-йи Бухара" Ибн Рузбихана Исфахани о наименованиях Казахского государства – Казахского ханства. В контексте названия данной публикации сведения этого источника не привлекались.

Ж.М. Тулибаева. Улус Урус-хана.

Одним из самых запутанных и интересных вопросов в истории Казахстана является проблема изучения генеалогии Урус-хана - предка основателей Казахского ханства. В казахстанской историографии существует две точки зрения относительно родословной Урус-хана, двадцатого правителя Золотой Орды. Одни историки возводят его родословную к Тукай-Тимуру, тринадцатому сыну Джучи, другие к Орда-Эджену, старшему сыну Джучи. Правда, в советское время в околонаучной литературе существовала еще одна версия происхождения Урус-хана, связанная с его именем, однако она не выдерживает никакой критики и связана с конъюнктурными соображениями тех лет.

Илиуф Хаджи-Мурат. Кто вы, чала-казаки? Этиология слова.

Историки и этнографы едины во мнении о том, что прежнее казахское общество состояло из трех социальных слоев. Высшее положение в ее архитектонике занимали представители сословия aq süyek (букв. ‘белая кость’), в которое включались чингизиды-töreler (töre, букв. ‘закон’), и потомки первых проповедников ислама-hodjalar (hodja, букв. ‘хозяин, господин’). Потомки Чингиз-хана, известные также под обобщающим именем töre süyek, имели титул султана и право занимать ханский престол. Отметим, что приведенное сложное название, сокращенное до слова töre, приобрело в казахском языке значения ‘историч. чингизид; аристократ; господин; иронич. начальник’. Среди группы hodjalar, иногда именуемой сословием asıl süyek (букв. ‘благородная кость’), особо почитаемыми были потомки пророка Мухаммеда – сеиды (seyitter). Принадлежность к высшим стратам общества была обусловлена происхождением. Казахская аристократия обладала особым социально-правовым статусом, занимала привилегированное положение в структуре общественных отношений.

Э.Ш. Хуршудян. Путь к премудрости Востока: персидские рукописи в Казахстане

В этом году в Алматы вышла в свет книга "Каталог персидских рукописей" под редакцией известного казахстанского ученого, востоковеда-ираниста доктора Сафара Абдулло. Настоящее издание посвящено описанию рукописей на новоперсидском языке из фондов Нацио­нальной библиотеки Республики Казахстан. Основываясь на тщательном и высоко­профес­сиональном исследовании рукописных памятников из казахстанских собраний, доктор Сафар Абдулло своей работой внес неоценимый вклад в исследование персидской рукописной книги, тем самым, положив начало систематическому изучению персидских рукописей в Казахстане. Это явилось знаменательным событием в казахстанской научной и культурной жизни Казахстана.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте