Статьи
 

© Б. Алымбаев

Юрта киргизов в прошлом и настоящем

Кочевое жилище народов Средней Азии и Казахстана. - М.: Наука, 2000. - С. 92-107. Републикация с сайта: http://turkolog.narod.ru


     До революции юрта была основным видом жилища у киргизов, основу хозяйства которых составляло кочевое и полукочевое скотоводство. И сегодня она не потеряла своего значения в их производственном и повседневном быте. Это отчасти обусловлено специфическими особенностями хозяйства высокогорных животноводческих колхозов и совхозов. Ее ставят в некоторых усадьбах рядом со стационарными домами и в знойную жару члены семьи там отдыхают и принимают гостей.

По традиции юрту ставят в дни семейного торжества - той, для приема гостей, во время юбилейных торжеств. Украшенные в национальном стиле юрты неизменно являются экспонатами международных ярмарок, выставок и т.д. Их поставляют в другие республики в качестве летнего сезонного жилья на курортах, в домах отдыха. Красочно оформленные юрты можно видеть на джайлоо (стоянка) во время Проведения дней животноводов.

Из юрты выносят покойника в последний путь, здесь совершаются похоронные обряды, проводят поминки по умершему.

Юрта легко собирается и разбирается, она удобно перевозится колесным транспортом и вьюком, непромокаема в ливневые дожди, сохраняет прохладу в знойные дни, надежно укрывает от пронзительных осенних ветров. Все это делает юрту уникальным видом жилища.

Отличные качества юрты отмечали дореволюционные ученые, путешественники, побывавшие в Киргизии. Сведения о культуре и быте киргизов - в частности, о жилище-юрте, где отмечаются ее достоинства - отражены в путевых очерках Ч.Ч. Валиханова " Дневник поездки на Иссык-Куль", "Записки о киргизах" и др. О юрте киргизов писал и П.П. Семенов-Тян-Шанский в своем труде "Путешествие в Тян-Шань". Н.М. Пржевальский в 1846 г. во время путешествия в г. Каракол жил в киргизской юрте и высоко оценил ее. Другой выдающийся исследователь Средней Азии - А.П. Федченко интересовался, как делаются отдельные элементы юрты.

"Юрта - это уже большой шаг в развитии цивилизации человека, в юрте и теплее, и просторнее, в ней даже можно развести огонь, что в палатке немыслимо... юрта удобнее палатки", - писал Л.Ф. Костенко, живший во время экспедиции 1876 г. на Памир-Алай в юрте.

Одно из первых описаний киргизской юрты в советское время принадлежит известному этнографу С.М. Абрамзону [1]. Занимаясь изучением материальной культуры киргизов, Е.И. Махова выделила два типа юрты и определила районы их бытования [2]. Об особенностях переносного жилища южных киргизов писала К.И. Антипина [3]. Киргизская юрта самобытна, хотя ее конструкция имеет много общего с конструкцией юрт других кочевых и полукочевых народов Средней Азии и Казахстана, Южной Сибири и монголов. Но наибольшая близость, почти тождественность существует с юртой казахов, что не может не свидетельствовать о тесных этнических связях этих народов.

Юрты киргизов бывают двух разновидностей. Основное различие сводится к форме купола. На севере Киргизии (за исключением Таласской долины) форма купола юрты приближается к конусообразной. На юге Киргизии, в Таласской и Чаткальской долинах, купол более пологий и имеет полусферическую форму благодаря большему изгибу нижней части купольных жердей [4]. Отличались юрты также и убранством - внешним и внутренним; здесь отчетливо выделяются северный и южный региональные комплексы. В убранстве их отражен художественный вкус народа, его этнические связи, сохранены строгие каноны, утвержденные вековыми обычаями и традициями.

Народные мастера (уйчу) делали все элементы деревянного остова юрты вручную весьма примитивными инструментами. "Прежде всего, — говорили в народе, -душу у дерева пойми, и откроются тебе тогда все его тайны". Мастера уйчу, поистине искусные архитекторы, прекрасно знали секреты изготовления юрты, понимали нужную степень изгиба жердей, соотношение и взаимозависимость отдельных составных частей, систему их крепления. Хороших мастеров в народе немало, но делать деревянные части юрты доверяли самым лучшим из них, которые умело выполняли каждый ее элемент.

Деревянный остов юрты делали мужчины. Заготовка материала для него носила сезонный характер, ею занимались ранней весной - с начала февраля до марта -и глубокой осенью - до декабря.

Материалом для решетчатых стен и купольных жердей служила преимущественно ива, тальник. Мастера на севере Киргизии раньше заготавливали дикую иву (жапайы тал, такой талы), на юге ее выращивали сами, различая следующие е¨ виды: желтая (сары), белая (ак), черная (кара), синяя (кок). Наиболее прочной и долговечной считалась древесина сары тал. Прочие сорта ивы, по словам мастеров, более подвержены гниению. А Таласской долине мастера предпочитали сами выращивать иву сорта самби тал. Обод купола делали из карагача (кара жыгач), березы (кайын), черной ивы (кара тал). Из перечисленных материалов карагач -наиболее тяжелый и прочный, однако его использовали редко, обычно для больших юрт, так как он стоил дорого. Береза (кайын) по сравнению с карагачем мягче и легче, поэтому в большинстве случаев обод заказывали из нее. Если отсутствовали первые два вида деревьев, обод делали из черной ивы (кара тал), но такой обод быстрее приходил в негодность.

Процесс изготовления деревянного остова юрты происходил следующим образом [5]. Заготовки мастер высушивал в тени, в помещении, очищал от коры и обстругивал специальным инструментом - тарткы, придавая им требуемую толщину и форму.

Процесс выгибания жердей претерпевал несколько этапов. Первоначально необходимо было размягчить материал. Для этого в Тянь-Шане и на Иссык-Куле его держали в тлеющем помете. На юге заготовки опускали на некоторое время в арык, затем держали в специально сделанных для этой цели дымовых печах (мору), имеющих высокую трубу, в которую и вкладывали жерди. Здесь они под действием тепла размягчались. В Таласской долине их закапывали на 7—8 дней в помет, которому не было одного года. В последние годы в некоторых районах Иссык-Куля мастера размягчают жерди на пару в специальных печах. Это одна из самых трудоемких работ.

После этой процедуры размягченным жердям необходимо было придать нужный изгиб. Самый распространенный способ - сгибание на станке тез [6]. В Тянь-Шане жерди сгибали, вставляя их между колышками, специально вбитыми в землю в определенном порядке; жерди, высыхая, приобретали необходимую форму. Мастера из Узгена (юг Киргизии) выгибали купольные жерди из непросушенного дерева» также вставляя их между колышками. Аналогичный способ сгибания применяли алтайцы [7]. В Алайской, Чуйской и Таласской долинах планки и жерди выгибали под тяжестью камней [8].

Купольные жерди — уук — сгибали в нижней их части, соединяемой с решетчатой стенкой. В этом месте их стесывали на 70-80 см в длину, придавая уплощенную форму — билек. Ширина плоской части жерди 3—4 см. От степени изгиба и расстояния сгиба от конца жердей зависит сферичность формы купола юрты. Мастера некоторых районов юга Киргизии проверяли угол изгиба купольных жердей с помощью готовой мерки, называемой андаза [9]. Верхним концам жердей, которые входят в отверстия обода, придают четырехгранную форму. Длина купольных жердей в средней юрте достигает 200-250 см, в больших юртах она иногда превышает 3 м. Жерди, укрепленные над дверью, - эшик уук (их 3-4) — короче остальных, поскольку один конец их укреплялся на верхней перекладине дверной рамы (баш босого), расположенной выше стен юрты. Каждая жердь имела отверстие, в которое продевалась веревка, прикрепляющая ее к решетке. Число жердей зависело от количества верхних развилок (керегенин баши) стенки. Киргизы ценили жерди, внутренняя сторона которых украшена углубленными параллельными линиями (кобул). Толщина жерди в середине 2,5-3 см.

Стенки юрты (кереге) — раздвижные.Они представляют собой решетку из планок, длина которых зависела от величины юрты.

Раздвижные стенки юрты бывают двух видов: из массивных планок, которые скреплены между собой мелкой квадратной сеткой (тор коз), и из тонкого материала крупной сеткой (жел коз). Планки скреплялись с помощью специальных сыромятных ремешков (кек), которые завязывались узелками и по своей форме напоминали гвоздь с колпачком или фигурную кнопку (керегенин тончусу). У богатых киргизов планки скреплялись в большинстве случаев медными и серебряными гвоздиками с чеканными головками (гул мык). После того как положенное количество планок было скреплено, их верхние и нижние концы выравнивали и решетку распиливали на отдельные звенья (канат). Размеры определялись количеством головок (баш), т.е. развилок, куда вставлялись нижние концы купольных жердей. В одной решетке таких стандартных головок для стенки типа жел кез бывало от 13 до 17, для тор коз - от 17 до 20. Юрта меньшего размера имела 70-80 головок, а самая большая - 360. В зависимости от этого в юртах бывало 4—6—8—14,4—7—9 звеньев. Разумеется, изготовление и оборудование большой юрты было под силу только состоятельным хозяевам. Кереге красили [10] и украшали линиями кобул, а верхние концы жердей заостряли.

Деревянный круглый обод (тундук), служивший опорой для крыши юрты, состоял из трех элементов: круга (алкак), крестообразно положенных перекладин, по 2-3 в каждом ряду (чамгарак) и крепления (чегир, бастырма). Основной круг обода делали из двух обтесанных и согнутых жердей. Концы полукругов соединяли сыромятным ремешком (ширина 1 см), который пропускали через просверленные на концах жердей отверстия. Поверх соединения концы обматывали сырой кожей, края которой сшивали. Высыхая, кожа стягивалась и держала концы полукругов очень крепко. На юге Киргизии большинство мастеров концы жердей соединяли проволокой или гвоздями. В ободе делали сквозные отверстия, в которые вставляли концы купольных жердей. Количество их должно было соответствовать количеству жердей купола. Размер обода определялся и величиной юрты. При шести звеньях и примерно ста жердях диаметр верхнего обода был равен 150-160 см, а чамгарак выгибался на высоту от 30 до 40 см. Выпуклость чамгарака мастера определяли на глаз, в соответствии с величиной обода. Внутреннюю сторону деревянного круга и нижние стороны перекладин украшали резьбой.

Дверь в юртах киргизов, как и у других народов Средней Азии и Казахстана, была двустворчатой. Дверная рама состояла из верхней и нижней перекладин и боковых косяков. Ее украшали тонкой резьбой. Резная дверь составляла, пожалуй, одну из наиболее ценных частей жилища киргизов, ее оформлению уделялось большое внимание во всякой мало-мальски имущей семьей. Такие двери крепились на шипах.

К деревянным частям юрты нужно отнести и шест с развилкой (бакан). В больших юртах их было несколько. У состоятельных хозяев на развилку жерди надевали серебряные колпачки. Эти жерди подпирали покров дымового круга, защищавшего очаг от сильного дождя и снега.

Войлоки для покрытия юрты делали из овечьей шерсти весенней и осенней стрижки. В результате многовековой практики киргизы достигли большого совершенства в выделке войлоков. Традиционно эта работа носила сезонный характер, выполнялась женщинами среднего и пожилого возраста и была связана с тяжелым ручным трудом. Поэтому киргизы до сих пор прибегают к использованию традиционной коллективной помощи в работе (ашар). Процесс изготовления простого войлока (оро кийиз) описан в этнографической литературе довольно подробно [11].

Для покрытия стен юрты средних размеров нужно было три, а для большей — четыре-пять войлоков - туурдук (у южных киргизов - тутуу). Ширина каждого войлока в среднем равнялась 1,7-2,0 м, длина - 2,5-5,5 м. В Алайской долине они имели свою особенность. Здесь в отличие от других территорий Киргизии туурдук делали удлиненным, пришивая к верхнему краю полосу из черной кошмы шириной 25-30 см (тутуу баш). Такими войлоками закрывали 2/3 купола, а верхнюю его часть покрывали специальными кошмами - узук.

Часто юрты, состоящие из 4, иногда из 6 звеньев, бывали закрыты сплошными кошмами (которе туурдук), не доходившими до земли на 25-30 см (рис. 1, 2). К верхним углам кошм пришивали тканые шнурки (туурдук боб) шириной 4—5 см, с помощью которых они и укреплялись на деревянных жердях. В большинстве случаев такими покровами пользовались неимущие слои населения, тогда как состоятельные киргизы покрывали ими только маленькие юрты (джайлоо уйу), которые брали на летние пастбища [12].

Кошмы для купола (узук) делали толще, чем нижние покровы, причем в них добавляли мало весенней шерсти. Купольных покровов было два: передний войлок (алдынкы узук) и задний войлок (торку узук) трапециевидной формы с вырезанным вверху полукругом и округлой нижней частью. Каждый из них, покрывая купол, спускался на туурдук, а вверху доходил до дымового отверстия. Размеры верхних покровов зависят от величины юрты и высоты купола. Их примерные размеры: высота 2,5-3,5 м, ширина верхней части 2,6-2,8 м, нижней - 8-10 м. Края войлоков обшиты толстым шерстяным шнурком (джээк). Опыт жизни в высокогорных районах с повышенной влажностью подсказал, что края войлока практичнее отделывать шнурком, сплетенным из шерсти яка, который предохраняет края кошм от деформации.


Рис. 1. Внешний вид юрты, покрытой которе туурдук.
Буденновский р-н Таласской обл. 70-е годы


Рис. 2. Внешний вид юрты, покрытой которе-туурдук.
Ошская обл. 70-е годы

Для того чтобы кошмы купола юрты быстро не загрязнялись, состоятельные киргизы на Тянь-Шане делали внутренний покров (ички узук), им же закрывали купол в жару. Размеры последнего соответствовали наружному покрову. Двойной узук хорошо сохранял тепло в прохладное время.

Внутренний покров в юртах богатых киргизов шился из бархата, шелка, вельвета и т.д., иногда из простой бязи.

На края купольного войлока пришивали по три узорные ленты (узук боо), тканные способом терме (на Тянь-Шане, Иссык-Куле). На кончике каждой из них делали небольшие кисточки (чачык) из шерстяных разноцветных ниток. В Чуйской долине часто применяли белую хлопчатобумажную тесьму, вышитую шелковыми нитками. В некоторых районах юга Киргизии к задним войлокам купола также пришивали по три ленты белого цвета - неорнаментированные или с узорами, выполненными техникой беш кеште.

Отверстие дымохода закрывали войлоком квадратной формы (тундук джыбуу) размером обычно 180 х 180 см, края которого обшивали шнурком [13]. В каждом углу пришивали по веревке. Из них три назывались джан боо и крепились к поясу юрты кырчоо, одна оставалась свободной. В Таласской долине эта веревка называлась серпер боо, а на остальной территории — тундук джабуунун боосу. С ее помощью открывали отверстие дымохода.

Навесная дверь размером 160 х 80 см закрывала проем двери. Она состояла из двух частей: верхней треугольной (кончок) и нижней прямоугольной (эшик). Кончок располагалась от верхней перекладины дверного косяка по куполу до самого обода. Делали ее из узорной циновки. У кончок имелись два ушка (кулак) по нижнему краю и от шнурка. Основным считался шнурок, прикрепленный к верхнему концу полотнища (тастар джип). Его перекладывали через обруч обода и тянули с внутренней стороны к верхней перекладине дверной рамы, где и укрепляли. Тастар джип должен был быть прочным, поэтому его сучили с добавлением конского волоса. Два боковых шнура, прикрепленные к ушкам, привязывали за четвертые от кончок с правой и левой стороны жерди, в результате чего навесная дверь всегда держалась ровно. Нижняя, основная часть навесной двери, в свою очередь, состояла из двух скрепленных между собой прямоугольных полотнищ — чиевого и кошемного.

Способ создания чиевого полотнища имел свои особенности. Так, при его плетении каждый стебель чия скреплялся не шерстяными нитками (как обычно), а сыромятными ремешками. Это придавало ему большую прочность. Чтобы чиевые концы полотнища не ломались, каждый из нижних 5-6 стеблей полностью обматывался сыромятными ремешками. Их скрепляли, как сказано выше, а затем вплетали новые ряды ничем не обмотанных стеблей чия. Так как при откидывании и опускании навесной двери основная тяжесть приходилась на ее центр, то средние 10-15 рядов чия обматывались сыромятными ремешками, а затем вновь плели чиевые стебли обычным способом. Центральную часть двери называли белбоо. Для покрытия с наружной стороны чиевого полотнища изготавливали из тонкого войлока узорный покров (эшик тыш).

Когда чиевая и кошемная части навесной двери были готовы, боковые края их обшивали вместе черной кошмой и простегивали. К середине навесной двери с наружной стороны прикрепляли веревку длиной до 1 м (чалма боо) и на ее конце делали из разноцветных шерстяных ниток большую кисточку. Эта веревка служила для укрепления на притолоке дверной рамы, скатанной в рулон навесной двери. При сильном ветре или же в отсутствие хозяев опущенную дверь привязывали веревкой (кырчоо) [14].

Кроме навесной двери, для наружной стороны решетки плели из чия полотнище, высота которого в среднем достигала 130-140 см. Длина его зависела от величины юрты. Оно состояло из двух частей (канат) - правой и левой. Их делали простыми или узорными [15], в зависимости от материального достатка владельцев юрты. Края чиевого полотнища укреплялись черными шерстяными нитками (чийдин оозу), что придавало ему прочность. К ним прикрепляли по шесть шерстяных веревок (чийдин боосу), передние привязывали к дверным косякам, а задние связывались между собой. Чиевое полотнище зимой служило дополнительной защитой от холода, а летом, в жару, когда поднимали нижние края туурдука, пропускало свежий воздух, улучшая вентиляцию жилища.

Большое значение имела правильная установка юрты: устойчивость решеток, правильное крепление жердей купола [16]. Установка юрты входила в обязанность женщин, мужчины лишь помогали поднять тяжелый обод. До начала работы они готовили место [17].

С установкой больших зимних юрт женщины одной семьи не справлялись, да богатые хозяйки никогда юрту сами и не ставили. Этим занимались бедные родственницы и соседки. Сначала растягивали правое, а затем левое крыло, между ними оставляли промежуток для дверной рамы, потом с двух сторон продолжали растягивать остальные стенки, правильно соединяя боковые короткие планки (саканак-тарды ашташтыруу). Затем ставили дверную раму, укрепляли шнурком (капшит тангыч) боковые короткие планки и уже после этого скрепляли верх раздвинутой стенки узорной тесьмой (баш чалгыч). Многие мастерицы старались делать для всех частей юрты одинаковую узорную тесьму.

После установки стенок юрты начинали строить купол. Для этого мужчины шестом - бакан поднимали обод, а женщины с трех сторон вдевали жерди в его отверстия заостренным концом, другой конец привязывали к верхним развилкам стенки. После того как все жерди были установлены, купол юрты укрепляли. Для этого узкой длинной тесьмой (уук тизгич) обматывали каждую жердь немного выше ее изгиба. Прежде чем обтягивать юрту орнаментированной циновкой, стенки по низу обводили полосой орнаментированного войлока шириной 40-60 см (в Кетмень-Тюбинской долине - чий аяк, в Таласской - кереге баймак, на Тянь-Шане — кереге тангыч). Это делали в холодное время года для утепления и украшения юрты.

Хорошо скрепляла стены юрты и украшала их тканая полоса — тегирич 20-25 см шириной. В Чуйской долине и в восточных частях Иссык-Куля ею опоясывали один раз верхнюю часть стены, на Тянь-Шане — дважды - в верхней и средней частях, в других районах севера Киргизии тканая полоса пропускалась под жерди, а в некоторых районах юга ее протягивали не по стенке юрты, а в месте нижнего сгиба купольных жердей.

В Алайской долине верхнюю часть стены юрты опоясывали тканой полосой (кереге тануу). Она интересна и ценна тем, что состоит из нескольких полос, сшитых так, что орнамент каждой из них не повторялся в другой.

В северных районах Киргизии немного выше изгиба купольных жердей юрты протягивали войлочные орнаментированные полосы (джабык баш) шириной 50-70 см, нижнюю часть которых украшали узорной тесьмой, бахромой, сплетенной из белых и красных шерстяных нитей, и маленькими кисточками с коралловой бусинкой на кончике каждой ниточки. Во многих районах Центрального Тянь-Шаня по длинной стороне джабык баш в нижней ее части пришивали полоску шириной 10-15 см, выполненную техникой мозаики или аппликации из белой и красной кошмы, обрамленную бахромой (ак этек).

В Прииссыккулье (в районе Тюпа) джабык баш пришивали к верхнему краю основных войлоков. В этом случае войлоки и тканая полоса представляли единое целое, что было удобно при возведении юрты, а также при перевозке ее. В некоторых местах на юге Киргизии джабык баш заменяли тутуу баш, выполненной техникой войлочной аппликации, которую нашивали на войлок.

К внутреннему декору юрты относятся веревки (джел боо), прикрепленные с двух сторон к ободу. Их сучили из шерсти с добавлением конского волоса. Киргизы, как и казахи, подобно древним кочевникам Южной Сибири, широко использовали волос, преимущественно конский, для плетения веревок и арканов.

Эти высокохудожественные украшения выполнялись народными мастерами, которые, находясь в зависимости от баев, манапов, отдавали им свои произведения за нищенскую плату.

После размещения внутренних декоративных полос навешивали дверное полотнище, укрепляя его с помощью тесьмы, а затем начинали закрывать стенки юрты войлоками.

Купол юрты вначале закрывали внутренним покровом. Верхние края обоих войлоков касались обода, венчающего купол юрты. Шнурки переднего войлока, укреплявшегося первым, располагались поверх купольных жердей, затем шли внутрь, к задней стенке юрты. Шнурки, идущие от второго войлока, притягивались через купол с внешней стороны у навесной двери и закреплялись у решетки стенки.

На юге Киргизии, в Ляйляке, частично Баткене, а также в Чуйской долине к краям второго войлока пришивали с каждой стороны по три тесьмы белого цвета, простые или узорные, выполненные техникой беш кеште. Они перекрещивались поверх купола. Последним накидывали войлок, закрывающий дымовое отверстие.

К внешнему декору киргизских юрт относится войлочная полоса с аппликацией тетеге шириной 20-25 см, которую пришивали к нижнему краю узука. Выше тетеге по четырем сторонам купольного войлока нашивали фигурно вырезанный красный (иногда черный) войлок - называемый "вороньи когти" (куш тырмак), "медвежья лапа" (аюу таман) и т.п. Все это придавало юрте своеобразную красоту. В отдаленном прошлом, возможно, считалось, что они оберегают юрту. Снаружи юрту опоясывали войлочной веревкой, на Тянь-Шане - орнаментированным войлоком шириной 10-20 см, а на юге Киргизии - узорной тесьмой.

В парадных юртах пищу не готовили и зажигали очаг только зимой. В теплое время года пол целиком застилали первоначально слоем простых войлоков, сверху клали войлочные или ворсовые ковры, а на них - шкуры диких зверей или стеганые узкие плюшевые, шелковые или вельветовые одеяльца. На стены вешали ковры или вышитые тушкийизы, а также дорогие шкуры зверей: куницы, выдры, лисы. Напротив входа красовался джук (рис. 3). Основанием джука служила тахта высотой 25 см. На нее ставили деревянные, расписанные узорами сундуки, шкафчики с раздвижными дверцами, лицевая сторона которых обтянута кожей. На сундуки складывали запасные войлочные ковры (ширдак) и алтыгат [18] , затем одеяла. У богатых киргизов было много привозных подушек, набитых пером. Принцип укладывания одеял в джук различался у жителей южной и северной части Киргизии.


Рис. 3. Укладка джука в юрте.
Ляйлякский р-н Ошской обл. 70-е годы



Рис. 4. Ширма из циновки - чыгдан - для хранения продуктов и посуды.
Ошская обл. 70-е годы

У киргизов, как у других кочевых народов Средней Азии и Казахстана, по признакам убранства и размещению членов семьи юрта делилась на две половины: мужскую и женскую. У киргизов правая от входа сторона была женской (эпчи джак), левая — мужской (эр джак),

Богатые киргизы около джука на бакан с серебряными крючками вешали мужские халаты (чепкен) и головные уборы. С правой стороны возле джука на ууки привязывали расшитые по бархату подвесные полочки (секичек) для головных уборов женщин. Ниже висела вышитая сумочка (кузгу кап), куда женщины клали расческу, зеркало и т.д. На этой же стороне у входа ставили нарядную ширму из циновки (чыгдан) (рис. 4). Обычно за ширмой хранились продукты, а у состоятельных людей там находились красивая посуда, которая подавалась для гостей, маленькие бурдюки (кол чанач) с готовым напитком (кумыс) и т.д. Ширма служила также украшением юрты.

Зимой и летом богатые киргизы наряду с нарядной юртой всегда ставили юрту небольшого размера (ашкана уй). В ней готовили пищу и хранили запасы продовольствия. У состоятельных киргизов, кроме основной, были еще юрты для второй и третьей жены, меньше по величине, а также юрты для женатых сыновей. От юрт простых киргизов они отличались добротностью и красотой. Были еще временные юрты — гостиные (мейман уйу), которые ставились по случаю больших праздников, похорон или поминок. Их быстро разбирали после отъезда гостей. Убранство для гостиной юрты приносили из основной. Разницы в конструкции этих юрт не было.

Богатые киргизы-скотоводы, отдавая замуж своих дочерей, ставили свадебные юрты (ерге), которые считались главной частью приданого. Делая остов и войлоки для нее, одновременно готовили и внутреннее убранство. Ерге отличалась от окружающих юрт красотой. Народные мастера с особым усердием и любовью украшали ее. Молодые после свадьбы переезжали со свадебной юртой в аил отца мужа и ставили ерге недалеко от юрты его родителей. В ней обычно жили до тех пор, пока не появлялась возможность поставить новую юрту, рассчитанную на молодую супружескую пару и детей. Новую юрту строили, используя части ерге. Обычно оставляли деревянные части этой юрты и добавляли две, иногда больше решетчатых стен и соответствующее им число жердей, изготовляли новый обод и новые кошмы. Считалось, что в этой юрте сохранялись отпечатки рук матери жены, а из каждой ее части "смотрят глаза матери" и "помогают" ей в трудную минуту [19] .

Большинство бедных киргизов жило в юрте боз уй, которая состояла из четырех, реже шести решетчатых стенок. Как отмечал Б.И. Кушелевский, "не всякий киргиз имеет возможность покрыть свою юрту хорошими кошмами. Чтобы свалять всего одну хорошую кошму шириной в 2,5 аршина, длиной в 6 аршин, нужно употребить от 25 до 30 фунтов шерсти..." [20]. Некоторые бедняки получали в "дар" за свой труд изношенные кошмы юрт богачей, которые когда-то были белыми, а со временем стали серыми. Поэтому в киргизском аиле преобладали серые юрты, а у каракалпаков, отмечает У. Шалекенов, "войлочные покрышки нередко заменялись камышовыми циновками" [21].

В юрте бедного киргиза не всегда была двустворчатая деревянная дверь. Ее обычно заменяла приставная дверь типа лестницы (эргилчак), покрывавшаяся снаружи кошемным полотнищем. Веревки (джел боо), укрепленные с двух сторон обода, применяли для крепления юрты. Кроме своего непосредственного назначения, они служили и для сушки мяса.

Для бедного скотовода юрта служила и кухней. В правой ее части, за ширмой, находились продукты и посуда. В центре юрты на очаге варили пищу. В этой же юрте спала вся семья. Если вместе с родителями жил женатый сын, то левую сторону юрты загораживали занавеской. В этой же юрте принимали гостей. Постельные принадлежности были скудными. Зимой, чтобы удержать в юрте тепло как можно дольше и сэкономить запасы топлива, киргизы устраивали так называемый ташкалак, т.е. укладывали вокруг очага камни, а на них насыпали бараний и козий помет. Пока варилась пища, камни сильно нагревались и сушили помет, который начинал гореть. В результате этого тепло в юрте держалось дольше. Вокруг юрты насыпали земляной валик, стены утепляли камышом. В непогоду бедняки также держали в юрте новорожденных ягнят и козлят.

С переносным жилищем киргизов были связаны определенные обряды, обычаи и поверья, основной целью которых было обеспечение счастья и благополучия его обитателей.

При сооружении юрты киргизы обычно оставляли незавершенным один или два элемента в деревянной части или в покровах. Покровы готовили жены родственников и заканчивали после того, как хозяин юрты совершит обряды, положенные при установке юрты. Так делали, чтобы отвести "сглаз", ибо верили, что новая юрта легко может поддаться влиянию "злых духов".

Прежде чем поставить юрту, хозяин выбирал в аиле самого пожилого, почтенного, а самое главное, многодетного человека. Он должен был помочь поднимать обод юрты. Этот обряд был связан с пожеланием хозяину и всем членам семьи благополучия, долголетия и процветания потомства. После того как обод почтенным старцем был поднят, на последнего надевали белую рубаху, повязывая ее белым кушаком.

В установленную юрту первой входила пожилая женщина и, начиная с порога, разбрасывала кругом сласти, баурсаки - чачыла чачат - и т.д. В некоторых районах Чуйской долины пол обрызгивали молоком - ак чачат, а на Тянь-Шане осыпали мукой. При этом женщина, совершающая такой обряд, приговаривала: "Ак джолтой уй бол" ("Будь домом, приносящим счастье") или "Ырыс кешиктуу уй бол" ("Дай бог, чтобы дом был полон богатства").

После этого приносили в жертву барана, и сначала все пожилые, потом остальные присутствующие просили у Бога, чтобы желания хозяина юрты исполнились, чтобы он и его семья жили в полном благополучии. Затем тушу барана разделывали, а голову его выбрасывали из юрты через обод. Совершение этого обряда означало пожелание, чтобы в этой юрте всегда горел огонь, а через обод не переставая выходил дым. К чангараку юрты привязывали кусок ваты или белый платок, чтобы в юрте было всегда благополучие. Аналогичные поверья наблюдались у казахов и других народов Средней Азии.

Большинство обычаев, связанных с переносным жилищем, ушли в прошлое, а сохранившиеся носят во многом игровой характер.

И сегодня в Киргизии, несмотря на массовое строительство домов стационарного типа, переносное жилище — юрта не утратила своего значения в хозяйствах с отгонным скотоводством [22] (рис. 5).


Рис. 5. Юрта чабана на летнем пастбище.
Джумгальский р-н Нарынской обл. 70-е годы


Рис. 6. Внешний вид юрты табунщика.
Тюпский р-н Иссык-Кульской обл. 70-е годы

Большую роль в годы первых социалистических преобразований играли "красные юрты" (кызыл уй) - своеобразные в то время очаги культуры, кочевавшие вместе со скотоводами.

В годы Великой Отечественной войны старые чабанские юрты пришли постепенно в негодность, а новые не изготовлялись. Попытки заменить войлок брезентом оказались неудачными. Были предприняты меры для того, чтобы наладить изготовление качественных войлоков или равноценных заменителей из химических волокон, хорошо предохраняющих помещения в условиях континентального климата гор и степей от ночного холода, утренней сырости, дождей и палящих лучей солнца. В 1950-е годы в г. Токмаке при валяльно-войлочной фабрике открылись три участка: войлочный, каркасный, юртовый. Здесь небольшие юрты изготовляются специально для животноводов (рис. 6). Циновки довольно простые, без узоров. Снаружи и во внутреннем оформлении нет никаких украшений. Традиционные тканые ленты, применяемые в системе крепления, заменены лентами машинного производства. Это легкие юрты, их удобно перевозить, так как их стенки сделаны из тонких планок в виде крупной сетки.

Убранство юрты у животноводов теперь скромнее, чем прежде. На время перекочевок они берут только самое необходимое. В их юртах имеются кухонные шкафы, переносные газовые плиты и жестяные печи для казана, которые установлены в правой стороне помещения, ближе к выходу. За кухонным шкафом, ближе к тору, из традиционной утвари сохраняется кожаный сосуд (саба) для приготовления кумыса. У малосемейных табунщиков вместо саба стоит маленький сосуд для кумыса (чанач). На стоянке (джайлоо) пользуются керосиновыми лампами.

В юртах чабанов и табунщиков чисто, уютно и просторно, так как запасы продуктов и все хозяйственные вещи размещают обычно в брезентовых палатках.

Для животноводов тех хозяйств, у которых большинство отар и табунов зимуют на сыртах, начали специально строить дома постоянного типа. Начиная с середины 60-х годов в большинстве северных районов республики колхозники ставят юрты в селениях рядом с домами постоянного типа, используя их как летнее жилище (рис. 7). Очень красочно выглядит юрта, если в доме есть пожилые женщины. Они терпеливо и с большой любовью готовят каждый элемент декоративного убранства. При этом передают свой опыт и мастерство молодым.

При изготовлении деревянных частей юрты наряду с традиционным инструментом применяются современные заводские. До недавнего времени решетку красили растительной краской джошо, а в настоящее время - фабричной краской, а сверху покрывают лаком.

В устройстве покрова этих юрт не произошло существенных изменений. В декоративном убранстве особенно характерны всякие тканые полосы, которые шли на крепление деталей. Каждая из тканых полос выполняет свою функцию, дополняя при этом богатый декор убранства. Молодые мастерицы делают на кончиках полос красные кисточки, на которые нанизываются разноцветные бусинки и т.д. Войлочная полоса — джабык баш - сохранила свою ширину и основной орнаментальный мотив.

Во внутреннем убранстве наблюдается много изменений, однако его традиционные элементы такие, как вышитые подвесные полочки - секичек, сумочки — кузгу кап, плетеные шерстяные сумки - аяк кап и т.д. сохранены.


Рис. 7. Современная юрта крестьянина.
Тянь-Шанский р-н Нарынской обл. 70-е годы

Во многих юртах крестьян изменился джук: одеяла и подушки кладут на кровать, накидывая сверху покрывало. На стенах наряду с тушкийизами навешивают ковры. Из городской мебели здесь появился диван, устанавливаемый слева от входа, справа - кухонный шкаф; от традиционных вещей сохранился низкий круглый стол, который раньше встречался только у представителей имущего класса. Около кухонного стола поставлена декоративная подпорка-вешалка - ала бакан, покрашенная и покрытая лаком. На нее вешают полотенца, скатерти, держалку (тут-куч) для казана и чайника. Для украшения поставлена чиевая ширма (чыгдан).

Исчез со своего векового места в юрте очаг, он заменен газовой плитой. В настоящее время тундук служит только для поступления воздуха и света. В результате этого в юрте стало гораздо просторнее и чище.

Напомним, что на левой стороне юрты раньше хранили конскую сбрую, седло, охотничье ружье, а в холодное время года держали молодняк. В настоящее время здесь стоит этажерка с книгами, журналами, газетами. На кереге вешают транзисторный приемник, а некоторые хозяева имеют и телевизор. На полу от самого джука до выхода расстилают орнаментированные войлоки, на них кладут подстилки, удобные для отдыха. Сезонное жилище - юрта создает благоприятные условия для жизни крестьян во время летнего зноя.

При установке юрты и в настоящее время приглашают родственников, соседей и устраивают той. Приглашенные приносят (в зависимости от степени родства) теленка, барана, орнаментированный войлок, одеяла, настенный ковер, орнаментированную полосу джабык баш, тканые полосы для крепления юрты. Хозяин юрты готовит традиционный беш бармак и угощает гостей.

Бытовая обстановка жилища крестьянина киргиза наглядно показывает происшедшие за годы Советской власти коренные изменения: они имеют светлые, теплые стационарные дома, рядом с которыми стоят и традиционные юрты. В интерьере юрты городская мебель соседствует с традиционной обстановкой.


Источники и пояснения:

1. Абрамзон С.М. Очерк культуры киргизского народа. Фрунзе, 1946. С. 32-35; Он же. Киргизы и их этнографические и историко-культурные связи. Л., 1971. С. 111-124; Народы Средней Азии и Казахстана. М., 1962. Т. II; Он же. Этнографические обследования в Киргизии 1946-1947 гг. // ИВГО. 1948. Т. 80. Вып. 4. С. 377; Он же. Тянь-Шаньская этнографическая экспедиция // КСИЭ АН СССР. 1948. Вып. 4. С. 66; Он же. В киргизских колхозах Тянь-Шаня // СЭ. 1949. Т. 4.

2. Махова Е.И. Материальная культура киргизов как источник для изучения этногенеза // ТКАЭЭ. Фрунзе, 1952. Т. III. С. 47.

3. Антипина К.И. Особенности материальной культуры и прикладного искусства южных киргизов. Фрунзе, 1962. С. 154-171. О других статьях советских этнографов, в которых дано описание киргизской юрты, см. библиографический список к статье Г.П. Васильевой.

4. Махова Е.И. Материальная культура киргизов... С. 47.

5. О характеристике производства деревянных частей юрты у киргизов см.: Бурковский А. Ф. Из истории техники обработки дерева у киргизов // УЗИФ КГУ. Фрунзе, 1954. Вып. 3. С. 91-94; Усубалиева Б. Белая юрта — символ мечты // Декорат. искусство СССР. 1983. No 8.

6. Устройство самого станка и приемы сгибания планок и жердей в принципе одинаковы по всей Киргизии. В Нарынской и Иссык-Кульской областях применяли каменный станок. А.Ф. Бурковский встречал несколько разновидностей такого станка. См.: Бурковский А.Ф. Указ. соч. С. 93.

7. Тощакова Е. Традиционные черты народной культуры алтайцев (XIX - нач. XX в.). Новосибирск, 1978. С. 82.

8. Способ выгибания жердей юрты, используя тяжесть камней, применяли карлуки в южных районах Таджикистана и Узбекистана. См.: Кирмышева Б.Х. Жилище узбеков племени карлук южных районов Таджикистана и Узбекистана // ИООН АН ТаджССР. Сталинабад. 1956. No 10/1. С. 16.

9. Антипина К.И. Указ. соч. С. 157.

10. Киргизы, так же как часть казахов и каракалпаков, окрашивали в красный цвет планки решетки и скрепляли их просто ремешками.

11. Абрамзон С.М., Антипина К.И., Махова Е.И. и др. Быт колхозников киргизских селений Дархан и Чичкан //ТИЭ АН СССР. М., 1958. Т. 37. С. 122; Антипина КМ. Указ. соч. С. 23-25; Потапов Л.П. Особенности материальной культуры казахов // Сборник Музея антропологии и этнографии. М.; Л., 1949. Т. II. С. 52.

12. Е.И. Махова отмечала, что которе туурдук встречается только в северо-западном и южном комплексах и им покрывают в основном полусферические юрты.

13. В Акталинском, Узгенском районах по краю войлочного покрова обода пришивали мех куницы (кундуз кебелеген). В Токтогульском районе, по сообщениям информаторов 70-х годов в далеком прошлом покров обода делали из шкур медведя, барса, которые, как считали, служили также оберегом от злых духов.

14. Кырчоо - тесьма, веревка, которой опоясана юрта снаружи. См.: Юдахин К.К. Киргизско-русский словарь. М.,1965. С.494.

15. Абрамзон С.М., Антипина К.И., Махова Е.И. я др. Быт колхозников селения Дархан и Чичкан. С.123.

16. Для того чтобы юрта была устойчивой, нужно правильно соединить боковые короткие планки решетки - саканок, которые должны плотно ложиться друг на друга.

17. Алымбаева Б. Поселения и жилища кетмень-тюрбинских киргизов // Культура и быт кетмень-тюбинских киргизов. Фрунзе, 1979. С. 71; Есбергенов X. Поселения и жилища // Этнография каракалпаков XIX - нач. XX в. Ташкент, 1980. С. 40.

18. Алтыгат - четырех-шестислойный войлок, крытый с одной стороны материей, который подстилали на пол под постель. См.: Юдахин К.К. Киргизско-русский словарь. С. 52.

19. Сообщение Батмы Чидирбаевой, колхоз "Жаны-Талап" Тянь-Шанского района Нарынской области.

20. Кушелевский Б.И. Материалы для медицинской географии и санитарного описания Ферганской области. Новый Маргелан, 1905. Т. П. С. 195.

21. Шалекенов У. Быт каракалпакского крестьянства Чимбайского района//ТХАЭЭ. М., 1958. Т. III. С. 323.

22. Айтматов Ч.Т., Ильин С. Новая юрта чабана // Правда. 1961. 12 июля. См. также: Усубалиева Б. Белая юрта — символ мечты.

1 сентября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 10469      

Другие статьи из этой рубрики

Б.К. Абытов. Малоизвестные факты из жизнедеятельности Курманжан-датки

Несомненно, Курманжан-датка относится к тем историческим личностям кыргызов, чья жизне­дея­тель­ность наиболее полно и всесторонне изучена. Нам остается только констати­ро­вать тот факт, что место и роль "алайской царицы" в истории кыргызов и Кыргызстана огромны, и, к великой радости, она одна из первых по достоин­ству оценена современными учеными, политиками и общественностью.

З.К. Дербишева. Языковое восприятие пространства (статья вторая из цикла «Кыргызский этнос в зеркале языка»)

Теория, полагающая существенным воздействие окружающей среды, климата на на формирование обычаев, нравов, выдвигалась еще в античные времена. Она нашла свое продолжение в работах французских энциклопедистов (Монтескье, Тюрго), а также в концепциях более позднего периода. В них оформился так называемый географический детерминизм.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте