Статьи
 

© Абытов Байболот Капарович

доктор исторических наук, профессор, проректор по учебной работе Ошского государственного юридического института

Историко-политический  портерт Алымбек-датки  

В числе исторических личностей кыргызов XIX - нач. XX вв. особое место в общес­твен­но-политической жизни своего народа, Кокандского ханства, а впо­след­­ствии и русского Туркестана занимали Алымбек датка Асан-бий уулу и его жена Курманджан-датка.

Никто из кыргызских исторических личностей ни до него, ни после него, не сделал столько, сколько сделал он для Оша. К сожалению, многие  сведения о плодах его деятельности дошли до нас в устном виде, хотя имеется и немало пись­менных источников. Безусловно, Алымбек-датка является одной из ярчай­ших личностей в истории кыргызского народа XIX в. Он сыграл огромную роль в политической жизни не только кыргызов, но и Кокандского ханства. Извест­но, что он придавал огромное значение и  городу Ош. Благодаря ему в течение дол­гих лет он был центром, столицей Андижанского вилайета. В годы Совет­ской власти, диктатуры коммунистической идеологии и классового подхода мы соз­нательно вычеркнули из истории людей, подобных Алымбеку, только из-за того, что они были выходцами из феодальных семей, представителей господствующего класса. Мы незаслуженно забываем то, что он и ему подобные сдела­ли очень многое для своего народа. Полагаем, что историю жизнедеятель­нос­ти Алымбека-датки следует рассмотреть в нескольких плоскостях или на­прав­лениях: а) краткая биография; б) политическая деятель­ность в Кокандском ханстве и на  политической арене самих кыргызов; в) социаль­­но­-эконо­мичес­кая и культурная деятельность; г) место и роль Алым­бека-датки в истории кыр­гызов, города Ош, историческая  оценка его деятельности.

Следует отметить, что при анализе жизнедеятельности Алымбека Асанбий уулу мы опирались на письменные русскоязычные и кокандские источ­ники, а так­же устные предания, которые обработаны учеными-исследователями.

Краткая биография Алымбека-датки Асан-бий уулу. Родился он, по версии М. Эркебаева, в 1800 г. в долине Алая. Однако Т. Омурзакова, исходя из слов ин­фор­­ма­торов, прямых потомков Алымбека, утверждает, что он родился в 1799 г. Мы солидарны с первой версией. Народная  память  свидетельствует, что его отец Асан-бий по праву был одним из влиятельных, уважаемых, богатых и из­вест­ных людей не только Алайской, но и всей Ферганской долины. Он поддер­жи­вал торгово-экономические связи со многими городами Средней Азии, Вос­точ­ного Туркестана и Китая, а через торговцев-караванщиков, получая все из­вес­тия об общественно-политической, социально-экономической и культурной жиз­ни вышеуказанных регионов и стран,  всегда был в курсе всех событий.

С малых лет Алымбек проявил недюжинные способности, рос прозор­ливым, умным, ловким,  хитрым и дальновидным, чем  были довольны не только отец Асан-бий, но и сородичи. С юных лет он учился  грамоте уже к 15-17-летнему воз­рас­ту все его соплеменники видели в нем наследника своего отца, предводи­теля племени баргы и человека с большим будущим. Народные предания свиде­тель­ствуют, что в отрочестве он учился премудростям, много слушал, вникал в тон­кости жизни. Говорят, что в молодости с помощью торговцев побывал в Са­мар­канде, Бухаре, Стамбуле, Кашгаре и в других городах, что, несомненно, ос­та­вило неизгладимый след в его сознании.

Мы полагаем, что впоследствии многое из того, что он видел в вышеуказан­ных городах, он удачно попытался претворить в городе Ош. Путешествие зна­чи­­­тель­но повлияло и на его мировоззрение и миропонимание. Довольно быстро Алым­бек сформировался как мудрый, дальновидный и прозорливый правитель, политик, а своими способностями и положением он привлекает внимание пра­ви­­те­лей Кокандского ханства. Так, еще в 27 летнем возрасте Алым­бек был при­гла­­шен Мадали-ханом в Коканд на службу. В 31-летнем возрасте ему было присуждено тем же Мадали ханом звание датка (дадхох - справедливый прави­тель - автор), а в следующем году, его назначают беком, правителем Андижан­ского вилайета, который включал всю территорию Анди­жанской области ны­неш­­ней республики Узбекистан, большую часть Ошской и часть Джалал-Абад­ской областей Кыргызской Республики.

Здесь необходимо уточнить, почему именно на молодого Алымбека пал вы­бор Мадали­-хана? Дело в том, что кокандским правителям нужен был не сам Алым­бек, хотя его личные качества тоже занимали не последнее место, а авто­ри­­тетный, влиятельный во всей Алайской долине человек, посредством и с помощью которого можно было бы получить доступ к ее богатствам, скоту, люд­ским ресурсам, пастбищам и территории. Таким человеком ко времени прав­ле­ния Мадали-хана и оказался  и Алымбек Асан-бий уулу. С  другой сторо­ны, нам кажется, что Алымбек прекрасно понимал истинные цели приглашения его к Кокандскому двору, да и кыргызам не обойти это ханство, с которым они живут бок о бок. Следовательно, он, во-первых, хотел испытать себя на полити­чес­кой арене ханства, а во-вторых, ему была небезразлична судьба своего наро­да, который он хотел видеть независимым от иноземного гос­под­ства. Мы пола­гаем, что для этого ему было необходимо вникнуть во все тонкости государ­ствен­­ной власти и политики по всем направлениям. В-третьих, ему было более вы­годно защищать интересы кыргызов в самом центре политических игр - в Ко­кан­де. По-нашему мнению, исходя из таких побуждений, он и принял пригла­ше­ние с предложением и назначением Мадали хана и других правителей Кокандского ханства. 

Таким образом, с 27-летнего возраста начинается его активная деятельность в Кокандском ханстве и на общественно-политической арене не только южных, но и северных кыргызов. Алымбек-датка - один из редких выдающихся деяте­лей, который продержался на политическом олимпе Кокандского ханства длительное время в течение 35 лет вплоть до смерти. Он мог бы сделать еще многое, если бы его насильно не умертвили. Однако о смерти Алымбека-датки нет единого мнения. Ч. Валиханов утверждал, он погиб в очередной дворцовой смуте в 1863 г. от руки своего соперника Алымкула [1]. "Туркестанские ведо­мос­ти" писали о том, что Алымбек казнен в 1863 году [2]. Согласно сообщению Г.А. Кол­­па­ковского, Алымбек убит чернью в 1862 году [3]. Исследователь А.Х. Хасанов полагал, что Алым­­бек был задушен заговорщиками, недавними своими сподвижниками, в 1862 году [4]. Ака­де­мик В.М. Плос­ких и В.П. Мокрынин утверждали, что он казнен в 1862 году [5]. Исследователь Т. Омур­закова подтверждает версию об убиении Алымбека по велению Алым­кул-аталыка неким Чотоном. При этом она ссылается на сообщения своих информаторов – правнуков Алымбека-датки [6]. Мы склонны принять сторону авто­ров версии о том, что его убили, а не казнили публично заговорщики в 1862 году. Это подтверждают события, происходившие в Кокандском ханстве. Ибо, со­гласно "Тарих-и Шахрухи" 24 февраля 1862 г. был умерщвлен Малля-хан и на трон был посажен малолетний Шах Мурад, при котором в роли аталыка - реген­та выступил Алымбек-датка [7]. Тем самым он сосредоточил в своих руках факти­чес­ки всю полноту власти, что не понравилось его недавним сподвижникам и вскоре, в том же 1862 г., он поплатился за это жизнью.

Другим важным фактом является то, что Алымбек-датка не был казнен пуб­лич­но, его убили тайно, заговорщически. Его авторитет, влияние были настоль­ко велики и устойчивы, что кокандские претенденты на верховную власть не смели публично казнить Алымбека. Они очень хорошо понимали, какими по­след­ствия­ми чревата его публичная казнь. Как бы там ни было, Алымбек-датка, прожив 62 года, большую часть их посвятил политической деятельности, оста­вив яркий след в истории не только города Ош, южных кыргызов, но и всего кыргызского народа [8].

Политическая деятельность Алымбека-датки протекала бурно и плодотворно. Мы уже отметили, что он принимал активное участие во многих,  почти во всех воен­­но-политических событиях Кокандского ханства, начиная со времен Малля-хана и кончая временем правления Худояр-хана. Согласно источникам, он жил при 8 провозглашенных ханах Кокандского ханства [9]. Особенно активно он проя­вил себя при Мадали-хане, Шерали-хане, Малля-хане, Худояр-хане. Время правления Малля-хана было одним из важных периодов в политической карье­ре Алымбека-датки. Как отмечал В. Наливкин, именно при нем он стал визирем Кокандского ханства [10]. Более того, на важные ключевые должности назначали и ближайших его сподвижников. Несмотря на все занимаемые высокие должнос­ти в Кокандском ханстве, он никогда не забывал интересы своего народа и региона. Дело в том, что, по мнению Т. Кененсариева, в Кокандском ханстве противо­стояли и претендовали на верховную власть, оставляя формальную на­след­ственность власти за династией мингов, сразу четыре этнополитические силы: сарты (оседлое население), тюрки (тюркские племена), андижанские кыр­гы­зы (условное название южных кыргызов) и кочевые узбек­ские племена. Од­на­ко нам думается, что фактическими претендентами на вер­хов­ную власть и ее обла­да­телями  выступали в основном три этнополитические силы: узбеки из ди­нас­тии мингов, кыргызы и  таджики. Об этом свидетель­ствует многочисленная литература по истории Кокандского ханства, в том числе и "Тарих-и-Шахру­хи" [11]. Именно между ними шла непрестанная борьба за политическое гос­под­ство. Разумеется, Алымбек-датка стремился поднять политический авторитет, поло­жение кыргызов в ханстве. Он всегда пытался усилить влияние кыргызов не только в ханском дворце, но и по всему ханству. В этих целях он как бы под­го­­товил своих сподвижников, опору из числа кыргызских правителей на местах. Как утверждает К. Молдокасымов, благодаря Алымбеку на политической арене Кокандского ханства появились Сейитбек-датка - правитель Ходжента, Саты­бал­­ды-датка - правитель Исфары, Молдо Касым - правитель крепости Нау, Ка­дыр, Кудайназар - чиновники ханского дворца и другие [12].

Мы думаем, что главным политическим кредо Алымбека-датки в период его деятель­ности было не только поднятие авторитета, престижа кыргызов как этно­политической силы внутри Кокандского ханства, но и создание самостоя­тель­ного национального государства. Вместе с тем он понимал и то, что разроз­нен­ные, автономно управляемые и независимые друг от друга кыргызские роды и племена не были готовы к этому.

Нам кажется, что сам факт стремления к реализации такой идеи заслуживает осо­­бого внимания. Известно, что он возглавил восстание кыргызов в 1860 г. ког­­­да узнал о недоброжелательном сообщении Канаат-шаа Малля-хану о том, что во время битвы кокандских войск с русскими в Узун-Агаче Алымбек-датка  якобы предательски бежал с поля боя. Малля-хан вынес в отношении Алым­бека приговор о смертной казни [13]. Узнав об этом, Алымбек-датка ушел в Нарын, где к нему присоединились крупные правители родов и племен Умет­алы (сын Ормон хана), Ажы-бий, Адыл, Торогелди и другие. Тогда же, возгла­вив всех кыр­гызов левого крыла, Алымбек поднял восстание и выступил против хана. По свидетельству Ч. Валиханова, "во время кипчаков Алимбек-датха нынешний кокандский визирь, враждуя с кипчаками, ушел в Нарын и поднял всех киргиз. Куртка была осаждена, комендант... убит" [14]. Объясняя причину смертного приго­во­ра русские военачальники сообщали, что андижанский правитель Алимбек пар­ваначи был коварно вызван в Коканд, где его хотели убить. Поводом для это­­го послужило сообщения Канаат-шаа Малля-хану, что в 1860 г. Алимбек пре­да­тельски бежал из-под Узун-Агача во время сражения с царскими войска­ми. Поэтому кокандский хан приговорил его к смертной казни [15]. Оповещенный о готовящемся против него заговоре, Алымбек скрылся у своих кыргызских родичей. Он сумел  привлечь на свою сторону представителей кыргызского крыла Сол (левого крыла) и выступил против хана. Восстание кыргызов во главе с Алымбек-датка быстро набирало силу и грозило чреватыми последствиями для кокандцев. Он хотел сделаться независимым пра­ви­телем своего народа, предварительно вступив с русскими в дружеские от­но­шения [16]. Особенность этого выступления за­клю­чается в том, что в отличие от целей других восстаний, Алымбек-датка действительно стремился к созданию само­стоятельного государства кыргызов. Узбекский ученый Х. Бабабеков отме­чал, что "восстание Алымбека заслуживает особого внимания и дополнитель­но­го поиска материалов. На наш взгляд, если предыдущие восстания кыргызов в основном ставили своей целью решение экономических вопросов или смену правителей ханства, а также первенство в государственной иерархии, то Алым­бек стремился к образованию самостоятельного и независимого госу­дарства" [17]. Во многом Х. Бабабеков совершенно прав. Зная о том, что на юге все кыргызские роды и племена поддержат его, Алымбек отправился на север, где тамош­ние правители с особым почетом, уважением встретили и поддержали его. Там созрели планы и  идеи о создании самостоятельного государства кыргызов.

Кстати, относительно утверждения Канаат-шаа о предательском бегстве Алым­бека с поля боя. Полагаем, что Алымбек-датка, хорошо осведомленный о силе, воору­же­нии, хорошей дисциплине, бесстрашии и героизме русских, кото­рым противостояла плохо вооруженная кокандская армия, не хотел обрекать на неминуемую смерть свое 12-ти тысячное войско. Необходимо отметить, что в сооб­ще­­ниях известного генерал-лейтенанта М.А.Терентьева также нет конкретных ука­за­ний об участии армии Алымбека-датки в битве между русской и коканд­ской армиями в Узун-Агаче. Он сообщает, что основное сражение происходило меж­ду 20 тыс. войском Кокандского ханства во главе с Канаат-шаа и русскими под командованием подполковника Колпаковского [18]. Это еще раз доказывает, что в Узун-Агачских военных действиях Алымбек-датка не при­ни­мал участия, чем и вызвал недовольство Канаат Шаа, а затем и Малля-хана.  С другой стороны, согласно сообщению Дюгамеля, Алымбек-датка искал сбли­же­ния с русскими и он предписал главному виновнику победы русской армии в Узун-Агаче полковнику Колпаковскому не отказывать ему в случае проявления с его стороны этих попыток [19]. Скорее всего, учитывая свои интересы в Китае, российские власти хотели воспользоваться древней ветвью Великого Шелкового пути, проходящей через Алайскую долину в Кашгар. В свою оче­редь, Алайская долина была полностью под контролем Алымбека-датки. Следовательно, заручившись его поддержкой, русские могли получить наиболее крат­кий, безопасный и, возможно, беспошлинный коридор для своих кара­ванов в Ки­тай. Поэтому еще в Узун-Агаче задолго до окончательного завое­вания владений Коканд­ского ханства, русские генералы искали пути сбли­жения с алайским правителем. Кстати, это было также актом признания его авторитета и могу­щества не только на его родине, но и среди всех кыр­гызов. Эти факты свиде­тель­­ствуют о том, что в отличие от кокандских правителей, он хотел наладить доброжелательные отношения с российскими властями.

На наш взгляд, Алымбек-датка имел непосредственное отношение и к восста­нию ошских кыргызов в 1845 г., упомянутом в "Тарих-и-Шахрухи" [20]. Правда, там не называется его имя, зато говорится, что восстанием охвачены терри­то­рии от Алайских гор до Уч-Кургана, включая город Ош. Это были тер­ритории, под­­властные Алым­беку. Кстати, об его участии в Ошском восстании кыргызов не упоминается в "Тарих-и Туркестан" Мулла Алима и в "Ансаб ас-салатин ва таварих-и ал-хавакин". В то же время "Бадавлат-наме" Умара Маргиани (псевдо­ним Уми­дий) сообщает, что Ошское восстание кыргызов возглавили Мулла Юсуф и Тулан­бай [21]. Возможно, что эти руководители восстания кыргызов, еще мало­изу­чен­ные личности нашего города и народа. Однако, по каким-то нам не­из­вест­ным причинам, они обошли фигуру Алымбека. Нам представляется, что Алымбек-датка в силу своего положения и как патриот своего народа не мог не при­ни­мать участие и не быть одним из руководителей этого восстания кыр­гызов. Наше предположение подтвер­ждают другие источники. Так, отметим, что если в сочинении Мулла Нийяз Мухаммада Хуканди, Мулла Алима и других, прямо не указывается о руководстве Алымбека-датки восстанием 1845 г., то другие ферганские источники, такие как "Миротулфтух" и "Тарих-и-джахан намаи" - непосред­ствен­но подчеркивают не только участие, но и указывают на то, что, возглавив вос­стание ошских кыргызов, он собрал вокруг себя и других сподвижников, авторитетных их родоправителей. Вполне возможно, что выше­ука­­зан­ные люди были его сподвижниками. Следует отметить, что Ошское вос­стание кыргызов, направленное против фактического господства и жесто­кос­ти кип­чаков в правя­щих кругах ханства, было жестоко подавлено и обагрено кровью ханскими войсками во главе с лидером кипчаков Мусулманкулом аталыком. Это был один из траги­ческих периодов истории Оша, когда для подавления вос­стания было направлено более 20 тыс. войск и было взято 5-10 тыс. пленных. Некоторые руко­во­дители восстания были казнены – кыргыз Мулла Юсуф был повешен в Оше [22]. Нам думается, что Алымбек-датка не мог быть посто­ронним наблюдате­лем в таких событиях в жизни своего народа. В целом, мы полагаем, что он имел непо­сред­ственное отношение и к этому восстанию.

Таким образом, с 1827 по 1862 гг. он прини­мал активное участие почти во всех значительных событиях в Кокандском ханстве. В своей деятельности он стремился к сохранению паритета, равновесия власти внутри трех этнополити­ческих сил. Алымбек-датка стремился к тому, что­бы кокандские правители были вынуждены считаться с кыргызами и чтобы за кыргызскими правителями родов и племен сохранялись их автономные права. По нашему мнению, он также стремился к сохранению мира и согласия меж­ду народами ханства.

Важным политическим достижением Алымбека-датки является то, что став пра­ви­телем Андижанского вилайета, он перенес столицу из Андижана в Ош. Об этом косвенно свидетельствуют материалы, собранные  М.Эркебаевым [23]. Пред­поло­жительно, что Ак-Ордо (Белая ставка) Алымбека находилась  на месте ны­неш­него здания Автотреста, ресторанов "Кара-Алма", "Чолпон", областной фи­лар­монии и гостиницы "Алай". Именно здесь он, а в последующем и его жена Курманжан-датка, принимали высоких гостей - правителей Бухарского эмирата, Кокандского ханства, Ташкента, Андижана, Намангана, Ферганы, Маргелана, а так­же путешественников, дипломатов, торговцев, военных чиновников. Там же при­ни­ма­лись важные политические и социально-экономические решения. Перенеся свою ставку в Ош, Алымбек-датка тем самым поднял политический, социально-экономический и культурный престиж этого города, что создало, по нашему мне­нию, необходимые условия для его дальнейшего развития, о чем более под­роб­но мы остановимся ниже. Скорее всего, Алымбек-датка  понимал какое значение имеет Ош для кыргызов в военно-стратегическом, общественно-поли­ти­ческом, социально-экономическом, торговом и культурном отношении.

В социально-экономической деятельности Алымбека-датки важное значение имели его попытки соединить два берега реки Ак-Буура. В этих целях он за свой счет построил девять мостов вдоль нее, соединив две стороны города. Это создавало важные социально-экономические связи жителей обоих берегов. На сегодняшний день сохранилось три реконструированных моста через Ак-Бууру.

В целях  улучшения  жизни  горожан  и  жителей  прилегающих деревень, киш­ла­ков Алымбек- датка опять же за свой счет построил внутри и вокруг горо­да девять арыков-каналов: Тюлейкен, Джапалак, Джоош, Баргы, Увам, Ан­жи­ян, Сабай, Конурат и Кыдырша. К сожалению, заслуги Алымбека в развитии ирри­га­цион­ной системы незаслуженно забыты. А.Е. Захарова, перечисляя иррига­цион­ные системы города в своих исследованиях, назвала только Джаннат арык (Баргы арык) [24]. Вполне возможно, что некоторые каналы-арыки в письменных ис­точниках записаны искаженно или неправильно, к тому же А.Е. Захарова ис­поль­зовала только архивные источники. Мы же привлекли и устные. Она не наз­вала также ни одного из мостов построенных Алымбеком в Оше, а его ары­ки-каналы позволили орошать десятки, сотни тысяч гектаров земли вокруг города, что, в конечном счете, обеспечило его продукцией сельского хозяйства. Ары­ки-каналы Алымбека также создавали условия для дальнейшего разви­тия со­циально-экономического уровня жизни горожан и пригородных деревень, многие из них до сих пор служат народу.

Алымбек-датка построил несколько (го­ворят, девять) мельниц и маслобоен (май жуубаз). Примеча­телен тот факт, что ни одно из этих сооружений он не назвал своим именем, или именами своих родных и близких, а давал названия того рода или племени, или же той мест­нос­ти, жители которой за счет Алымбека построили мост, арык-канал или мельницу. Все это создало ему огромную популярность. Он также решил одну из социальных, морально-психологических проблем местных жителей: выделил специальные земельные участки под кладбища в черте города [25]. Это было одним из важных его решений, ибо ныне, чтобы похоронить умершего горожанина, люди выезжают на 15-20 км за пределы города, что составляет массу неудобств для традиционных мусульманских обрядов и обычаев.

Не менее важной была и его деятельность по улучшению градостроитель­ства в Оше. К сожалению, письменных сведений об этом не сохранилось или еще не обнаружено. В народе  хранится память о том, как он построил, упорядо­чил первые четыре классические улицы, уложенные каменным покрытием по образ­цу средневековых городов. Это были нынешние улицы Курманжан-датка (быв­ший Андижан кочо), Ленина, Гагарина и проспект Исхака Раззакова. Мы пола­гаем, что это было сделано под влиянием градостроительства в городах, кото­рые Алымбек посетил в юности. В улуч­шении городской жизни огромное значе­ние имели политика и практи­ческие дей­ствен­ные меры по озеленению Оша. Старых добрых чинар и тополей (тереков) времен Алымбека осталось единицы на быв­шей улице Андижан кочо.

Сознавая особую значимость Оша, Алымбек датка приобретает здесь огром­ные территории как в городе, так и в пригороде. При этом он оформляет на нее вакф, вакф-авлод и передает в пользу своего знаменитого Ак-Медресе. Из­вестно, что земли Алымбека-датки, согласно вакфу, выданного Шах Мурад-ханом в 1859 г., составляли 10 000 танапов, т.е. 1660 десятин или 1825 га [26].

Впоследствии вакф-наме от правителей Коканда на медресе отца получил Аб­дыл­­дабек, они же (земли) были перерегистрированы в пользу его медресе при рус­ских властях [27]. Следует учесть, что при медресе существовали много­числен­ные торговые лавки: в 1877 г. - 71, в 1882 г. - 80, а в 1906-1907 гг. – 120 [28]. Раз­умеется, на доходы от них содержались медресе, мечети и семья. Все они служи­­ли людям, обеспечивая их предметами повседневного быта и обихода. Скорее всего, исходя из целей служения своему народу и для поднятия его стату­са, он и приобрел эти земли.

Алымбек-датка Асан-бий уулу, пожалуй единственный из известных исторических деятелей из кыргызов, забо­тился о культуре своего народа и мечтал о его просвещении. Он построил ряд мечетей и медресе не только в  Оше, но и в других районах Андижанского ви­ла­йета. Наиболее важным, культурным центром было Ак медресе Алымбека - мусульманская школа, на которую имеется вакф-наме кокандских правителей [29]. Ак медресе было одним из редких и красивых архитектурных комплексов не только горо­да, но и всей Ферганской долины. Фотоснимки медресе, дошедшие до наших дней, а так­­же рассказы старожилов [30], свидетельствуют, что это было архитектурное соору­­же­ние, выдержанное в восточном, исламском стиле. Многие его элементы и атрибуты были очень схожи с дворцом самого Худояр-хана в Коканде. Об этом же свидетельствуют фото­снимки двух выше­ука­зан­ных архитектурных сооружений.       

Согласно архивным документам, обнаруженным и введенным в научный обо­рот академиком В М. Плоских и В. Галицким, Ак медресе Алымбека-датки было построено "из жженого кирпича, .... состояло из дарс ханы, ханаки и 28 келий. Доходы вакфа должны идти на ремонт медресе, а остаток делился на 10 частей: 1 - мутавалию, 3 - мударису, 1 - имаму, 1 - муэдзину, сторожу и цирюльнику и 4 - в пользу учащихся" [31]. Для нас важно то, что доходы медресе шли не только на оп­ла­ту услуг его работников, но и на его содержание. Ежегодно здесь обучалось 120 детей за счет Алымбека и его медресе. Дарсы (уроки) читали именитые доммулы из Бу­хары, Самарканда, Хивы и других городов Средней Азии. Выпускники мед­ре­се ликвидировали безграмотность на местах. Несмотря на религиозное обра­зо­ва­ние, благодаря Алымбеку многие сотни, тысячи людей Оша и близлежащих районов получили возмож­ность доступа к сокровищницам культуры Востока, ара­бо­язычной литературе. Сам этот факт уже говорит о многом. Примечателен тот факт, что продолжая дело отца, Ак медресе содержали и его сыновья Абдылдабек, Асанбек, Баатырбек. Известно также, что вакф-наме было выдано Абдыл­да­беку Пулат-ханом в 1875 г., причем академик В.М. Плоских выявил два доку­мен­та. Первый - это иноят-наме (хан­ская грамота), подписанная и скрепленная печатью Худояр-хана, в которой ут­вер­ждается покупка Абдылдабеком земельного участка и передача в вакф­­ное владение медресе своего отца. Второй документ  был вышеуказанным вакф-наме [32]. Таким образом, медресе и мечети, пос­троен­ные Алымбеком-датка долго служили народу. Они также являлись одними из основных достопримечательностей и  архитектурных памятников города Ош.

Относительно роли и места Алымбека-датки Асан-бий уулу в истории кыргызов и развитии города Ош следует отметить ряд важных факторов.

1.     Пора восстановить историческую правду не только о нем, но и других исторических личностях в истории кыргызов. Несмотря на то, что некоторые попытки осветить их дея­тель­ность предпринимались отдельными писателями, такими как Т. Касым­беков, К. Осмоналиев, А. Стамов [33], тем не менее их биографии и деятельность необходимо изучать на самом серьезном научном уровне.

2.     Особо следует подчеркнуть то, что не имея никакого образования, Алымбек-датка, по на­ше­му мнению, имел глубоко продуманную, целенаправленную политическую, социально-экономическую и культурную платформу. Его логически последова­тель­ные и конкретно осуществленные дела  подтверждают это. Более того, нам, историкам, необходимо широко пропагандировать в сознании масс, особенно среди молодого поколения, жизнедеятельность Алымбека-датки Асан-бий уулу. К сожалению, в 1991 г. во время празднования юбилея его супруги - 180-летия Курманжан-дат­ки, было незаслуженно было забыто его имя. Ведь она не стала бы даткой, не достигла бы той высоты не только в общественно-политической жиз­ни кыргызов и Кокандского ханства, но и среди туркестанских военно-госу­дарственных чиновников Российской империи, не будь она женой знаменитого Алымбека-датки. Будь она стократ мудрой, но не будучи женой  представителя выс­шего аристократического сословия, она не смогла бы получить это звание и  дос­туп к вершине политической власти не только в Алае и Андижанском ви­лайе­те, но и всей Ферганской долине. Не будь Алымбека-датки с его положе­нием, Курманжан так и осталась бы одной из обычных, мудрых женщин, кото­рая пользовалась авторитетом и славилась в своем роду, каких было сотни, тыся­чи среди кыргызских женщин. Следовательно, роль Алымбека-датки в станов­лении Курманжан-датки  как крупного, влиятельного общественно-поли­ти­ческого деятеля бесспорно весома.

3.     Одной из главных заслуг Алымбека-датки как политического деятеля XIX в. является тот факт, что он подобно Барс бегу или Кубат-бию, вынашивал идею о кыргызском нацио­нальном, суверенном государстве. Вполне возможно, если бы его насиль­но не умертвили, он бы предпринял конкретные шаги в этом направлении. Мы думаем, что если бы в единую силу объединили свои шаги, желания и стремле­ния подобные ему правители родов и племен левого и правого крыла, то кыр­гызы тех времен получили бы конкретные результаты в свою пользу. Несомнен­но, идея Алымбека о создании независимого государства нашла поддержку многих кыргызов, примером тому являются хотя бы его встречи и переговоры во время Узун-Агачских событий с крупными правителями кыргызских родов и племен  севера Кыргызстана – Уметалы, Торогелды, Ажы-бием и другими. Во время Узун-Агачской битвы русских войск и Кокандской армии Алымбек-датка не только вел переговоры, он также спас от неминуемой гибели свое 12-ти тысяч­ное войско, большинство которого составляли кыргызы.

4.     Алымбек-датка как истинный патриот, защищал интересы своего народа в политической жизни Кокандского ханства. Он всегда стремился к усилению кыргызской "партии" при кокандском дворе. Не без учас­тия Алымбека-датки решались важные дела и совершались крупные собы­тия, дворцовые перевороты в Кокандском ханстве. Мы полагаем, что Алымбек имел непосредственное отношение к дворцовому перевороту, в результате кото­ро­го на трон взошел Шерали-хан - ставленник кыргызов. Это событие произош­ло в 1842 г., т.е. в расцвете его сил и политической деятельности. Исторически доказано, что одним из первых Шерали-хана и  его жену Жаркын-айым поздра­вил Алымбек-датка с женой Курманжан; тогда же началась дружба этих двух жен­щин, взаимоотношения которых требует отдельного исследования..

5.     Алымбек-датка всегда стремился к сохранению межэтничес­кого согласия, взаимопонимания и мира. Известно, что Ферганская долина из­древле являлась перекрестком разных культур и религий. Это был регион, где про­жи­вало множество этнических общностей и Алымбек, прекрасно понимая по­след­ствия межэтнических столкновений, всегда старался сохранить мир меж­ду ними и с уважением относился к их истории, традициям и культуре. Вероят­но также, что именно стремление Алымбека к сохранению согласия между на­ро­да­ми завоевало ему огромную популярность и авторитет. История свиде­тель­ствует о том, что там, где он правил, не возникало проблем или столкновений на этой почве.

6.     Вся общественно-политическая, социально-экономическая и куль­тур­ная деятельность Алымбека-датки свидетельствует о том, что он владел многими тонкостями восточной дипломатии. Через торговцев Вели­кого Шелкового пути, путешественников, послов различных стран, он был в кур­се всех событий соседних государств и по мере возможности поддерживал отно­шения и с Бухарским эмиратом, ибо понимал какое значение имело покро­ви­тель­ство последнего для Кокандского ханства. Большие дипломатические уси­лия были затрачены на объединение многих кыргызских племен и родов с необыч­ной целью - создания самостоятельного, кыргызского национального государ­ства. Эта его идея была осуществлена почти через 150 лет.

7.     Став правителем Андижанского вилайета, он перенес свою став­ку Ак-Ордо в Ош. Этим шагом он повы­сил статус города, придал ему особое политическое, социально-эконо­ми­чес­кое и культурное значение. Благодаря этому шагу, а также другим прак­ти­ческим мерам, Ош приобрел новый статус и вид, перешел к новой ступени раз­вития. Этот факт был важным не только для него, но и для всех кыргызских родов и племен, населявших окрестности Оша. Исходя из этого, мы считаем, что Алымбек-датка сделал очень многое для Оша. Неоценимое значение имеет его деятельность по градостроительству, равное новаторству в жизни города, ибо первые классические каменные улицы заложил и построил именно он. Не мень­шую значимость имеет строительство им мостов, каналов, мельниц, масло­боен как внутри, так и вокруг города, озеленение улиц и мест отдыха.

8.     Особого внимания и уважения заслуживает просветительская деятель­ность Алымбека-датки. Необходимо признать, что она частично носила рели­гиозный характер, ведь самые просвещенные, прославленные своими круп­ными учеными и мыслителями Самарканд, Бухара, Хорезм начинали развивать образование с обычных медресе, которых было множество в этих городах. Алым­бек же, желая видеть представителей своего народа грамотными, пос­троил несколько медресе, главным из которых было его Ак медресе. Если не при­ни­мать во внимание религиозную сторону, когда в условиях тех времен иные системы образования были просто невозможны, в любом случае молодые люди из чис­ла коренной национальности, которые получили возможность обучаться  арабской грамоте, стараниями именитых мударрисов из Самарканда, Бухары, Коканда и других городов, становились грамотными людьми. Овладение араб­ской грамотой открывало им доступ к величайшим достижениям науки и куль­туры Востока и мировой цивилизации.

Учитывая историко-политическую заслугу Алымбека-датки Асан-бий уулу перед своим народом и городом Ош, следовало бы широко отме­тить его 200-летний юбилей, одну из четырех построенных им улиц, рынков и площадей назвать его именем и установить подобающий ему памятник.


Список литературы:

[1] Валиханов Ч. // Собр. сочинений. Т. 3. С. 359.

[2] Туркестанские ведомости. 1907. 16 февраля.

[3] Омурзакова Т. Курманжан датка. С. 85.

[4] Валиханов Ч. // Собр. сочинений. Т. 3. С. 359.

[5] Плоских В.М., Мокрынин В.П. История кыргызов (досоветский период). Бишкек, 1992. С. 77, 103.

[6] Омурзакова Т. Курманжан датка. С. 85.

[7] Бейсембиев Т.К. "Тарих-и-Шахрухи" ....  С.161.

[8] Портрет Алымбека датки  скопирован из книги Кененсариева Т. Кыргызстандын ... 3б.

[9] Автор подсчитал это согласно "Тарих-иШахрухи". См.: Бейсембиев Т.К. Указ. соч.… С.159-161.

[10] Наливкин В. Краткая история... С.188-189.

[11] Бейсембиев Т.К. "Тарих-и Шахрухи"... С. 144–152.

[12] Молдокасымов К. Алымбек датка - Кокондун баш вазири // Кыргыз руху. 10,17 марта; Он же. Исхак   

  молдо Асан уулу Кокондун акыркы ханы // Заман Кыргызстан. 1994. 18,25 ноября, 2 декабря.

[13] История Киргизской ССР... С.518; История кыргызов и Кыргызстана... С. 135.

[14] Валиханов Ч. Ч. //Собр. соч... -Т. 2. С. 200,255.

[15] Бабабеков Х. Народные движения в Кокандском ханстве и их социально-экономические и политические предпосылки (XVIII-XIX вв). Ташкент, 1990. С. 79.

[16] Бабабеков Х. Указ. соч. С. 79.

[17] Бабабеков Х. Указ. соч. С.80.

[18] Терентьев М.А. История завоевания Средней Азии. СПб., 1906. Т.1. С. 252-259.

[19] Бабабеков Х. Указ. соч. С. 80.

[20] МИКК... С. 233-234.

[21] Бабабеков Х. Указ. соч. С.63-65.

[22] Бабабеков Х. Указ. соч. С.64.

[23] Эркебаев М. Алымбек датка ... С. 216.

[24] Захарова А. Е. Историко-архитектурное... С. 61.

[25] Эркебаев М. Алымбек... С. 118-122.

[26] ЦГА РУз. -Ф. И.-19. Оп. 1. Д.34947. Л. 2-3,4-8. Д.33514. Л.13-14. Д. 36602. Л. 7-10; Д.33337. Л.39-40; Плоских В.М. Вакф...  С. 46.

[27] Плоских В.М. Вакф...  С.50-52.

[28] Там же. С. 50-52.

[29] Плоских В., Галицкий В., Старинный Ош. С. 73; Захарова Е.А. Историко-архитектурное... С. 7.

[30] В данном случае автор использовал рассказы старейшин своего рода Айткула, Абдрая, деда Абыта, знатоков жизнедеятельности Алымбека-датки, а также некоторых выпускников этого медресе из Араванского района.

[31] ЦГА РУз. -Ф. И. -19. Оп. 1. Д.34947. Л. 2-3; Плоских В. М. Вакф... С.49-50; Плоских В., Галицкий В. Старин­ный Ош. С. 73;  Фотоприложение.

[32] ЦГА РУз. -Ф. И.-19. Оп.1. Д. 23022. Л. 313-314. Д.34944. Л. 3-4. Д.34947. Л. 3-4;. Плоских В., Галицкий В., Старин­­ный Ош. Фотоприложение.

[33] Касымбеков Т. Сынган  кылыч. Фрунзе. 1976; Он же; Кел-кел. Фрунзе, 1986; Стамов А. Жортуулдар. Бишкек, 1992; Осмоналиев К. Кочмондор кагылышы. Бишкек, 1994.

30 сентября 2011      Опубликовал: admin      Просмотров: 8082      
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте