1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



© Р.А. Абдуманапов

Вступление

"Солнце слепило глаза и, казалось, окружало путников со всех сторон. Дыхание спирало и просто не хватало воздуха. Небольшой отряд двигался по джунглям, держа под узды своих породистых коней и прорубая специальными палашами веревки лиан и ветки деревьев. Отряд торопился. Нужно было успеть затемно добраться до реки, где можно было бы передохнуть и набраться сил.
У почитаемой всеми индусами реки было прохладнее. Разбив небольшую юрту, воины наскоро соорудили костер. Предводитель, выделявшийся доспехами и одеждой, молча сидел у костра, лишь изредка бросая реплики своим подчиненным. Это был Мухаммад Гури. В столице его, повелителя огромной империи, ждали неотложные дела. Поэтому, наскоро собравшись и взяв с собой лишь десяток телохранителей-гуламов, Мухаммад поспешил в Газну. Несмотря на неспокойные джунгли. Несмотря на духоту и изнуряющую влажность. На то был свой резон. По сообщениям дервишей-разведчиков, в столице зрел заговор. Огромные караваны, полные всевозможной добычи уже отправлены в столицу обычным путем. Добра было много, и это всего лишь малая часть того, что он получил. Целую страну. Индию.
В Дели он оставил своего военачальника - Айбека. Этот кыпчак сразу понравился Мухаммаду, едва он его увидел на невольничьем рынке в Исфагане. Острый взгляд выдавал в нем знатного воина так оно и было. Потом многие его сородичи признавали в Айбеке вождя по крови, впрочем, их не поймешь, этих кочевников. Всегда неспокойные их степи редко кто завоевывал. Но зато северные степи давали много тюрок-гуламов. И Мухаммад принимал их в ряды своего войска охотнее, чем даже диких горцев Парса и Памира. В них не было утонченности и изысканности ученых-персов, они не декламировали пророка, а только пели свои дикие печальные песни. Но клинок их рука сжимала твердо и уверенно. В них не было хитрости и вероломства. И была преданность своему повелителю.
Прочитав положенный намаз, Мухаммад улегся спать. Предстоял еще долгий путь в несколько дней и ночей до Тебриза, а там до Газни и рукой подать. Ночью Гури снился необычный сон. Сам шайтан в облике барса преследовал его. Его верный Ракш, чуя опасность, метался из стороны в сторону, и барс неумолимо приближался. Он пытался оглянуться, но неумолимая сила не позволяла ему сделать этого.
Мухаммад проснулся - над ним присел какой-то, одетый в лохмотья бородач. Длинный клинок кинжала был уже окроплен кровью, рядом хрипели зарезанные телохранители. Это был кхокхар. Его непокорное племя, по легендам, не могли усмирить даже древние индийские цари. Всего полную луну назад Гури, казалось, уничтожил это дикое племя, надеясь на то, что на границах его державы будет спокойнее проходящим караванам. Теперь он понял, что ошибался. Неуловимые как барсы, кхокхары выжили. В глазах Мухаммада промелькнул страх, он вспомнил барса из сна: неужели шайтан?
Но во взгляде повелителя половины Азии кхокхар увидел лишь легкую тень страха. Быстро мелькнул клинок. Вечная темень поглотила Мухаммада Гури.
Колесо истории, проскрипев, повернулось в очередной раз".

Известие о смерти Мухаммада Гури достигло Дели быстро. Наместник Кутб ад-Дин Айбек не стал медлить и наскоро собрал все свои войска. Ни один из его воинов не подвергнул сомнению его последующее решение. Ни один из его маликов и беков не выразил своего недовольства. Вокруг лежала только что покоренная страна, население которой ненавидело турушков - так индусы называли тюрков. В городах гарнизоны приведены в полную готовность. Малейшее неповиновение карается безжалостно и скоро... Уже пятничная хутба была прочитана с именем Кутб ад-Дина Айбека. Весенние дни 1206 года были объявлены праздничными, вся знать гуляла и славила нового правителя нового государства - Делийского султаната... Выходец из кыпчаков, Айбек стал султаном государства, сыгравшего огромную роль в истории не только Индии, но и всего Востока. Но править ему пришлось всего четыре года. Айбек умер, упав с коня во время игры в чауган (конное поло) в 1210 году. После его смерти тюркская знать посадила на престол некоего Арам-шаха. Но через год власть в свои руки берет племянник Айбека, тоже гулам Шамс-уд Дин Ильтутмыш. Начинается расцвет Делийского султаната.

Это всего лишь один пример. Тысячи кыпчаков были проданы на невольничьих рынках Востока. Сотни их кочевий простирались от Монголии вплоть до Европы и давали много воинов-гуламов. Особенно много их стало после монгольского нашествия.

В XI веке простой гулам - раб Шамс-ад Дин Ильдениз, кыпчак по происхождению, основал в Азербайджане, Арране и Северном Джибале государство Ильденизидов, павшее в XIII веке под ударами хорезмшахов. Далее на запад, уже в Египте, гуламы-кыпчаки образуют мамлюкский султанат. Их называли бахритами, - по имени острова на котором они жили. Их предводителя и самого влиятельного султана Рукн-ад Дина Бейбарса называли вторым Салах-ад Дином. Он отвоевал Иерусалим, остановил продвижение монголов и выкупил тысячи соплеменников из рабства. Кыпчакские династии правили в стране Мыср (Египет) вплоть до XV века.
Много примеров, много судеб.

Но это всего лишь единичные судьбы. Кыпчаков своими предками считают казахи, кумыки, карачаевцы, татары, башкиры, киргизы, алтайцы, узбеки и многие другие народы. Кыпчакская кровь течет в жилах русских, грузин, египтян, монголов, таджиков - всех не перечислить.

Вообще, трудно себе представить значение кыпчаков в истории Азии и Европы. В различные времена они населяли земли от Китая и до Венгрии, от Сибири до Индии.

Они знали периоды взлетов и падений.

Они оставили нам многое, они оставили в нас многое.

1 сентября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 2477      

Другие статьи из этой рубрики

С.М. Ахинжанов. Кипчаки в X-XIII вв. Историографический обзор.

В начале II тыс. н.э. в средневековой письменности мусульманского Востока и Древней Руси появляется адекватное обозначение огромного пояса Евразийских степей от отрогов Алтайских гор на востоке до Карпатских склонов на западе, получившее свое название по имени основного народа, кочующего по его просторам - "Дешт- и Кипчак" и "Половецкое поле". Каждый из приведенных этнотопонимов с позиции своего языка означал одно и тоже. "Дешт-и Кипчак" в переводе с персидского звучал как "Степь кипчаков", именно так в XI в. путешественник Насир-и Хусрау называл степи, примыкающие к северо-восточным границам Хорезма [1]. В дальнейшем таким образом стали именоваться степные пространства от Иртыша до Волги к северу от оз. Балхаш и Сырдарьи, т.е. в орбиту этого термина попадает и Центральный Казахстан. "Половецким полем" именовались южнорусские степи от Волги до Днепра и далее к западу в XI - середине XIII вв. в русских летописях [2].

И. Ундасынов. Половцы, кто они?

Начиная много лет назад изучение истории кочевников, я с удивлением прочитал у одного из ведущих специалистов по номадам, что почти все проблемы их истории являются дискуссионными. Тогда я счел это высказывание явно преувеличенным. Сейчас я так не считаю, и вот почему: дискуссии по истории кочевых обществ идут беспрерывно, а согласия по многим вопросам как не было, так и нет. Более того, иногда они (дискуссии) не только не проясняют, но еще больше запутывают затрагиваемые в их ходе проблемы. Так, за три последних десятилетия три известных специалиста – Б.Е.Кумеков, С.М.Ахинжанов и С,Г.Кляшторный – выступили с тремя версиями о событиях, имевших место в казахстанских степях в первой половине ХI в. [1]. То, что они не стыкуются между собой, не беда. Она в том, что ни одна из представленных ими версий не выдерживает критического анализа, и все они скорее запутывают, чем проясняют сущность происходивших тогда процессов в Великой Степи.

Косточаков Г.В. К вопросу о происхождении названий КИМАК и КЫПЧАК

Г.Е. Грумм-Гржимайло, а вслед за ним Л.П. Потапов сопоставил название Кивинской волости (КибaКобКобый, как мы выяснили, этноним, являющийся внутрикетским диалектным вариантом этнонима Кый, см. Косточаков, 1998, 203-207) с этнонимом древних Теле - Киби, и предлагали древнетюркское происхождение первого (Грумм-Гржимайло, 1926, 247; Потапов, 1956, 493). Племя Киби входило в союз 15 племен Теле в VП-VШ вв. (Бичурин, 1950, т.1, 301).

Чжао Чжу-Чэн. Сведения из Юаньши о военном сотрудничестве между Золотой Ордой и Юаньской династией

Материалы исследования: в силу большого расстояния между этими средневековыми чингизидскими державами, междоусобных распрей между домами Джучидов и Тулуйидов, вооруженных конфликтов между Ариг-бугой и Хубилаем, и в связи с тем, что правители Улуса Джучи поддержали Ариг-бугу, их государство стало независимым от Великой Монгольской империи. В дальнейшем долговременные военные конфликты и политические смуты отрезали сообщение между Сараем и Ханбалыком. Улус Джучи и Юаньская династия проводили собственную внешнюю политику. Однако между ними все же сообщения не прекращались и некоторые сведения из Золотой Орды все же попадали в китайские хроники. Одним из важных и фундаментальных источников, относящихся к монгольской истории, является "Юаньши" ("История династии Юань"). Этот памятник содержит некоторые материалы (правда, в отрывках), раскрывающие характер взаимоотношений Юаньской династии и Золотой Орды.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов