Статьи
 

АБДУМАНАПОВ Р.А.

К ВОПРОСУ ПРОИСХОЖДЕНИЯ КЫРГЫЗСКОГО ПЛЕМЕНИ КАНГДЫ

Опубликована в сборнике: Известия Томского политехнического университета. Тематический выпуск "Сибирь в евразийском пространстве". Под ред. Л.И. Шерстовой. - Томск: Изд-во ТПУ, 2002 - вып. 7 - С. 3-19  

Изучение родоплеменной системы является важнейшей составляющей в деле реконструкции этногенеза кыргызов. Уточнение происхождения отдельных племен и родов позволяет отметить знаковые вехи и этапы в процессе формирования этноса. В то же время изучение степени участия в этногенезе этого народа тех или иных компонентов в виде отдельных племен, родов и объединений, наряду с языковыми, археологическими, антропологическими данными дают возможность определить и этническое ядро кыргызов. Представители кыргызского племени кангды в настоящее время проживают в Лейлекском, Фрунзенском, Ноокатском районах Ошской области, частично в Базар-Курганском, Сузакском районах Джалал-Абадской области и в некоторых районах соседнего Узбекистана [1].
Самое ранее упоминание племени кангды мы встречаем в первом рукописном генеалогическом списке кыргызских племен "Маджму ат-Таварих" Сайф ад-Дина Ахсикенти. Этот список датируется концом XV- и началом XVI веков и в нем приводятся данные о легендарных родоначальниках кыргызских племен. Согласно этому списку, первопредком племени считается некий Кангды, сын Салус-бека Булгачи. Последний является предком отделения "Ичкилик" - "Внутренние" [2], которое наряду с "правым" и "левым" крыльями составляют триальную структуру родовой организации кыргызов. Особенно важным представляется тот момент, что согласно современным генеалогическим спискам племя кангды причисляется к этому же отделению "ичкилик" [3]. Все это, безусловно, подтверждает глубокую традиционность генеалогических схем кыргызов. Название племени и имя родоначальника Кангды указывает на его несомненную связь с достаточно известным в средневековой Азии народом/племенем канглы/канлы. Соотношение этнонимов кангды и канглы объективно отображает особенности кыргызского языка в частности, и кыпчакской группы языков (к которой причисляется современный кыргызский язык) в общем. Примером может служить кыргызское слово "кандуу" - "крововавый", узбекский эквивалент которого будет произноситься как "конли".
Кто же такие кангды/канглы? Исследование С.Г. Кляшторного выявляет определенную древнейшую этнонимическую традицию, корнями уходящую во времена Авесты - цикла различных по происхождению и содержанию мифов, сказаний и религиозных предписаний ираноязычных племен Средней Азии и Восточного Ирана II-I тысячелетий до н.э.  Дело в том, что именно в Авесте впервые упоминается Канга (Кангха), столица легендарного Турана [4]. Упоминание Канга (Кангхи) встречается и у Фирдоуси, который использовал архаическую топонимическую и этнонимическую номенклатуру Авесты, и располагал Канг - столицу Турана за Сырдарьей, на северо-восток от реки [5]. Сравнив название этого гидронима у Ибн Хордадбеха как "реки Кангар" с данными древнетюркских рунических надписей о столице кангарасов [6] Кангу Тарбане, а также приняв во внимание сведения китайских исторических летописей о государстве Кангюй с упоминаниями в Авесте и "Шахнамэ", С.Г. Кляшторный пришел к выводу о существовании на Средней Сырдарье древней этнонимической традиции. Прослеживается определенная трансформация названий топонимов/этнонимов/оронимов с единой основой - Кангха-Канг-Кангюй-Кангу Тарбан-Кангар-Кенгерес [7].
Одним из самых ранних известий о Кангюе являются заметки китайского путешественника Чжан Цяня, посетившего это государство во II веке до н.э. Китайские авторы пишут о нем как о большом государстве, населенном кочевыми племенами, но имеющем и города. Власть кангюйского владетеля простиралась до северных берегов Каспия, где ему подчинялось государство Яньцай - союз сармато-аланских племен, кочевавших между Приаральем и низовьями Волги. Кроме того, Кангюю платили дань пушниной племена лесного Приуралья - янь. Источники отмечают: "Царство Канцзюй. Зимняя ставка правителя в земле Лэюэни, в г. Битянь, который отстоит от Чанъани на 12300 ли. Не подчиняется "духу". До [Лэ]юени семь дней конной езды, до летнего местопребывания правителя в Фаньнэй 9104 ли. [Население состоит из] 120 тысяч дворов, 600 тысяч ртов, а отборное войско из 120 тысяч человек. На восток до ставки духу 5500 ли. По обычаям одинаково с Большим Юэчжи. На востоке тесно связано с Сюнну" [8]. Обычаи и одежда кангюйцев в те времена, по описаниям китайских источников, не отличались от сармат и алан [9], т.е. не выделялись из круга родственных североиранских скотоводческих племен. А.М. Мандельштам предположил, что кангюйцы были прямыми потомками ранее обитавших здесь сакских племен [10]. По мнению Л.А. Боровковой, кангюйцы по облику, обычаям и одежде были подобны даваньцам, которые по сообщениям "Ши цзы" и "Хань шу" были европеоидами, вели оседлый образ жизни и занимались земледелием. Она предположила, что и кангюйцы к IV веку н.э. перешли на оседлый образ жизни и при этом занимались отгонным скотоводством [11]. О силе их государства может говорить и тот факт, что чиновников империи Хань кангюйцы сажали ниже усуньских послов [12].
С начала нашего тысячелетия Кангюй оказывается вовлеченным в события связанные с крушением державы хунну. Завершающим эпизодом событий 91 г.н.э., когда произошло фактическое уничтожение могущества северных хунну, было бегство шаньюя Чжичжи на запад - в Кангюй. В пределы государства прибыло несколько тысяч подданых шаньюя, и если принять во внимание версию о тюркоязычности хунну, можно предположить, что началом постепенной тюркизации владения Кангюй послужило именно это переселение. Известно то, что кангюйский правитель поселил шаньюя и его народ на реке Или, отдав ему в жены свою дочь и часть своего войска. Проанализировав китайские источники, Л.А. Боровкова пришла к выводу о том, что граница между Кангюем и государством Усунь в I в.н.э. проходила по территориям немного восточнее озера Иссык-куль [13].
В середине V века мы наблюдаем перемещение с востока - из Западной Сибири и степей современного Казахстана на запад тюркоязычных огурских племен (он-огуров, сары-огуров) во главе с савирами, по мнению Питера Голдена, являвшихся частью племенной конфедерации теле и обитавших до откочевки на территориях между рекой Или, Западным Тянь-Шанем и районами Западной Сибири [14]. Эти перемещения должны были затронуть и кангюйские племена, которые с этого времени начали постепенно тюркизироваться.
В 554 году с востока на земли кангюйцев устремились тюрки-тугю, преследовавшие остатки разгромленных ранее жуань-жуаней. В 555 году войско тюркского Истеми-кагана достигло "западного моря" - по мнению Л.Н. Гумилева, опиравшегося на известия Фирдоуси, - Аральского [15]. Кангюйские племена, по всей видимости, покорились тюркам-тугю, так как нет свидетельств войны с ними. В качестве оказавших сопротивление указываются лишь приаральские хиониты (сармато-аланы), вары и угры [16], платившие раннее, как указывалось выше, дань именно Кангюю. В любом случае, тюрки-тугю, развязавшие в это время большую войну с эфталитами, должны были бы "замирить" народы, оказавшиеся теперь в пределах каганата. Дальнейшие судьбы кангюйцев были связаны с тюркскими государствами. После распада единого каганата тюрков-тугю в 604 году, кангюйские племена и подконтрольные им земледельческие оазисы и города оказались под властью западных каганов. Центром  их владений, согласно древнетюркским эпитафиям, являлся город Кангю-Тарбан, а сами они были известны тюркам-тугю под именем кенгересов. Как показало исследование С.Г. Кляшторного, город Кангу Тарбан упоминается персидскими и арабскими источниками под именами Тарбад-Тарбанд-Турарбанд-Отрар [17]. Судя по всему, вассальное положение кенгересов имело достаточно условные формы, иначе трудно объяснить двукратное бегство в их земли около 630 года западно-тюркского кагана [18].
Некоторые группы кенгереского населения оказались и в пределах восточно-тюркского каганата. Об этом говорит тот факт, что представители кенгереской знати занимали в государстве тюрков-туцзюе достаточно высокие должности. Известно о посольстве, отправленном в 618 году восточнотюркским Шиби-каганом в Китай - во главе этой миссии упоминается некий тегин Кан-хэ-ли. Имя главы посольства, по мнению Ю.А. Зуева, закономерно читается как "кангарлыг", более того, в разделе "Тамги лошадей из вассальных княжеств" труда IX века "Танхуйяо" упоминается народ кан-хэ-ли, название которого также реконструируется как кангар [19]. Предполагается, что, являясь вассальным племенем восточных тюрков-тугю, они кочевали вблизи каганской ставки.
Переселение немалых масс тюркских племен не могло сказаться на языковой ситуации во владениях кангаров/кенгересов. Тюркизация областей Средней Сыр-Дарьи не могла быть сплошной и быстрой. Можно предположить, что ранее всех подверглись языковой ассимиляции именно кочевые кангары, к тому времени объединившие вокруг себя некоторые тюркские племена. Достаточно продолжительным процесс смены языка являлся для оседлых оазисов на землях "древнего Кангюя". Исследователь С.Г. Кляшторный обнаружил свидетельства того, что у некоторых потомков кангаров еще в XI веке существовал так называемый "смешанный хорезмийско-печенежский" язык [20].
Кочевые кангары, как уже упоминалось, сплотили вокруг себя некоторые тюркские племена, в основном печенегов, и эта орда стала называться печенежской. Поэтому впоследствии, уже на границах Византии, греки зафиксировали самоназвание "кангар" только у трех печенежских племен. Константин Порфирогенет так описывает печенегов восточноевропейских степей середины X века: "Должно знать, что пачинакиты называются также кангар, но не все, а народ трех фем: Иавдиирти, Куарцицур и Хавуксингила, как более мужественные и благородные, чем прочие: ибо это означает прозвище кангар" [21]. Из этого следует то, что орда печенегов управлялась именно кангарскими родами. По мнению ряда исследователей, этноним печенег возводится к названию одного из сакских племен - пасикам-пасианам, упомянутым Страбоном в числе кочевников, сокрушивших около 130 г. до н.э. Греко-Бактрийское царство [22]. По мнению П. Пелльо, печенеги под названием пей-жу, наряду с огурами и аланами, в VII в. упоминаются в китайской летописи "Суй-шу" в разделе, посвященном племенной конфедерации теле [23]. В VIII веке печенеги Средней Сыр-дарьи упоминаются в форме пе-ча-наг в тибетском переводе уйгурского текста, повествующего о северных народах [24].
В результате падения Западно-тюркского каганата, печенеги приобрели известную самостоятельность. Однако их положение в это время трудно назвать стабильным - и если война 711-712 гг. с тюргешами [25] имела, скорее всего, локальный характер, то последующее противостояние проникновению в этот регион карлукских и огузских, а позже и кимакских племен приобрело характер борьбы за выживание. Ал-Масуди упоминает, что в IX веке шла жестокая борьба "между этими четырьмя племенами: баджанак, баджане, баджагард и наукерде и гузами, карлуками и кимаками" [26]. Неравноправная война против огузов, карлуков и кимаков приводит к откочевке основной части печенежских племен в IX в. на запад [27].
Рассмотрение исторических судеб ушедших на запад и фактически сокрушивших Хазарский каганат печенегов не входит в задачи этой статьи, нас больше интересует их часть, оставшаяся в Средней Азии. Эти  печенеги была инкорпорированы в состав племенного союза огузов - новых хозяев Средней Сырдарьи. Процесс ассимиляции огузами печенегов был достаточно скорым, уже с конца IX века печенегов не упоминает ни один из источников, при этом их сородичи, живущие в бассейне Эмбы-Яика, даже в X веке упоминались отдельно от огузов [28]. Таким образом часть печенегов была полностью ассимилирована огузами, что подтверждается списками легендарных огузских племен. Согласно данным Махмуда Кашгари [29] (XI в.) и Рашид ад-Дина [30] (XIII в.) в составе левого крыла огузов - "учуков" встречается племя "бичинэ/бедженэ". При этом некоторая группа покоренных огузами печенежских племен, судя по всему именно кангарские роды,  сохранила и свое былое название - хангакиши. Ал-Идриси (XII в.) пишет: "Это очень большое озеро... в нем много рыбы - главной пищи того народа... на нем много пастбищ и плодородных мест, принадлежащих хангакишам. Это вид гузов, которые постоянно носят оружие, у них чрезмерные осторожность и мужество по отношению к соседним с ними видам тюрков" [31]. В этом названии отразился их древний этноним "канг" в форме "канга-киши" - "люди Канга".
Печенеги, вместе с огузскими племенами вошли в состав государства сырдарьинских йабгу с центром в городе Йангикенте [32]. К этому периоду истории огузо-печенежских племен относится легенда, приведенная Рашид ад-Дином (XIII в.): "Канлы. В то же самое время, как Огуз воевал со своим отцом, дядьями, братьями и племянниками, делал набеги и грабил их страны, то из всего народа, все те из его родственников, которые присоединились к нему и стали с ним заодно, по соображению собственного ума сделали повозки и нагружали на них [все] награбленное, другие навьючивали добычу на животных. [Повозку по-тюркски называют "канлы"], по этой причине и они названы именем канлы. Все ветви канлы [происходят] от их потомства. Впрочем, Аллах знает лучше!" [33]. Схожую легенду в китайской летописи "Юань ши" (XIV в.) обнаружил исследователь А.Ш. Кадырбаев: "Канглы (Канли) это есть то, что в эпоху Хань (206 г. до н.э. - 220 г. н.э.) называлось Гаочэ-го - страна высоких повозок" [34].
В начале XI века, на огромных просторах степного коридора от Монголии до Европы состоялись события, ставшие судьбоносными не только для Азии, но и определившие по своей сути и будущее Европы. Происходят крупные перемещения кочевых племен на обширном пространстве степей от Оби и Иртыша до Арала и Каспия. Цепь перемещений больших массивов кочевников в итоге затронула и владения сырдарьинских огузов, где и проживали печенеги. В бурном водовороте вызванных этими событиями миграций оказались и кыпчаки, которые граничили с огузами Приаралья и Северного Прикаспия и имели до этого времени с ними мирные отношения. Под давлением наступавших с востока кочевников, кыпчаки постепенно овладели землями огузов, которые распались на несколько группировок. Эти события отражены в сообщении армянского летописца Матфея Эдесского, писавшего о том, что в середине XI века народ отц (змей) разбил племя хардеш (рыжеволосых), которые обрушились на узов (огузов) и печенегов и совместно с ними двинулись в пределы Византии [35]. Основная часть огузов уходит в Нижнее Поволжье, южнорусские степи и на Балканы, другая - уходит в Мавераннахр и Хорасан, к родственным сельджукским племенам [36].
По мнению К.И. Петрова, продвижение кимако-кыпчакских племен в южном направлении стало принимать систематический характер с конца X - начала XI века и во времена Мукаддаси (980-е годы) они уже кочевали в низовьях Сырдарьи [37]. Около 1030 года кыпчакские племена появляются на границах Хорезма - о них пишет хорезмшах Алтунташ (1017-1032): "Кроме того, вчера вечером пришло письмо от ходжи Ахмеда, сына Абд-ас-Самада, кедхудая, что кечаты, джиграки и хифчаки волнуются из-за моего отсутствия, как бы не стряслось беды..." [38].
Оказавшиеся под властью кыпчаков огузы и печенеги инкорпорируются в кыпчакский племенной союз. Именно с этого времени - с середины XI века начинается процесс постепенной их ассимиляции. Первым отметил связь кыпчакского племени канглы с кангарами/печенегами С.П. Толстов. Он пришел к выводу о переоформлении имени кангар в канглы в результате ассимиляции кыпчаками части огузо-печенежских племен [39]. По мнению С.Г. Кляшторного, принятие этого имени первоначально кыпчакской знатью выражало их стремление связать себя с древней генеалогической традицией завоеванных земель, прежде всего по Сырдарье, и таким образом, легитимизировать свои права на власть над указанными областями [40]. Это отразил и знаток тюркских языков Махмуд Кашгари, писавший, что "Канглы - один из великих людей из кыпчаков" [41]. Мусульманские авторы XII- нач. XIII вв. употребляют значения кыпчаки и канглы как синонимы [42]. Позднее, в XII веке мы встречаем кангароглы (кангар-оглы - потомки кангаров - А.Р.) в числе племен кыпчакской конфедерации у ан-Нувейри, ибн-Халдуна [43] и Рукн ад-Дина Бейбарса [44]
Согласно исследованию С.М. Ахинджанова, племя канглы обитало до монгольского нашествия в основном в Сыгнакском владении кыпчаков, и кочевало летом на Иртыше, а зимой уходило в долины Сырдарьи, Чу и Таласа. Сообщения о кочевьях канглов в верховьях Иртыша по соседству с найманами встречаются и у Рашид ад-Дина [45]. Хан-историк Абулгази приводит интересные сведения: "Канглы жили с туркоманами, перешедши в область тюркменов, они поселились на берегах Иссык-куля, Джуды и Телеша, здесь жили много лет" [46]. С.М. Ахинджанов справедливо отмечает, что "тюркменами" Абулгази называет не туркменов, а карлуков. Это сообщение для нас очень важно - оно фиксирует кочевья канглов вблизи Иссык-куля, на землях совпадающих или смежных с местами современного обитания кыргызского племени кангды.  Известно, что карлукские племена прикочевали в Семиречье и на Иссык-куль еще в VIII веке после серии неудачных войн с уйгурами. Под их властью оказалась и бывшая столица кенгересов КангуТарбан/Отрар. Известно, что в 812 г. под Отраром арабские войска Фадл бен Сахла разбивают карлукского джабгу, который скрывается в стране кимаков [47]. Именно из среды карлукских племен, по мнению О. Притцака, в конце IX и начале X вв. и происходит династия государства Караханидов, ханы которой в конце X - в XI вв. завоевали Семиречье, Центральный Тянь-Шань, Фергану, а затем покорили и Мавераннахр [48].
Уже к XII веку происходит постепенное ослабление власти караханидских ханов. Как сообщает Джувейни, владетель Баласагуна "...теперь не силен и не могуч. Карлуки и тюрки-канглы не только не утруждают себя в верности ему и досаждают ему, совершая набеги на его поданных, грабя скот и имущество" [49]. Усиление бывших вассалов сразу же отразилось во внешнеполитической сфере - согласно китайской летописи "Цзинь ши" (XII век), при чжурчженьском императорском дворе были приняты  канглийские послы [50]. Непростые взаимоотношения караханидских ханов и канглов в XII веке обострились настолько, что доведенный до отчаяния и будучи не в состоянии отбить набеги канглов, правитель Баласагуна обратился за помощью к кара-кытаям (киданям). Владыка кара-кытаев не замедлил воспользоваться предложением караханидского хана и "...гурхан воссел на престол Баласагуна. С потомка Афросиаба он снял титул хана, дав ему титул илек-туркмен... Когда прошло некоторое время, и его люди освоились и скот их набрался в теле, он подчинил канглы под свою власть" [51]. Однако признание канглами власти кара-кытаев, было по всей видимости, недолгим. Данные китайских летописей говорят о том, что канглы имели достаточно тесные отношения с Хорезмом. Вообще, кыпчакские племена, в том числе и канглы, играли в Хорезме исключительную роль. Именно этим можно объяснить считающееся ошибочным утверждение Джувейни о происхождении Теркен-хатун, матери последнего хорезмшаха Мухаммада, из кыпчакского племени канглы [52]. Более того, канглы имели связи и с центральноазиатскими государствами. Известна тесная, а возможно и генетическая, связь канглов с кераитским улусом Тогрул-хана (Ван-хана кераитского - А.Р.), занимавшего земли в районе реки Тола, в среднем течении Орхона и бассейне реки Онгин в Северной Монголии. Представители канглийской знати, например упоминаемый "Юань-ши" некий Кайранбай, служили при дворе кераитских ханов, а китайское сочинение "Менуэр-шицзы" прямо пишет об их родстве: "Кераиты были предками канглы. Западные именовались канглы, восточные кераитами" [53].
Во времена монгольской экспансии часть канглов оказала сопротивление туменам Чингис-хана. Читаем в "Юань-ши" биографию кангла Асан-буки: "...С самого начала становления монгольского государства, в то время когда Тайцзу (Чингис-хан) громил канглы, его бабка стала вдовой... В стране (канглы) царил беспорядок, семья была разорена" [54]. Разоренные степи канглов восточнее реки Урал проезжает Рубрук - "Прежде там были некие команы (кыпчаки), называемые кангле" [55]. О завоевании земель канглы монголами рассказывает и "Сокровенное сказание": "...так как Субеетай-Баатур встречал сильное сопротивление со стороны тех народов и городов, завоевание которых ему было поручено еще при Чингисхане, а именно - народов Канлин, Кибчаут, Бачжигит, Оросут, Асут, Сесут, Мачжар, Кешимир, Сергесут, Булар, Келет, а также и городов за  многоводными реками Адил и Чжаях..." [56]. Упоминание канглов-канлин наряду с кыпчаками, которые в те времена были достаточно многочисленным племенем, говорит о значимости канглов в иерархии степей монгольского времени. Другая часть этого племени признала власть Чингис-хана и участвовала в их походах на запад - в составе монгольских войск упоминается владетель Алмалыка канглы Сокнак-тегин. Некий Айбай из канглы, находясь в подчинении Субудай-багатура участвовал в походе против кыпчаков, канглы Айбобаяут участвовал в походе на юг, канглы Хайду состоял в войске Мункэ-хана и т.д. [57]. Позднее, наряду с карлуками и кыпчаками, канглы вошли в состав специальных воинских контингентов империи. В 1286 г. по приказу Хубилай-хана в империи были сформированы подразделения гвардии из кыпчаков и канглы [58]. В 1308 году кыпчакская гвардия была разделена на гвардии правого и левого крыла, а в 1310 г. переформирована и усилена дополнительным контингентом войск гвардии канглы. Интересно и то, что все воины из канглы, служившие в других войсках, были отобраны для службы в гвардии [59].  
Монгольское завоевание привело к значительному изменению этнополитической ситуации на огромных пространствах от Китая до Европы. В водовороте переселений, как насильственных и вынужденных, так и добровольных (в составе монгольских орд) оказались и канглы. Частицы этого племени докатились в составе кочевых орд вплоть до Европы [60]. При этом представители этого племени остались кочевать и на своих прежних землях по Сырдарье и на Тянь-Шане. По замечанию Тынышпаева М., во времена Тимура канглы обитали между реками Сырдарья и Талас [61]. К этим временам можно отнести казахское предание, объясняющее этноним канглы с точки зрения "народной" этимологии: "Название народа канглы, очень древнее, но приобрело почет и славу только со времен Тимура, а произошло так: после жестокого боя, Тимур увидел окровавленного всадника и спросил "Кто этот канлы?". На что последовал ответ "раб твой канглы" [62].
После образования государства Могулистан, канглы вошли в состав могулов. Причем в Могулистане появляется и другое наименование канглов - бекчик, по имени одного из предводителей аймака канглы, некоего купца Бекчика, оказавшего помощь Тоглук-Тимуру в его пути из племени дохтуй в Аксу, к эмиру Пуладчи. Согласно "Тарихи Рашиди", после смерти Вейс-хана в 1428 году "бекчики" ушли от Исан-буги, и их предводитель Мир Хакк-Берди бекчик обосновался на Кой-Суйи на Ыссык-Куле, устроил своих людей на острове и начал нападать на Сайрам и Туркестан. По всей видимости прав В.П. Юдин, считающий, что название бекчик бытовало только в могульских верхах, а "народные массы продолжали употреблять древнее название" [63]. Бекчики упоминаются в списке племенных подразделений войска Султан Саид-хана. В последующее время их представители действовали по всей Могулии. По мнению В.П. Юдина, могулы говорили на тюркском языке кыпчакского типа, близком казахскому и кыргызскому языкам [64], что по своей сути неудивительно. Как описывалось выше, в образовании канглы существенную роль играли именно кыпчакские племена. Впоследствии, после распада Могулистана, могулы-канглы вошли в состав казахов. Казахское племя канлы входит в Старший жуз и проживает в южной части Казахстана [65], на прежних землях своих предков - кангаров. Вместе с племенем дулат они составляют подавляющее большинство населения этого жуза.
Возникает вопрос о периоде вхождения племени кангды в состав кыргызского народа. Родоплеменной список кыргызов в "Маджму ат-Таварих" указывает на то, что это племя вошло в состав кыргызов не позднее XV века, т.е. еще до того, когда те признали власть могольских ханов. Об этом говорит и тот факт, что род кан ("кан" является основой термина "канлы", где "лы" является суффиксом - А.Р.) встречается у самой близкой к кыргызам в языковом [66] отношении народности - южных алтайцев [67]. Все эти факты позволяют предположить, что племя кангды вошло в состав кыргызов во времена до XV века, когда кыргызы и южные алтайцы входили в единую общность. По нашему мнению, эта общность населяла южные склоны Большого Алтая (включая современные российский и монгольский Алтай), Прииртышье и земли северной Джунгарии. В Прииртышье под 1407 годом упоминаются кыргызы в связи с походом против них Золотоордынского Пулад-хана. Махмуд ибн-Вали пишет об этом: "Поручив охрану Прииртышья эмирам племени бахрин, полностью преградили путь кыргызам" [68]. Впоследствии, возможно из-за ойратской междоусобицы в первой половине XV века [69], кыргызы были вынуждены покинуть эти земли и откочевать на юг, в Семиречье и Восточный Туркестан. Об этом под 1770 г. упоминает китайская летопись "Сиюй чжи": "около 330 лет назад (примерно 1440 г. - Р.А.), часть кыргызов, спасаясь от беспорядков, бежала и нашла приют в горах Тянь-Шаня" [70].
Мы уже упоминали о сведениях Рашид ад-Дина о кочевьях канглов в XIII в. в верховьях Иртыша, по соседству с найманами. Именно эти канглы/кангды и вошли в состав кыргызского народа.

ЛИТЕРАТУРА:

[1] Речь идет именно о представителях кыргызского племени кангды. В узбекском народе родственное племя называется канлы или канглы.
[2] "Маджму ат-Таварих". // Материалы по истории киргизов и Киргизии. - М.: Наука, 1973 - Вып. 1 - С. 200 - 215
[3] Аттокуров С. Кыргыз санжырасы. - Бишкек: Кыргызстан, 1995 - С. 205-208; Эсенкан Тёрёкан уулу. Кыргыздын кыскача санжырасы. - Бишкек: Учкун, 1995 - С. 165; Кыргыз санжырасы. - Бишкек: Арым, 1991 - С. 22;
[4] Кляшторный С.Г. Древнетюркские рунические памятники. - М.: Наука, 1964 - С.169
[5] Там же. - С.166
[6] Кляшторный С.Г. принимает сопоставление кенгересов с кангаро-печенегами, предложенное впервые Марквартом И. 
[7] Кляшторный С.Г. Древнетюркские рунические памятники... - С.161-179
[8] Боровкова Л.А. Царства "западного края" во II-I веках до н.э. (Восточный Туркестан и Средняя Азия по сведениям из "Ши цзи" и "Хань шу"). - М.: Институт востоковедения РАН, 2001 -  C. 293
[9] Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. - М.: Наука, 1950 - Т.II - С.229
[10] Мандельштам А.М. К восточным аспектам истории ранних кочевников Средней Азии и Казахстана.// Краткие сообщения Института Археологии. - М.: Наука, 1978 - вып. 154 - С.23
[11] Боровкова Л.А. Царства "западного края"... - С. 312
[12] Нусупбеков А.Н., Кумеков Б.Е. Социально-политические, этнические и культурные процессы в Южном Казахстане.// Труды АН Каз. ССР, 1959 - т.1 - С. 40
[13] Боровкова Л.А. Царства "западного края"... - С. 301
[14] Peter B. Golden. The peoples of the south Russian steppes.// The Cambridge history of early Inner Asia. From earliest times to the rise of the Mongols. - Cambridge, 1990. - P.257
[15] Гумилев Л.Н. Древние тюрки. - М.: Наука,1967 - С.34-35
[16] Там же. - С. 35
[17] Кляшторный С.Г. Кангюйская этно-топонимика в орхонских текстах // Советская этнография, 1951 - № 3 - С.55-59
[18] Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности // Живая старина. - 1876. - вып. 3-4. - С. 303
[19] Зуев Ю.А. "Тамги лошадей из вассальных княжеств" (Перевод из китайского сочинения VIII-X вв. Танхуйяо, т.III, цзюань 72, стр. 1305-1308) // Труды Института истории, археологии и этнографии АН Казахской ССР - Алма-Ата, 1961. - т.8. - С.127
[20] Кляшторный С.Г. Древнетюркские рунические памятники... - С. 174-175
[21] Плетнева С.А. Половцы. - М.: Наука, 1990 - С.16
[22] Там же. - С. 177
[23] цит. по Peter B. Golden. The peoples of the south Russian steppes.// The Cambridge history of early Inner Asia. From earliest times to the rise of the Mongols. - Cambridge, 1990. - P.271
[24] Там же. - P.271
[25] Гумилев Л.Н. Древние тюрки. - М.  - С. 266
[26] Ахинжанов С.М. Кыпчаки в истории средневекового Казахстана. - Алма-Ата: Гылым, 1995 - С. 158
[27] Стоит отметить, что переселение групп кангаро-кенгереских племен на запад началось задолго до IX века. По мнению Кляшторного С.Г. первые представители этих племен появились в районах Кавказа и в Восточной Европе еще в I-IV вв. - Кляшторный С.Г. Древнетюркские рунические памятники. - М.: Наука, 1964 - С.175-177
[28] Кляшторный С.Г. Древнетюркские рунические памятники... - С.178
[29] Ахинжанов С.М. Кыпчаки в истории средневекового Казахстана... - С. 159
[30] Рашид-ад-дин. Сборник летописей.  - М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1952 - Т.I - Книга I - С.89
[31] Кляшторный С.Г. Древнетюркские рунические памятники... - С.178
[32] Агаджанов С.Г. Государство Сельджукидов и Средняя Азия в XI-XII вв. - М.: Наука, 1991 - С.19-26
[33] Рашид-ад-дин. Сборник летописей.  - М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1952 - Т.I - Книга I - С.84
[34] Кадырбаев А.Ш. Тюрки и иранцы в Китае и Центральной Азии XIII-XIV вв. - Алма-Ата: Гылым, 1990 - С.21
[35] Ахинжанов С.М. Кыпчаки в истории средневекового Казахстана... - С. 186-187
[36] Агаджанов С.Г. Государство Сельджукидов и Средняя Азия в XI-XII вв... - С.68-69
[37] Петров К.И. Киргизо-кыпчакские отношения. //Известия АН Кирг.ССР. - 1961. - т. III - вып.2 - С.89
[38] Абу-л-Фазл Бейхаки. История Масуда 1030-1041. Вступительная статья, перевод и примечания А.К. Арендса. - Ташкент:  Наука, 1962. - С. 104
[39] Толстов С.П. Города гузов.//Советская этнография, 1947 - № 3 - С. 101
[40] Кляшторный С.Г. Кангюйская этно-топонимика... - С. 63; Он же. Древнетюркские рунические памятники... - С. 178-179
[41] Кашгарский М. Девону луготит турк. - Тошкент, 1963. - Т.3 - С.379 - цит. по: Кадырбаев А.Ш. Тюрки и иранцы... - С.20
[42] Кадырбаев А.Ш. Тюрки и иранцы... - С. 20
[43] Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. - СПб., 1884 - Т.1 - С. 539-541
[44] Аристов Н.А. Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей и сведения об их численности // Живая старина. - 1876. - вып. 3-4. - С.367
[45] Рашид ад-Дин. Сборник летописей... - С. 136-137
[46] Ахинджанов С.М. Кыпчаки в истории средневековго Казахстана...  - С.239
[47] Михайлова А.И. Новые эпиграфические данные для истории Средней Азии IX в.//Эпиграфика Востока.-1951, №5 - С.256
[48] Pritsak O. Von den Karluk zu den Karachaniden. - Zeitschrift der Deutschen Morgenlandischen Gesellschaft. Leipzig, Bd.101 (N.F. Bd.26), 1951. - цит по: История Киргизской ССР. - Фрунзе: Кыргызстан, 1984 - Т. 1 - С.290
[49] Ахинжанов С.М. Кыпчаки в истории средневекового Казахстана... - С. 239-240
[50] Кадырбаев А.Ш. Тюрки и иранцы... - С. 22
[51] Ахинжанов С.М. Кыпчаки в истории средневекового Казахстана... - С. 240
[52] Замечание Джувейни считается неверным, так другие источники, например ан-Насави, выводят Теркен-хатун из кыпчакского племени баят или йемек. См.  Коментарии З.М. Буниятова к главе XI труда ан-Насави. - Шихаб ад-Дин Мухаммад ан-Насави. Сират ас-Султан Джалал ад-Дин Манкбурны. - М.: Восточная литература, 1996 - С.302; согласно Джузджани, Теркен-хатун являлась дочерью кыпчакского хана Акрана и привела в Хорезм ряд тюркских племен - уранов, карлуков, уграков, халаджей. - Буниятов З.М. Государство хорезмшахов Ануштегинидов. - М.: Наука, 1986 - С. 62
[53] Кадырбаев А.Ш. Тюрки и иранцы... - С. 35-36
[54] Там же. - С. 44
[55] Петров К.И. Кыргызо-кыпчакские отношения... - С.90
[56] Сокровенное сказание монголов. - Улан Удэ: Бурятское книжное издательство, 1990 - С. 138
[57] Кадырбаев А.Ш. Тюрки и иранцы... - С. 45-46
[58] Там же. - С.97
[59] Там же. - С. 111
[60] Племя канлы упоминается в составе кыпчакских племен, которые осели в Венгрии и составляют в настоящее время отдельную этнографическую группу palocz. - Иштван Мандоки. Кыпчактар.// Кыргыз маданияты - № 51 от 21 декабря 1989 г. - С. 14
[61] Тынышпаев М. Материалы по истории Киргиз-Казакского народа. - Ташкент, 1925 - С. 6-7
[62] Преданiе о Хазряти-Исмаилъ-Ата... - Б.м., 1901 - С. 30
[63] В.П. Юдин. О родоплеменном составе могулов Могулистана и Могулии и их этнических связях с казахским и другими народами.// Известия АН Каз. ССР, 1965 - №3 - С.53
[64] Там же. - С. 59
[65] Шежiре. Казактын ру-тайпалык курылысы. - Алматы: Рауан, 1991 - С.13
[66] Юнусалиев Б.М. К вопросу о формировании общенародного кыргызского языка.//Труды ИЯЛ АН Кирг. ССР, 1956. - Вып. VI - С.25-38
[67] Радлов В.В. Из Сибири. - М: Наука, 1989. - С. 95
[68] Махмуд ибн-Вали. Бахр ал-Асрар. ФВ-337, л. 25-б-26-а/Перевод Мокеева А. - Цит. по: История Киргизской ССР - Фрунзе: Кыргызстан, 1984 - Т. I : С древнейших времен до середины XIX в. - С. 431
[69] Златкин И.Я. История Джунгарского ханства (1635 - 1758). - Москва: Наука, 1964. - С.47
[70] "Сиюй чжи" ("Описание Западного края"), -  Кн. 1 - С. 18 / Перевод Супруненко Г.П. - Цит. по: История Киргизской ССР - Фрунзе: Кыргызстан, 1984 - Т. I: С древнейших времен до середины XIX в. - С. 431

1 сентября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 1991      

Другие статьи из этой рубрики

Абытов Б.К. Город Ош в начале ХХ века (по материалам русскоязычных источников)

Известные события 1875-76 гг. ускорили ход завоевания Российской империей Кокандского хан­ства, в т.ч. и Оша. В январе 1876 г. из отношения Военного минис­тра Д.А. Милю­тина министру иностранных дел А.М. Гор­ча­кову становится известно о решении импера­тора Александара II занять территорию Кокандского хан­ства (ЦГА КР. Ф.И. 75. Оп. 1. Д.53. Л.85, 90). Последствия не заставили себя долго ждать. Чуть позже в сообщениях пер­вого Туркестан­ско­го генерал-губернато­ра К.П. Кауфмана от 4 марта 1876 г. отме­ча­лось, что "… Вновь занятую русскими войсками территорию, составляю­щую до прош­ло­го 1875 года ханство Коканское, включить в границы Империи и обра­зовать из нея область Ферганскую" (ЦГА РУз. -Ф. 715, Оп. 1. Д. 67. -Л.18; ООГАПД КР. -Ф. 50. Оп. 1. Д.121. Л.3). На что следовал указ императора Алек­сандра II, который гласил: "...образовать из нея область Ферганскую со включе­нием в состав Туркестанского генерал-губер­на­­тор­­ства…". (Кыргызстан-Россия...-С.376). Так, на карте Туркес­та­на появи­лась новая административно-терри­ториаль­­ная единица под наз­ва­нием Фер­ган­ской области.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 
Джубга отдых с питанием