1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



© Р.А. Абдуманапов

Второй тюркский каганат - стремление к свободе

СТРЕМЛЕНИЕ К СВОБОДЕ

В семидесятые годы китайский император делает попытку прикрепления к земле(!) кочевников и начинает административную реформу по разрозненному расселению племен и родов. Расселение беженцев мелкими группами, по родо-племенному признаку прежде всего, выражало, по мнению Малявкина А.Г., стремление не допустить объединения пришельцев для совместных выступлений. Кроме того, преследовалась и более отдаленная цель - использование этих беглецов для вмешательства во внутренние дела соседей. Результатом реформы явилось то, что на юге Гоби вспыхивает ряд мятежей тюркютов и сиров.

Первое крупное восстание было организовано родом Ашидэ в 679 году. При этом каганом объявляется царевич из каганского рода Ашина - Нишу-бег. Лозунг восстания - "Восстановление великого тюркютского каганата!" Поэтому весьма четко учитываются правила "Торё" - уложения тюркютов. На будущий престол могут претендовать лишь принцы крови из Ашина, при этом обязательно родственники последнего тюркютского Эль-кагана.

В противовес китайской доктрине ассимиляции выставляется своя - "Все китайское нам чуждо, такая жизнь лишь развращает и делает нас слабыми, мы способны сами править собой". Первые столкновения с танскими войсками приносят успех, но император подтягивает из Семиречья дивизии генерала Пэй Син Цзяна. Мятеж подавляется. Часть восставших покоряется, другая откочевывает за Хуанхэ и поднимает на белом войлоке (традиция, сохранившаяся у кочевников вплоть до XIX века) нового царевича из Ашина - Фунаня. Семиреченские дивизии разбивают ополчение и Фунаня, которого казнят в 681 году. Мятежники сдаются на милость победителю. Но самые непримиримые в количестве 17 человек и во главе с царевичем Ашина Кутлугом укрываются в горах Инь-Шаня. К 682 году вокруг Кутлуга скапливается достаточное количество тюркютов и сиров - и он объявляет себя Эльтериш-каганом. Начинается новая война. Успехи счастливчика (Кутлуг - счастливый) заставляют китайцев снять с тибетского фронта несколько дивизий во главе с Чан-чжи. Численное превосходство китайцев и предопределяет следующий шаг Эльтериша.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ОТУКЕН

Тюркютский каган решается на неожиданный маневр. Его войско переходит через Гоби и вторгается в Монголию, в пределы Уйгурского каганата. Уйгурский Баз-каган привлекает на свою сторону киданей и танцев, но те не успевают - в 688 году, при численном меньшинстве, тюркюты и сиры наголову разбивают уйгуров. Разбитые токуз-огузы покоряются, лишь уйгуры и племена киби, сыге, тунло, хуань и байси отходят в низовья Эдзингола и принимают танский протекторат, который терпят до середины 90-х годов.

Образуется Второй тюркский каганат. Эльтериш умирает в 693 году, престол занимает его брат Мо-Чур, который принимает тронное имя Капаган-каган. С его именем связан пик могущества Второго тюркского каганата. Он существенно расширяет пределы государства, при этом совершая частые рейды в глубь Китая. При этом тюрки вторгаются в Среднюю Азию, где сталкиваются с арабами. В 711 году происходит битва Салиха, брата Кутейбы (известный полководец, завоевавший для халифата Среднюю Азию) с Бёгу-каганом (о нем далее более подробно), "главой запада", который был во главе тюрок, чачцев и ферганцев. В этой битве "полегла лучшая часть тюркской знати, с каждым в отдельности не могла бы справиться и сотня мужей". В 712 году на помощь согдийцам, восставшим против арабов, прибывает отряд принцев Могиляна и Кюль-тегина. Они осаждают в Самарканде другого брата Кутейбы, - Абдурахмана. При этом в Семиречье восстают тюргеши. Это восстание подавляет Кюль-тегин.

Капаган жестоко усмиряет и малейшие проявления непокорности вассальных племен. Начало VIII века знаменуется целым рядом мятежей как токуз-огузов, так и других огузских (телеских) племен. При нем, в 711 году, покоряются кыргызы - его войска совершают зимой беспрецедентный горный переход через Саяны и, ночью напав на ставку кыргызского Барс-бега, убивают последнего и ставят во главе кыргызов своего эльтебера.

 

НАСЛЕДСТВЕННЫЙ ВОПРОС

В 716 году, возвращаясь после очередного карательного похода на племя байырку, Капаган-каган погибает, нелепо наткнувшись толи на засаду, толи просто на толпу скрывшихся от тюркютов байыркусцев. Его смерть вызывает кризис в каганате и, как обычно это бывает, конечно, связан с правами на престол. Еще при жизни в 699 году, вопреки традиционному удельно-лесвичному порядку наследования от отца к брату или племяннику, Капаган завещает свой трон своему сыну Бёгу. Чтобы обойти "Торё", он вводит для Бёгу новый титул - "малый каган, утвердившийся на западе" и дает ему 40 тыс. воинов. При этом младший брат кагана Дусифу получает титул "телес-шад" (восточный), а племянник и, по "Торё" законный наследник, принц Могилян, - титул "тардуш-шад" (западный). Каждого из шадов он назначил командовать 20-тысячными армиями. Кроме того, Бёгу отдаются "западные десять родов и племя чумугунь", номинально подчиненные тардуш-шаду. Из-под ног законного наследника выбивается опора - находившиеся в его владениях западные племена передавались центру. Сиры и близкий им род Ашидэ, по всей логике вещей, и составляют опору Бёгу. В тюркютских эпитафиях правящие племена названы как "тюрк-сир будун" (тюрко-сирский народ). Сиры находятся на равном с тюркютами положении союзников, а не подчиненных. И кто, как не они - Ашидэ и сиры, мог составить конкуренцию тюркютам, если бы те пошли против Бёгу?

Как только были проведены все поминки по погибшему, Бёгу объявляет себя каганом. Его поддерживает Тон-Юкук - глава рода Ашидэ и соратник Эльтериша, при этом родственник каганов - его дочь была замужем за Могиляном. Сам легитимный царевич вроде соглашается, но не смиряется с этим его брат - воинственный Кюль-тегин. Возглавив недовольную тюркютскую знать, Кюль-тегин нападает на ставку и убивает Бёгу. На трон садится Могилян, и он принимает имя Бильге-каган. В этой связи весьма интересно сообщение Зуева Ю.А. о борьбе после смерти Капагана "Мочжо-тюрок" и "желтоголовых тюрок". Название "желтоголовые" соотносится с другими названиями кыпчаков - половцы, плавки, палоч, хардиаш, сары, в переводес "желтые".

Историк Ахинжанов С.М. справедливо сопоставил "желтоголовых" именно с кыпчаками-сирами, подметив, что "мочжо-тюрки" - Могилян, Кюль-тегин и другие - пресекли попытки кыпчаков-сиров стать ведущими в сложившейся иерархии отношений в каганате. Тот же Бёгу на стеле из Ихе Хушоту назван "эркином сиров". О связях Ашидэ и сиров - согласно исследованиям Зуева Ю.А. слово "сир" является иранской калькой с тюркского "арслан" - лев. В древнеперсидском лев это - "xsaorija", в среднеперсидском - "sir, ser, sar", в современном узбекском - "шер". Впоследсвии Тон-Юкука считали своим предком тюрки-арсланы и уйгуры-арсланы.

 

ГИБЕЛЬ КАГАНАТА

Смута сказалась на положении сиров. Если в эпитафии в честь Тон-Юкука (написана в 715 г.) мы читаем - "тюрк-сир будун", то в эпитафии Бильге-кагана 735 года уже написано - "тюрк, шесть сиров, девять огузов, два эдиза". Налицо неравное, подчиненное положение сиров. В 717 году вместе с Бёгу были казнены почти все сирские вожди и знать рода Ашидэ. В живых оставили лишь старика Тон-Юкука (зачлись его заслуги перед каганатом и то, что он являлся тестем нового кагана). Его лишили званий и отправили в ссылку на три года.

В 734 году от яда, подсыпанного китайским шпионом, умирает Бильге-каган. Ему наследует Йоллыг-каган и правит вплоть до 740 года. Следующим правителем каганата становится малолетний Тенгри-каган. При нем фактически управляет страной его мать - дочь Тон-Юкука Бо-бег (Пофу). Сиры не оставляют надежд на трон, и вскоре им предоставляется случай. Одного простого сирского тархана, своего фаворита, Бо-бег вводит в совет буюруков (буюруки- влиятельные советники при кагане). Это вызывает недовольство западного тардуш-шада (и это понятно: в его подчинении находятся все сиры). Он возглавляет заговор. Тенгри-каган упреждает его, и с подачи матери этого шада лишают головы. Чаша терпения тюркютской знати переполняется - и теперь уже восточный телес-шад Пан-кюль-тегин нападает на ставку и убивает Тенгри-кагана. Вновь вырезается окружение кагана, жизнь оставляют лишь Бо-бег. На престол садят брата Тенгри.

Тут события принимают неожиданный поворот - вождь сиров ябгу Куту захватывает ставку и садит на престол своего ставленника, тоже малолетнего брата Тенгри по имени Сюань. Пан-кюль-тегина казнят, вместе с ним летят головы тюркютской знати.

В 741 году Куту, почувствовав себя уже достаточно окрепшим, убивает Сюаня и объявляет себя каганом. Но этого стерпеть не могли уже вассалы. В игру вступают токуз-огузы и другие племена. Коалиция басмылов, карлуков и уйгуров берет власть в свои руки. Смута разгорается, и итогом становится образование Второго уйгурского каганата во главе с Кюллиг-буйлой. И вот уже в его эпитафии мы читаем такие строки:

"...когда тюрки-кыпчаки правили нами пятьдесят лет..."

Естественно сиры названы кыпчаками - "неудачниками, злосчастными" - по имени приыртышской группы сиров. Уйгуры добились своего вновь.
А тюркюты и сиры уходят к Иртышу, к родственным племенам. На Иртыш они приносят традиции государственности и многое другое. И об этом в следующей главе.

1 сентября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 2671      

Другие статьи из этой рубрики

Косточаков Г.В. К вопросу о происхождении названий КИМАК и КЫПЧАК

Г.Е. Грумм-Гржимайло, а вслед за ним Л.П. Потапов сопоставил название Кивинской волости (КибaКобКобый, как мы выяснили, этноним, являющийся внутрикетским диалектным вариантом этнонима Кый, см. Косточаков, 1998, 203-207) с этнонимом древних Теле - Киби, и предлагали древнетюркское происхождение первого (Грумм-Гржимайло, 1926, 247; Потапов, 1956, 493). Племя Киби входило в союз 15 племен Теле в VП-VШ вв. (Бичурин, 1950, т.1, 301).

Вступление

Известие о смерти Мухаммада Гури достигло Дели быстро. Наместник Кутб ад-Дин Айбек не стал медлить и наскоро собрал все свои войска. Ни один из его воинов не подвергнул сомнению его последующее решение. Ни один из его маликов и беков не выразил своего недовольства. Вокруг лежала только что покоренная страна, население которой ненавидело турушков - так индусы называли тюрков. В городах гарнизоны приведены в полную готовность. Малейшее неповиновение карается безжалостно и скоро... Уже пятничная хутба была прочитана с именем Кутб ад-Дина Айбека. Весенние дни 1206 года были объявлены праздничными, вся знать гуляла и славила нового правителя нового государства - Делийского султаната... Выходец из кыпчаков, Айбек стал султаном государства, сыгравшего огромную роль в истории не только Индии, но и всего Востока. Но править ему пришлось всего четыре года. Айбек умер, упав с коня во время игры в чауган (конное поло) в 1210 году. После его смерти тюркская знать посадила на престол некоего Арам-шаха. Но через год власть в свои руки берет племянник Айбека, тоже гулам Шамс-уд Дин Ильтутмыш. Начинается расцвет Делийского султаната.

Чжао Чжу-Чэн. Сведения из Юаньши о военном сотрудничестве между Золотой Ордой и Юаньской династией

Материалы исследования: в силу большого расстояния между этими средневековыми чингизидскими державами, междоусобных распрей между домами Джучидов и Тулуйидов, вооруженных конфликтов между Ариг-бугой и Хубилаем, и в связи с тем, что правители Улуса Джучи поддержали Ариг-бугу, их государство стало независимым от Великой Монгольской империи. В дальнейшем долговременные военные конфликты и политические смуты отрезали сообщение между Сараем и Ханбалыком. Улус Джучи и Юаньская династия проводили собственную внешнюю политику. Однако между ними все же сообщения не прекращались и некоторые сведения из Золотой Орды все же попадали в китайские хроники. Одним из важных и фундаментальных источников, относящихся к монгольской истории, является "Юаньши" ("История династии Юань"). Этот памятник содержит некоторые материалы (правда, в отрывках), раскрывающие характер взаимоотношений Юаньской династии и Золотой Орды.

С.М. Ахинжанов. Кипчаки в X-XIII вв. Историографический обзор.

В начале II тыс. н.э. в средневековой письменности мусульманского Востока и Древней Руси появляется адекватное обозначение огромного пояса Евразийских степей от отрогов Алтайских гор на востоке до Карпатских склонов на западе, получившее свое название по имени основного народа, кочующего по его просторам - "Дешт- и Кипчак" и "Половецкое поле". Каждый из приведенных этнотопонимов с позиции своего языка означал одно и тоже. "Дешт-и Кипчак" в переводе с персидского звучал как "Степь кипчаков", именно так в XI в. путешественник Насир-и Хусрау называл степи, примыкающие к северо-восточным границам Хорезма [1]. В дальнейшем таким образом стали именоваться степные пространства от Иртыша до Волги к северу от оз. Балхаш и Сырдарьи, т.е. в орбиту этого термина попадает и Центральный Казахстан. "Половецким полем" именовались южнорусские степи от Волги до Днепра и далее к западу в XI - середине XIII вв. в русских летописях [2].
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов