1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

9.С. 149

После ухода же из Казахстана части кочевых племен во главе с Шейбаии-ханом и завоевания ими Мавераннахра и Хорасана [50] наступает второй период в взаимоотношениях первых казахских владетелей и шейбанидов, в связи с чем меняется и характер их взаимоотношений. Если в первый период, начиная с 60-х годов XV в. до 1506-1507 гг., взаимоотношения между потомками Борака и Абулхаира характеризовались дииастийной борьбой, границы и родовой состав тех и других еще точно не определились, то во второй период мы имеем совершенно другую картину.

Во-первых, с уходом в Мавераннахр и Хорасан части узбекских племен более точно определился родовой состав первых казахских владений [51], более точными в начале XVI в. стали и границы первых казахских владений. Единственным автором, сообщающим нам данные о расположении летовок и зимовок казахов в начале XVI в. является Рузбехан, сведения которого мы уже приводили.

Правда, в этот период в зависимости от военных успехов в борьбе с мангытскими эмирами на западе, моголистанскими ханами в Семиречье, с сибирскими ханами (также из дома Шейбана) на севере границы первых казахских владений то отодвигались из районов Центрального Казахстана и присырдарьи, то, наоборот, сближались. И в это время во взаимоотношениях между первыми казахскими владениями и новой державой тимуридов, созданной в Мавераннахре и Хорасане на развалинах империи шейбанидов, главную роль начинает играть экономический фактор. "После пришествия в равновесие знамен Его Величества Шейбани-хана, — говорит Рузбехан,— и упадка могущества моголов и джагатаев у ханов Дешта пришли в движение жилы зависти. На самом деле им стало очевидно, что вследствие крайней нужды в платье и одежде, основой которой является хлопчатобумажная ткань, а одежда и саван необходимы людям, им нужно было вторгнуться в города, подчиненные Его Величеству Шейбани-хану, так как в одно время был издан августейший указ, чтобы жители Туркестана не общались с купцами казахскими и чтобы между ними и жителями тех городов не было посещения друг друга и не производились торговые сделки. Так же в другое время он повелел, чтобы в некоторых районах Туркестана и в городах "Хорезма ограбили казахских купцов" [52].

Отсюда видно, что в борьбе казахских ханов и султанов с шейбанидами за присырдарьинские города наряду с политическими моментами существенную роль играла и экономическая сторона. По словам Рузбехана, крупными торговыми центрами между кочевой степью Казахстана и оседлыми районами Средней Азии были города Ясса (Туркестан), Сыгнак и Сайрам. "В город Яссу прибывают товары различные и вещи драгоценные, и здесь происходит торговля ими" [53].

Поэтому Шейбани-хан, а после него его преемники всеми силами старались не допускать казахов в оседлые оазисы Средней Азии и в присырдарьинские города, т.е. создавали своеобразную экономическую блокаду.


50 См. подробно об этом в статьях Л.А. Семенова, опубликованных в "Материалах по истории таджиков и узбеков Средней Азии". Тр. ИИАЭ АН ТаджССР, т. 12, вып. 1, 1954.
51 В течение почти всего XVI в. родовой состав казахов пополнялся за счет соседних государств. В особенности во второй половине XVI в. происходит массовое переселение кочевников из Ногайского улуса. П.П. Иванов. Новые данные о каракалпаках.— Советское востоковедение, 1945, т. III, стр. 64; Т.А. Жданко. Очерки исторической этнографии каракалпаков. М.—Л., 1950, стр. 130.
52 "Михман-намеи Бухара" Рузбехана, л. 79 б.
53 Там же, л. 116.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17  Вперед
27 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 40440      

Другие статьи из этой рубрики

А. Исин. Отражение политических интересов в династийных историографиях XIV-XVII веков

Исследователь, работающий с источниками позднесредневекового времени, не может не заметить различные подходы в освещении истории Центральной Азии, обусловленные не только разной информированностью создававших хроники авторов, существовавшими традициями и стереотипами освещения тем, но и преднамеренными искажениями и умолчаниями тех или иных событий. Имеются и генеалогические искажения, имеющие также определенную политическую подоплеку.
Характеризуя вкратце политические интересы династий, во славу которых создавались многие восточные хроники, отмечу, в частности, что наиболее тенденциозно подавалась история взаимоотношений с казахами и их политическими предшественниками в тимуридской и шейбанидской историографиях, чему есть определенные причины и исторические мотивы.

Канат Ускенбай. К проблеме аутентичного наименования Казахского ханства (на примере Михман-наме-йи Бухара Фазлаллаха Ибн Рузбихана Исфахани)

Проблема аутентичного наименования Казахского государства позднего средневековья XV–XVII вв. прежде не вычленялась в отдельную исследовательскую проблематику. Как показывает опыт татарстанских коллег [1], такая постановка может быть продуктивной как в вопросе установления названия государства, так и в выяснении государственного устройства, этносоциального состава, территориальных границ. Данная публикация обращает внимание исследователей на сведения в целом широко известного персоязычного сочинения "Михман-наме-йи Бухара" Ибн Рузбихана Исфахани о наименованиях Казахского государства – Казахского ханства. В контексте названия данной публикации сведения этого источника не привлекались.

К. А. Пищулина и развитие историко-востоковедной науки в Казахстане

В 2009 году исполняется 75 лет со дня рождения и 50 лет научной деятельности видного ученого Республики Казахстан, ведущего историка-медиевиста и востоковеда Клавдии Антоновны Пищулиной. Всю свою научную деятельность К.А. Пищулина посвятила изучению позднесредневековой истории Казахстана и Центральной Азии. Ее появление в казахстанском востоковедении совпало с началом формирования собственной историко-востоковедной школы советского Казахстана в дальнейшее развитие которой она внесла свой личный немалый вклад как профессиональный востоковед – иранист и тюрколог. Многие ее научные открытия дошли до своего читателя через многотомные издания "Истории Казахстана" и "Казахской энциклопедии". В подобных фундаментальных коллективных изданиях зачастую остаются в тени конкретные авторы этих трудов, поскольку это не индивидуальные статьи и монографии, но изложенные в них идеи и мысли быстрее всего получают распространение. Благодаря этим трудам многие научные открытия К.А. Пищулиной получили всеобщее признание и на протяжении многих лет тиражируются в различных изданиях, научных монографиях и статьях, учебниках и учебных пособиях, республиканских и региональных энциклопедиях, справочниках.

Ж.М. Тулибаева. Персоязычные источники по истории казахского народа XIV–XV веков

Начиная с XI в. обширная территория от Днестра и северных берегов Черного моря до Иртыша и озера Балхаш носила название Дешт-и Кипчак. Западный Дешт-и Кипчак простирался с востока на запад от Яика до Днестра, а с юга на север – от Черного и Каспийского морей до г. Укека. Восточный Дешт-и Кипчак занимал земли от Иртыша до Яика и от озера Балхаш и низовьев Сырдарьи до Тобола. В XIII в. Дешт-и Кипчак вошел в состав улуса Джучи (Золотая Орда), основная масса населения которого состояла из тюркских и монгольских кочевых родов и племен.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов