1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



© Ж.М. Тулибаева,
доктор исторических наук,
заведующая кафедрой регионоведения ЕНУ имени Л.Н. Гумилева

УЛУС  УРУС-ХАНА

Оригинальный текст: // Взаимодействие мировых цивилизаций: история и современность. Сборник статей участников IX Московской научной конференции. Москва, РУДН, 23 мая 2008 г. М.: Изд-во РУДН. 2008. - С. 225-233.

                                                                                                              

"…Чингиз-хан произвел наступление и направил некоторых из своих сыновей в вилайеты и страны:  Джучи-хана направил в сторону Сарая, Крыма и Дешт-и Кипчака. В тех краях такие правители как Узбек, Джанибек-хан и Урус-хан  стояли во главе ислама и мусульманства и придерживались шариата Пророка Мухаммада, избранника Божьего…"

Из послания Шахруха китайскому императору Чжу Ди [1]


Одним из самых запутанных и интересных вопросов в истории Казахстана является проблема изучения генеалогии Урус-хана - предка основателей  Казахского ханства. В казахстанской историографии существует две точки зрения относительно родословной Урус-хана, двадцатого правителя Золотой Орды.  Одни историки возводят его родословную к Тукай-Тимуру, тринадцатому сыну Джучи, другие к Орда-Эджену, старшему сыну Джучи. Правда, в советское время в околонаучной литературе существовала еще одна версия происхождения Урус-хана, связанная с его именем, однако она не выдерживает никакой критики и связана с конъюнктурными соображениями тех  лет.

Дискуссия возникла из-за противоречивых сведений содержащихся в письменных источниках. Однако этот вопрос отнюдь непраздный. Разрешение его поможет понять те политические и этнические процессы, происходившие в истории Дашт-и Кипчака того периода, приведшие к образованию Казахского ханства.

Спор относительно происхождения Урус-хана в научных кругах идет уже долгое время. И хотя, казалось бы,  известный казахстанский ученый Вениамин Юдин еще много лет назад  решил этот вопрос в пользу дома Тука-Тимуридов, в последнее время появились работы, в которых вновь утверждается, что Урус-хан являлся потомком Орда-Эджена. Так Т. И. Султанов, утверждая,  что Улус Урус-хана находился там же где когда-то были земли Орда-Эджена, сделал попытку доказать его происхождение от последнего. В его книге "Поднятые на белой кошме. Потомки Чингиз-хана" приводятся новые аргументы в пользу этой версии. Так на основе чего приходит к такому выводу Т.И. Султанов? Он пишет: "…Урус-хан, и его предки, и потомки, также владычествовали именно на этой территории; как раз отсюда, с берегов Сырдарьи, в XIV в. они совершали свои походы на Нижнюю Волгу и, разгромив политических противников, на время овладевали Сараем, столицей Золотой Орды, а затем вновь возвращались в свою Кок-Орду, в Присырдарьинские владения" [2].

Казалось бы, веский аргумент. Но, как еще отметил В.П. Юдин: "без скрупулезного, конкретного в отношении времени и пространства изучения динамики исторических изменений всех доступных исследованию Улусов Джучидов на территории Дешт-и Кипчака трудно ожидать крупных позитивных сдвигов в изучении истории Казахстана XIII – XV и XVI – XVII вв., да и всего Дешт-и Кипчака за это время. Понятно, что без использования вышеуказанной методики исследования только произвол современного автора будет обусловливать его выводы" [3].

Попробуем разобраться, действительно ли Улус Урус-хана находился на месте, где когда-то были владения Орда-Эджена? Сведения средневековых мусульманских авторов, в частности, великого арабского историка  Ибн Халдуна дают основания сомневаться в том, что Улус Урус-хана находился там же, где когда-то были земли Орда-Эджена.

В сочинении Ибн Халдуна "Китаб ал-‘ибар ва диван ал-мубтада’ ва-л-хабар фи аййам ал-‘араб ва-л-‘аджам ва-л-барбар" в разделе посвященном Золотой Орде читаем: "…Токтамыш бежал оттуда и отправился в царство Урус-хана, (находившееся) в гористой области Хорезма…", или "Токтамыш же отправился дальше и, завладев уделом Урус-хана в горах Хорезмских, отправился в Сарай" [4] .

Так, где же находились эти Хорезмские горы?  В.В. Бартольд в своей работе "Сведения об Аральском море и низовьях Аму-Дарьи с древнейших времен до XVII века" приводит цитату из Гардизи, персидского историка XI в [5] . Из нее явствует, что Хорезмские горы находились на пути из Гурганджа (Ургенч) к Хорезмийскому озеру (Аральское море). Здесь же в работе, упоминается труд испано-арабского ученого-географа ал-Бекри (ум. 1094 г.) "Книга о государствах и путях", где описывается башня на Хорезмской горе, расположенной в 12 фарсахах от города Джурджании, на пути в страну печенегов [6] . Таким образом, можно заключить, что под Хорезмскими горами арабские географы называли горную цепь Сийах-кух (Черные горы), которая проходила по краю Устюртского плато.

Ранней весной 1376 г., после знаменитого "зимнего противостояния" близ Сыгнака, Амир Тимур получил известие, что Урус-хан ушел обратно в свой эль. Амир Тимур возвращается в Кеш и, пробыв там семь дней,  решает нанести молниеносный удар по Улусу Урус-хана. В качестве проводника он берет с собой Тохтамыша. Достигнув в течение 15 дней (так у Йазди, согласно Натанзи - за 13 дней) Джейран-Камыша, войска Амира Тимура разграбили Улус Урус-хана, захватив "бесконечное и бесчисленное имущество"  [7]. Судя по всему, под Джейран-Камышем следует понимать пресноводное в то время озеро Сарыкамыш,  в которое впадал левый рукав Амударьи.  Если опираться на сведения из "Чингиз-наме" Утемиш-хаджи, сам Урус-хан в то время уже ушел на летовья, которые находились в Волго-Уральском междуречье.

Тохтамыш, воспользовавшись моментом, решил захватить власть в столице Золотой Орды. С этой целью, предварительно заключив соглашение с предводителями четырех крупных племен, ранее входивших в состав  эля его предков, он тайно проник  в  летовья и начал вместе с ними откочевку в сторону Итиля (Волги). Урус-хан, узнав об этом, бросился за ними в погоню. В ночной схватке от случайно выпущенной стрелы Урус-хан погибает. Тохтамыш-хан, "не ведая о смерти Урус-хана", направляется в Сарай ал-Джадид и захватывает столицу. В то время по правую руку от Волги полновластным правителем Золотой Орды был временщик Мамай. Оказавшись между двух огней, Тохтамыш понимает, что ему долго не усидеть в столице. И хотя он предпринимает попытку чеканки монет со своим именем, ему становится ясно, что, не разгромив основных своих врагов, ему не стать общепризнанным ханом Золотой Орды. С такими мыслями он переправляется через Волгу и устремляется к Шейбаниду Каан-баю. Тот, отказавшись от личной встречи с ним, выделил ему место в устье Тана (Дона) [8]  Тохтамыш через своих инаков предложил Каан-баю вместе выступить против Мамая. Тот вначале согласился, но потом, изменив свое решение, отменяет поход. Не найдя поддержки со стороны Каан-бая и понимая, что далее оставаться в Поволжье для него становится опасным,  Тохтамыш возвращается в Сабран (Сауран).

После смерти Урус-хана, власть на некоторое время перешла в руки его сына Тохтакийи, который правил три месяца и так же умер. После него правителем Улуса Джучи стал другой сын Урус-хана – Тимур-Малик. Тимур-Малик, считая Тохтамыша своим главным врагом, направил войска в Сабран, где в это время он находился. Потерпев очередное поражение, Тохтамыш вновь бежал в Самарканд к Амиру Тимуру. Амир Тимур "с царской милостью проявил внимание к положению и нуждам Тохтамыш-оглана и в конце 778 года или в год змеи приготовив для него царское снаряжение, вместе с великими эмирами - Туман Тимур узбеком, его сыном Бахты-ходжой, Урунг-Тимуром, Гияс ад-Дином тарханом и Янги каучином отправил в Сыгнак и велел провозгласить его ханом. Эмиры поспешили выполнить приказ и в этом же году, посадив на ханский трон Сыгнака, выполнили необходимые обычаи и обряды"  [9].

Тимур-Малик после победы над Тохтамышем "некоторое время проявлял много усилий и привел государство в нормальное состояние", а затем, "занялся наслаждениями, вообразив, что он не имеет врага в засаде"  [10]. До Амира Тимура дошли слухи, что Тимур-Малик  " днем и ночью придается пьянке и веселью, ест пирог с рыбой, спит до полудня и насколько  бы не было важным дело, он остается в неведении  и никто не осмелится разбудить его ото сна. По этой причине у людей не осталось к нему доверия и весь улус Джучи надеется на приход Тохтамыша" [11] .

Амир Тимур, понимая, что наступил "звездный час" Тохтамыша, дает ему указание выступить против Тимур-Малика, который в это время зимовал в Каратале. Один из составителей второго тома  "Сборника материалов, относящихся к истории Золотой Орды" С.Л. Волин, справедливо полагая, что этим зимовьем вряд ли могла быть река Каратал, впадающая в Балхаш, предположил, что под этим названием имеется в виду местность расположенная "где-нибудь около Сырдарьи"  [12]. Действительно, существовало урочище Каратал на реке Сырдарья в районе Туркестана [13] .

Однако трудно предположить, что Тимур-Малик пришел на зимовку в эту местность, в противном случае он оказался как бы между молотом и наковальней – между войсками Амира Тимура и Тохтамыша. К тому же Туркестан слишком удален от столицы Золотой Орды, чтобы Тимур-Малик выбрал его местом своего зимовья. Зато из письменных памятников мы знаем о местности Каратал, которая находилась в устье реки Амударьи [14] . Именно там и находилось зимовье Тимур-Малика.

Почти полвека спустя, в 829/1425-26 г. Барак-оглан, внук Урус-хана, вторгается со своим войском в пределы Сыгнака. Присырдарьинские земли, в том числе и Сыгнак,  после победы Амира Тимура над Тохтамышем вошли в состав государства Тимуридов. Хафиз-и Абру, напоминая предысторию этих событий, писал:  "Во времена Сахибкирана – да озарит Аллах его могилу! -  его [Барака] дед Урус-хан, когда изгнал Токтамыша из государства [Узбекского] и Токтамыш нашел убежище у его Величества Сахибкирана, и описание того события в свое время было изложено, некоторое время находился в Сыгнаке и там построил здание" [15] . Барак-оглан, оправдывая свои действия, говорил: "Пастбище Сыгнака принадлежит мне, так как Урус-хан там построил здание  и там находился" [16] . Понятное дело, что если бы Сыгнак действительно когда-то входил в наследственные владения Урус-хана и его предков, Барак-оглан привел бы более убедительные доводы на право обладания этими землями.

Из всего вышесказанного можно заключить, что Улус Урус-хана, его предков и потомков, находился в дельте реки Амударья. Это в наше время Приаралье является зоной экологического бедствия. В то время это был одно из самых благодатных мест во всей Центральной Евразии. Полноводный Арал надежно защищал этот край от холодных северных ветров. Реки кишели ценными породами рыб, а в  зарослях камыша было много разнообразной дичи. Поэтому, установив свою власть в столице Золотой Орды, и подчинив себе весь Восточный Дешт-и Кипчак, Урус-хан и его сыновья каждый раз возвращались на зимовье в свой домен.

Отсюда, с дельты Амударьи, через Мангышлак, Прикаспийскую низменность, Северный Кавказ и до Крыма длинным поясом простирались земли Тука-Тимуридов – самого большого и могущественного дома Золотой Орды.

Существует большое количество мусульманских письменных источников, где содержатся сведения по генеалогии ханов Золотой Орды. К таким источникам относятся: "Мунтахаб ат-таварих-и Му‘ини", "Му‘изз ал-ансаб", "Таварих-и гузида-ий нусрат-нама", "Бахр ал-асрар фи манакиб ал-ахйар" и др. Большинство письменных памятников дошедших до наших дней содержат достоверные сведения, которые могут быть надежной опорой при проведении научных исследований. Однако при использовании сведений средневековой историографии по событиям того времени необходимо подходить к ним с особой осторожностью, учитывая, что мы можем столкнуться с вольной или невольной фальсификацией политической истории и генеалогий правивших династий со стороны автора и предумышленной фальсификацией со стороны заказчиков данного сочинения. Так, например, сочинение Му‘ин ад-Дина Натанзи "Мунтахаб ат-таварих-и Му‘ини" ("Избранные произведения Му‘ини"), более известное как "Аноним Искандера", в свое время стало источником горячей дискуссии относительно родословной Урус-хана.

Учитывая то, каким авторитетом пользовался Натанзи среди своих современников, трудно заподозрить его в умышленной фальсификации генеалогии правителей  Золотой Орды. По словам Давлатшаха Самарканди, "Му‘ин ад-Дин Натанзи был из ученых и поэтов, заслуживших славу в Аджаме и Фарсе во времена султана Искандара…, в науке он был одним из ведущих людей своего времени и писал об истории, деятельности и положении Мирзы Султана"  [17]. По всей видимости, причину этих искажений надо искать в той острой борьбе, которая развернулась между претендентами на власть, как в Золотой Орде, так и в государстве Тимуридов. При этом они прибегали ко всяким ухищрениям и интригам, чтобы легитимировать свои претензии на верховную власть и отвести претензии своих соперников.

Если же обратиться к судьбе потомков Орда-Эджена, то в этом отношении чрезвычайно интересна гипотеза замечательного казахского поэта, мыслителя и знатока истории Шакарима Кудайберды-улы, высказанная им в его известном труде "Шежире" ("Родословная летопись"). По его предположению, Орда-Эджен, сын Джучи, является  предком всех калмыцких ханов  [18].

Примечания 

[1]  ‛Абд ар-Раззак Самарканди. Матла‛ ас-са‛дайн ва маджма‛ ал-бахрайн ("Место восхода двух созвездий и слияния двух морей"). Изд. Мухаммада Шафи, Лахор, 1933. С. 225.
[2] Султанов Т.И. Поднятые на белой кошме. Потомки Чингиз-хана. Алматы, 2001. С. 144.
[3] Юдин В.П.  Казахстан, Средняя и Центральная Азия в XVI-XVIII вв., Алма-Ата, 1983. С. 131.
[4] История Казахстана в арабских источниках. Т. I. Алматы, 2005. С. 276-277.
[5] Бартольд В.В. Работы по исторической географии. М., 2002. С.44-45.
[6] Там же. С. 49.
[7] История Казахстана в персидских источниках. Т. IV. Алматы, 2006. С. 212.
[8] Чингиз-наме. Алма-Ата, 1992. С. 117.
[9] Шараф ад-Дин ‘Али Йазди. Зафар-наме. Ташкент, 1972.  Л.160а.
[10] История Казахстана в персидских источниках. Т. IV. Алматы, 2006. С. 269.
[11] Шараф ад-Дин ‘Али Йазди. Зафар-наме. Ташкент, 1972.  Л.161б.
[12] Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т.2., М., 1941.  С. 295.
[13] Материалы по истории казахских ханств в XV - XVIII вв. Извлечения из персидских и тюркских сочинений. Алма-Ата, 1969. С. 553.
[14] Там же. С 461, 464; Бартольд В.В. Работы по исторической географии.  С. 184.
[15] Zubdat al-Tawarikh by Hafiz Abru (d. 833 A.H./1429 A.D.). Vol. 2. Tehran, 1992. P. 906.
[16] Там же.  P. 907.
[17] Миклухо-Маклай Н.Д.  Описание  таджикских  и  персидских  рукописей  Института Востоковедения.  Вып. 3.  М., 1975. С. 77.
[18] Шакарим Кудайберды-улы. Родословная тюрков, казахов, киргизов. Династии ханов. Алма-Ата, 1990. С. 95.

11 октября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 4155      

Другие статьи из этой рубрики

А. Нурмагамбетов. О казахских этнонимах Адай и Шеркес

С незапамятных времен у казахов существовал устный способ передачи из поколения в поколение сведений о своем происхождении. Это родословная (шежре). Которая дошла и до наших дней. Подвергнутая значительным изменениям при устной передаче, она часто искажала действительное положение вещей. Ф. Энгельс писал: "...родословная рода уходила так далеко в глубь времен, что его члены не могли уже доказать действительно существовавшего между ними родства, кроме немногочисленных случаев, когда имелись более поздние общие предки" [1]. Это обязывает исследователя критически относиться к материалам родословной.

Акимушкин О.Ф. К вопросу о внешнеполитических связях Могольского государства с узбеками и казахами в 30-х годах XVI в. - 60-х годах XVIII в.

16-го зу-л-хиджа 939/9 июля 1533 г., возвращаясь из похода на Малый Тибет (Ладак), умер основатель государства Чагатаидов в Восточном Туркестане Султан-Саид-хан. Первого мухаррама 940/23 июля 1533 г. в Яркенде на престол взошел его старший сын Абд ар-Рашид, который едва ли не в первые годы своего правления круто изменил традиционный внешнеполитический курс - союз с узбек-казахами против узбеков Шейбанидов.

С.К. Ибрагимов. «Михман-намеи бухара» Рузбехана как источник по истории Казахстана XV—XVI вв.

Среди сочинений среднеазиатских авторов, имеющих отношение к истории Казахстана XV—XVI вв., особое место занимает труд Рузбехана "Михман-намеи Бухара". Абулхаир Фазлаллах бен Рузбехан бен Фазлаллах ал-Хунджи ал-Исфагани родился в 60-годах XV в. и большую часть своей жизни провел в Ираке. По своим религиозным убеждениям он был воинствующим суннитом. Поэтому, когда в 1502 г. Ирак был завоеван шахом Исмаилом Сефеви, устроившим массовое избиение суннитов, Фазлаллах бен Рузбехан бежал в Хорасан. Здесь он вошел в число придворных литераторов одного из последних тимуридов Султан-Хусейна. В начале XVI в., когда войска Шейбани-хана разрушили империю тимуридов, он переходит на его сторону и становится одним из его приближенных. Получив блестящее по своему времени образование в области мусульманской теологии и законоведения, Разбехан написал ряд трудов на персидском и арабском языках.

О старом названии Алма-Ата. Часть III.

Слово яблоко существует во всех индо-европейских (и.-е.) языках. Для названия яблока и яблони существовало и.е. слово *abel (восстановление Дыбо), *ablu-aplu (восстановление Рона-Тас) может быть реконструирована для и.е. языка (от него нем. Apfel, рус. яблоко, лит. abuolis, лат. топоним Abella, кельт. avallo, aval). Греки называли яблоко mhlon и яблоню mhlea, по-албански яблоко – mollе, по-латински mаlus "яблоня", а хеттское название – šamalu. Сюда же может быть отнесено санс. amla "кислый". Если сравнить все эти слова, то можно прийти к выводу, что все индоевропейские слова могли быть общего происхождения, если бы исходной формой была *amal.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов