Статьи
 

Бартольд В.В. Киргизы
Глава V: Тянь-Шаньские киргизы в XVI и XVII веках [1]

Отрывок из статьи: Киргизы. Исторический очерк.//Сочинения. - М., 1963. - т.II - часть 1 - C.50-58
(Орфография и стилистика автора).

Сведения о киргизах в горах Тянь-Шаня были собраны мною в "Очерке истории Семиречья", напечатанном еще в 1898 г. в "Памятной книжке Семиреченской области". Главный источник - составленный в 1540-х годах труд Мирзы Хайдера "Тарихи Рашиди" (на персидском языке; вторая часть написана раньше первой, в 1541-44 гг.); о последующем времени больше всего говорится в сочинениях по истории Кашгарии, из которых главное - труд Махмуд-Чураса, также на персидском языке, составленный при хане Исмаиле (1670-1682). Во время составления "Очерка истории Семиречья" этот труд мне еще не был известен.

Семиречьем (Джеты-су) первоначально называлась только область к северу от Или; на горную область к югу от Или это название было распространено только при русских. О судьбе этой горной области и ее населения в эпоху монгольского владычества нет почти никаких известий; она вошла в состав государства, образованного монголами в Средней Азии, в котором в начале XIV века окончательно утвердилось господство потомков второго сына Чингиз-хана, Чагатая; название "чагатай" было перенесено и на самое государство, на составлявших его военную силу кочевников и на получивший высшее развитие в том же государстве, уже после утраты власти чагатайскими ханами, среднеазиатско-турецкий литературный язык. В той же горной стране, на Иссык-Куле, была зимняя ставка одного из чагатайских ханов, Эсэнь-буки, правившего, по всей вероятности, с 1309 по 1318 г.; эта ставка, как и летняя ставка того же хана, была разграблена войсками великого хана (из потомков Тулуя), владевшего Китаем и Монголией. В 1340-х годах чагатайская держава разделилась на два отдельных государства, западное (заключавшее в себе старые культурные области Туркестана, с Бухарой, Самаркандом и другими городами) и восточное. Название "чагатай" было сохранено за западным государством и его населением, хотя ханы из потомков Чагатая, действительные или мнимые, правили в восточном; в западном с XIV до начала XVI века правили Тимур и его потомки, потом власть перешла к пришедшим с запада узбекам. Население восточного государства называло себя монголами, или по среднеазиатскому произношению, моголами, свою страну - Моголистаном.

Южную окраину Моголистана составляли культурные области Китайского Туркестана от восточной границы Ферганы до Турфана, северную - степи к востоку от Балхаша. В некоторых местах Тарихи Рашиди граница Моголистана отодвигается еще дальше на север, так как к рекам Моголистана причисляется даже Иртыш. На юге культурные области Кашгарии не всегда включаются в Моголистан, и часто, как мы увидим, говорится о движениях из Кашгарии в Моголистан или обратно.

Часть Семиречья к югу от Иссык-Куля, вместе с областями Китайского Туркестана от Ферганы до Кучи и Черчена, входила в состав области Мангалай-Субе, принадлежавшей отуреченному монгольскому племени Дуглат (это же название, в форме дуглат, носит теперь, как известно, одно из племен казахов); автор Тарихи Рашиди, сам происходивший из владетельного дома дуглатов, уверяет, что его предок получил область Мангалай-Субе еще от Чагатая.

Дуглатские беки вместе с монгольскими ханами должны были вести упорную войну с Тимуром; о вторжениях Тимура до нас дошли довольно подробные рассказы, но ни в этих рассказах, ни в рассказах о походах Улугбека и других потомков Тимура нет упоминания о киргизах. В первый раз киргизы называются в рассказе о событиях, происходивших зимой 1503-4 г. В эту зиму в городе Аксу умер монгольский хан Ахмед; ему наследовал его сын Мансур; с Мансуром находился во вражде его брат Султан-Халиль и ушел от него в Моголистан, где присоединился к киргизам, считавшимся "дикими львами" того края; они сделали его своим главой. Туда же пришел потом другой брат, Султан-Саид, перед тем живший в Джетыкенте, у восточной части Ферганы, по дороге к перевалу Ясы. В 1508 г. братья были разбиты Мансур-ханом; Султан-Халиль бежал в Фергану, в то время уже принадлежавшую узбекам; Султан-Саид после многих приключений в том же году достиг Кабула. В 1511 г., когда узбеки на короткое время были прогнаны из Самарканда и других областей персами и пользовавшимся их поддержкой потомком Тимура, Бабуром, Султан-Саид был послан Бабуром в Фергану, откуда потом завоевал Китайский Туркестан.

О киргизах говорится, что Мансур-хан увел их в Карашар и Турфан; киргизы были признаны виновниками всех происходивших в Моголистане смут и большею частью перебиты; только немногим удалось вернуться в Моголистан. Уход самого Мансур-хана в Карашар и Турфан произошел под давлением дуглатов; принадлежавший к дуглатам Мирза Абу-Бекр в то время (1480-5514) правил в Кашгаре; в последние годы его правления начальник его военных сил, Мир-Вали, вытеснил монголов и киргиз из Моголистана и Аксу; киргизам потом было позволено кочевать на южной стороне Иссык-Куля. Очевидно, это относится к тем киргизам, которым удалось спастись бегством из Карашара и Турфана от Мансур-хана.

По мнению Мирзы Хайдера, киргизы принадлежали к тому же народу, как монголы, и отделились от монголов только вследствие частых восстаний против монгольских ханов; кроме того, монголы приняли ислам, киргизы оставались язычниками, что также вызывало вражду между ними. Последнее известие не совсем точно; мы увидим, что стоявший некоторое время во главе киргиз предводитель, вышедший из среды самого народа, носил имя Мухаммед; но и по всем другим известиям киргизы в то время и еще долго спустя не считались мусульманами; очевидно, они по внешности на мусульман не походили. Из этого можно заключить, что их не коснулась рука таких ревностных распространителей ислама, какими были монгольские ханы XV века, особенно умерший в 1416 г. Мухаммед-хан, заставлявший всех своих подданных носить чалму; непослушным вбивали в голову гвозди. Между тем в состав владений Мухаммед-хана входила и та местность, где впоследствии жили киргизы; ему приписывается постройка здания Таш-рабат на северном бepeгy озера Чатыр-куль.

Мирза Хайдер ничего не знал о прибытии киргиз и, очевидно, полагал, что в той стране, где он их знал, они жили издавна, по крайней мере со времени прибытия монголов. Несмотря на полное отсутствие сведений о киргизах в рассказе о походах Тимура, автор исследования об "этническом составе тюркских племен и народностей", Н.А. Аристов был убежден, "что так как по «Тарихи Рашиди» народ этот в начале XVI века оказывается занимающим западный Тянь-Шань, видимо в качестве аборигенов, то не может быть сомнения, что и кара-киргизы (в XIV в.) находились на своих нынешних местах". Аристов идет еще дальше и старается доказать, что к "кыргызскому племени" принадлежали и прежние обитатели западного Тянь-Шаня, начиная от усуней, кочевавших, по его мнению, "в III столетии до Р.Х., между Танну-ола и восточным Тянь-Шанем. Отсюда покоренные хуннами усуни, около половины II века до Р. X., были двинуты в западный Тянь-Шань". "Истинное народное имя" усуней, по мнению Аристова, "было всегда кыргыз".

Против этих мнений, помимо полного отсутствия известий о киргизах в западном Тянь-Шане до XVI в., говорит факт, что эти киргизы и в XVI в. считались чуждыми исламу и мусульманской культуре. Из этого можно заключить, что их присутствие в западном Тянь-Шане в XVI в. не находилось в связи с теми событиями эпохи киргизского великодержавия, когда влияние киргиз, действительно, распространилось до западного Тянь-Шаня; повидимому, после утраты киргизами великодержавного могущества никаких киргиз на юго-западе не осталось. Столь же мало вероятно, чтобы киргизы были здесь в эпоху принятия ислама среднеазиатскими монголами. Более правдоподобно, что киргизы принимали участие в походах на запад их южных соседей, языческих ойратов или калмыков. Из Тарихи Рашиди и некоторых других источников видно, что вторжения калмыков в Моголистан начались в 1420-х годах и временно прекратились в 1470-х годах, когда калмыки очистили Моголистан и вернулись в свою страну; только Мансур-хан после своего оттеснения в. Карашар и Турфан вновь должен был воевать с калмыками. Возможно, что в калмыцком движении приняли участие некоторые племена киргиз и что эти киргизы после ухода калмыков остались на западе, в Тянь-Шане, хотя и об этом в источниках ничего не говорится.

В 1514 г. Султан-Саид-хану удалось завоевать Кашгар, и уничтожить власть Мирзы Абу-Бекра; в этой борьбе ему оказал большие услуги киргиз Мухаммед, который в награду за это получил от хана богатые подарки и был отправлен в Моголистан, где ему подчинились все киргизы. Мухаммед стал совершать набеги на Туркестан, Сайрам и Ташкент; во время похода на Туркестан им был взят в плен узбецкий царевич Абдулла, сын правившего в то время в Самарканде хана Кучкунчи, но отпущен; за это Султан-Саид-хан рассердился на Мухаммеда и осенью 1517г. предпринял поход на киргиз; в другом месте того же Тарихи Рашиди сказано, что хан, как мусульманин, хотел наказать киргиз за разграбление мусульманских городов. При впадении в Иссык-Куль речки Барскаун Мухаммед был разбит, взят в плен и уведен в Кашгар, куда хан вернулся к началу зимы.

Несколько раньше те же узбецкие владения (Сайрам, Таласс и окрестности Ташкента) подверглись нападению казахского хана Касима, зимняя ставка которого находилась на Каратале. Из этого можно заключить, что киргизы на некоторое время, силой или путем соглашения (источники об этом не говорят), распространили свои кочевья на область казахов; могущественный Касим-хан в это время был еще жив (он умер в 1518 г.). В противоположность киргизам, казахи вышли из среды мусульман, узбеков и пришли на берег Чу, отложившись от узбецкого хана Абулкайра (умер в 1468 г.) и прибегнув к покровительству монгольского хана Эсэнь-буки (1434-1462). Таким образом, между казахами и киргизами первоначально не было ничего общего, хотя потом эти два народа на короткое время имели общую политическую жизнь.

Султан-Саид-хан был склонен послать в Моголистан своего племянника Баба-султана, сына Султан-Халиля (во время убиения своего отца в 1508 г. этот царевич был еще младенцем); эту мысль внушал хану воспитатель царевича, ходжа Али-бахадур; но когда ходжа умер (несмотря на свое духовное звание, от чрезмерного употребления вина), вместо Баба-султана, в Моголистан был отправлен в 1522 г. сын самого хана, Рашид (собств. Абд-ар-Рашид). С ним вместе был послан отпущенный из плена и вновь поставленный во главе своего народа Мухаммед; ему удалось объединить под своею властью большую часть киргизского народа, но в 1524 г. в страну киргиз пришел казахский хан Тахир (племянник Касима). Тахир сначала искал союза с Рашидом, был принят в его ставке на Кочкаре и выдал за него свою сестру, но потом между ними произошел разрыв, так как Тахиру удалось склонить на свою сторону часть киргиз. В сношениях с казахами был обвинен и Мухаммед и снова был уведен в Кашгар; после смерти Султан-Саид-хана (1533) он снова был отпущен из плена, но вернулся ли он к своему народу, неизвестно. Киргизы оставались подданными Тахир-хана, даже более верными, чем казахи, отложившиеся от своего хана за его жестокость. Часть киргиз, не успевшая присоединиться к Тахиру, была уведена монголами на Атбаш; в 1526 г. монголы покинули Тянь-Шань и увели с собой 100000 киргизских баранов, вследствие чего этот поход был назван "бараньим" (кой черики), как по той же причине в XIX в. было названо "бараньим" мурзарабатское дело 5 апреля 1866 г. (захват стад баранов русскими под начальством Романовского). Весной 1527 г. на Атбаш пришел Тахир и увел оттуда киргиз вместе с оставленными там монгольским ханом табунами.

Наследовавший своему отцу Рашид-хан (правил с 1533, по всей вероятности, до 1559 иди 1560 г.) пытался восстановить господство монголов в горах к северу от Кашгара, но без прочного успеха. В 1537 или 1538 г. им был разбит казахский хан Тугум, брат Тахира; вместе с Тугумом пало 37 казахских султанов; писавший всего через несколько лет после этого Мирза Хайдер был убежден, что погиб без остатка весь казахский народ. Рашид оставил в Моголистане своего сына Абд-ал-Лятифа; но скоро после этого монголы были разбиты Хакк-Назаром, сыном Касима, ханом казахским и киргизским; сам царевич Абд-ал-Лятиф, по рассказу Махмуд-Чураса, был ранен, взят в плен и с почетом принят в ставке победителя, но скоро умер от раны. Счастье скоро снова перешло на сторону Рашид-хана; есть известия (у одного из кашгарских авторов), что Рашид-хан в союзе с Науруз-Ахмед-ханом ташкентским разбил Хакк-Назара у Артыша, причем пал сам Хакк-Назар и с ним шесть "князей со знаменем", после чего казахами знамена больше не употреблялись. О последнем факте упоминает и узбекский автор (писавший в XVII в. в Балхе), по словам которого во главе казахов было другое лицо (Буйдаш-хан, брат Тахира), и битва произошла в другом месте (на Иссык-Куле); по этому рассказу победителями было захвачено девять знамен. Поход Рашид-хана на Иссык-Куль и свидание его там с Науруз-Ахмедом ташкентским относятся, по другому источнику, к 951 г. хиджры (1544-5 н. э.); в других рассказах дат нет. Махмуд-Чурас рассказывает о гибели Хакк-Назара в войне с Рашид-ханом несколько иначе. По этому рассказу хан перед своим походом посетил вместе со своим духовным руководителем Мухаммед-Шерифом несколько святынь, в особенности гробницу первого мусульманского хана Кашгарии, Сатук-Богра-хана; после этого он пошел на казахов и киргизов, шел три месяца и встретил врага только в Эмиле, там взял приступом укрепленный лагерь врагов, причем были взяты в плен Хакк-Назар-хан и другие князья (тюри); все по приказанию хана были убиты (этот поступок Рашид-хана дает повод к невыгодному для него сравнению с великодушием Хакк-Назара после поражения Абд-ал-Лятифа). Рашид-хан три дня пробыл в Эмиле и привез оттуда семь знамен; после этого у казахских ханов знамен больше не было. О поражении и смерти Буйдаш-хана говорится в биографии ферганского святого Лутфуллы из Чуста (этот святой умер в 979 году хиджры, 1571-2 н.э.); по этому источнику Буйдаш погиб при нашествии на узбецкий Туркестан в 967 (1559-60) г.

Однако, ни казахи, ни киргизы не были на долгое время ослаблены этим поражением; бывший в Туркестане в 1558 г. англичанин Дженкинсон слышал, что казахи в то время снова угрожали Ташкенту, киргизы-Кашгару. Из этих слов можно заключить, что после смерти Хакк-Назара казахи и киргизы уже не составляли больше одного государства; вообще, насколько известно, эти два народа с тех пор никогда больше не объединялись под властью одного хана.

Кроме Кашгарии, набегам киргиз подвергалась Фергана. В упомянутой биографии шейха Лутфуллы говорится, что киргизы во время одного из своих набегов на аксикетский округ захватили принадлежавших дервишам баранов, но потом вернули их с извинениями и прибавили, что питают к "божьим людям" не меньше уважения, чем сами ферганские мусульмане. Подобно другим шейхам, шейх Лутфулла заботился о распространении ислама среди степняков; его ученик, казах Мухаммед, действовал не только среди казахов, но и среди киргизов. Такие проповедники из дервишей отправлялисъ в степь до новейшего времени; под их влиянием кочевники становились не столько мусульманами, в смысле принятия догматов и обрядов ислама, сколько личными почитателями шейхов, в которых они видели подвижников и чудотворцев. Несмотря на временное объединение под одной властью, киргизы и во второй половине XVI в. не признавались мусульманами даже в такой степени как казахи. К 1582 г. относится сочинение о Средней Азии османского турка Сейфи; по его словам, казахи были мусульманами канофитского толка, тогда как киргизы не были "ни кафирами, ни мусульманами". Подобно Мирзе Хайдеру, Сейфи считал киргиз родственниками монголов. Киргизы жили в трудно доступной местности: в случае нападения врагов они отсылали свои семьи в глубь гор, а сами защищали проходы; камнем "яда" они вызывали такой снег и холод, что враги не могли владеть ни руками, ни ногами и терпели поражение. Трупы умерших клались в гробах на ветви высоких деревьев (это известие, вероятно, заимствовано из более ранних письменных известий о енисейских киргизах). У киргиз не было царей (ханов), а были только беки, которых называли кашка (титул, часто встречающийся у калмыков).

Даже писавший в XVII в. по-персидски узбекский историк Махмуд-ибн-Вели называет киргиз кафирами. Эти киргизы, в числе 12000 семейств, в реджебе 1045 г. (с 11 дек. 1635 до 9 янв. 1636) прибыли через Каратегин в Гисар; во главе их было 12 предводителей (очевидно, по одному на тысячу семейств), которые в следующем месяце шабане (с 10 янв. по 7 февр.) были приняты узбецким ханом в Балхе; раньше они проводили дни в неверии, заблуждении и невежестве (очевидно, после прихода в страну узбеков они сделались мусульманами). С этим событием, вероятно, связано поселение киргиз в Каратегине, где некоторое число их живет и до сих пор. Есть предание, что Каратегин долгое время принадлежал киргизам и только недавно был вновь занят таджиками, хотя теперь киргизы составляют там незначительное меньшинство (по последним сведениям, их немногим более 8000, тогда как таджиков 173 488, т.е. киргизов всего 4%).

Махмуд-Чурас говорит еще о нескольких столкновениях между киргизами и монголами в XVII в. Во время смут в Кашгарии после смерти Мухаммед-хана (около 1610 г.) отряд в 5000 киргиз, под начальством Тилеке-бия и Бай-Бута-Кара, совершил набег на Уч и Аксу; во время набега они разделились; у Тилеке было 2000 человек, у Бай-Бута-Кара 3000; Бай-Бута-Кара был разбит войском Тимур-султана {внука Мухаммед-хана) и потерял 2000 человек; остальные 1000 человек с колчанами на шее явились к султану с выражением покорности; Тилеке тоже пришел с подарками и извинениями; султан всех простил и отпустил. Это произошло очень скоро после смерти Мухаммед-хана, так как султан только от киргиз узнал о смерти своего деда. По другому источнику киргизы успели разграбить Уч и были настигнуты монголами у перевала Янги-Арт.

Новое столкновение между монголами и киргизами произошло в 1620-х годах, при хане Абд-ал-Лятифе, носившем прозвание Анак-хан (умер в 1037 г., т. е. 1627-8 г. н. э.). Киргизы разграбили деревню Шахназ; хан выслал отряд для их преследования, но они устроили этому отряду засаду и нанесли ему большой урон.

Во время междоусобий, происходивших в Кашгарии в начале 1630-х годов, говорится о помощи, оказанной киргизами одному из претендентов, Махмуд-султану, получившему потом прозвание Кылыч-хан.

Несколько раз упоминаются киргизы в истории продолжительного царствования Абдуллы-хана (1048-1080 г., т. е. от-1638-9 до 1669-70 н. э.). В начале своего царствования хан совершил успешный поход на Ош; на обратном пути киргизы преследовали хана, но не настигли, зато нанесли большое поражение нескольким монгольским предводителям в месте Беш-Буйнак. Набег киргиз на Уч и Аксу удалось отбить. В следующем году хан совершил поход на киргиз, стоявших на Аксае; во главе их находились Койсары, сын Тилека, и Йол-булды; поход назывался аксайским (Аксай черики); вероятно, он не имел успеха, так как о результатах его ничего не говорится. После этого киргизы снова совершили набег и разбили монгольское войско, потом сами потерпели поражение, но продолжали угрожать хану, спасшемуся от них только благодаря храбрости своего брата Ибрахима. Дальше говорится о двух походах Абдуллы на Андижан, из которых первый имел успех, второй кончился неудачно; во втором принимали участие киргизы.

Когда хану удалось восстановить в своем государстве спокойствие, беспокойным элементом оставались только киргизы; по совету вельмож, хан решил истребить их (очевидно, говорится о киргизах, находившихся на ханской службе); было перебито до 10000 человек; при этом говорится, что киргиз называли львами лесов Моголистана (это выражение заимствовано из Тарихи Рашиди), но в то же время они отличались вероломством. В рассказе о следующем походе хана на Атбаш и Аксай говорится только о калмыках; киргиз там, повидимому, уже не было. Несмотря на избиение киргиз, хан снова нашел нужным привлекать их к себе на службу, и они снова пользовались в Кашгаре и Аксу большим влиянием; если у них выходил спор с кем-нибудь, хотя бы по пустякам, хан позволял им убить такого человека и захватить его имущество. Во время борьбы между сыновьями хана, Нур-ад-дином и Йол-барсом (при жизни отца), при хане был киргиз Чумак-бек. Около 1680 г. хан отправился в Мекку; в это время большую часть его спутников составляли киргизы; 2000 киргиз были посланы им для преследования Йол-барса, враждовавшего с отцом, и после его отъезда в течение года правившего в Кашгарии. Во время новых смут, в 1680-х годах, киргизы захватили Кашгар, на короткое время заняли и Яркенд, но потом были вынуждены его очистить. Их попытки вновь овладеть им кончились не удачно.

Вскоре после этого господство в Кашгарии и вообще в Средней Азии перешло к калмыкам (ойратам). В истории калмыков о столкновении с бурутами, как калмыки называли киргиз, говорится в рассказе о событиях осени 1683 г. Калмыки имели дело с киргизами также на Енисее, куда в начале XVII в. явились русские, вследствие чего мы снова получаем некоторые известия о енисейских киргизах, о судьбе которых в XIV, XV и XVI веках, насколько известно до сих пор, не говорит ни слова ни один исторический источник.

Сноски:

[1] Первый вариант названия главы "Тянь-шаньские киргизы до падения калмыцкой державы" - Ред.

1 сентября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 1970      

Другие статьи из этой рубрики

Анварбек Мокеев. К вопросу о происхождении и значения политической титулатуры енисейских и алтайских кыргызов "ажо" и "иди"

После обретения Кыргызстаном государственной независимости в научных и общественно-политических кругах, среди граждан республики значительно повысился интерес к отечественной истории, славному прошлому кыргызского народа. Этот интерес, главным образом, сфокусирован на истории этногенеза кыргызского народа, зарождения и развития кыргызской государственности, которая в конце XX века получила свое дальнейшее развитие в результате создания независимой Кыргызской Республики, ставшей полноправным членом мирового сообщества наций. Увлечение кыргызской интеллигенции историей древнекыргызской государственности настолько велико, что уже в первые годы независимости в процессе поиска этнической и культурной идентификации, благодаря усилиям журналистов и писателей, президента нашей республики стали называть термином ажо, что в древне-кыргызском языке означает "господин и владыка". В настоящее время, в связи с объявлением в нашей республике 2014 года указом президента А.Ш.Атамбаева Годом укрепления государственности, значительно возрастает актуальность всестороннего изучения истоков традиции государственности кыргызского народа в древности и средневековье.

Мехмет Кылдыроглу. Этнополитические связи кыргызов и кыпчаков во второй половине IX-XVI вв.

Диссертационная работа посвящена комплексному исследованию основных этапов становления и развития этнополитических связей кыргызов и кыпчаков во второй половине IX-XVI вв. В диссертации обстоятельно исследована роль кыпчакских племен в процессе становления кыргызского народа и выявлены кыпчакские компоненты в родоплеменном составе кыргызов. При написании настоящей диссертации помимо сведений письменных источников широко использованы также материалы фольклора, топонимии и этнографии тюркоязычных народов Евразии. В результате сопоставительного анализа более шестидесяти этнонимов кипчакского происхождения в этническом составе кыргызского народа установлено, что межэтнические связи кыргызов и кыпчаков начинаются еще в Кв., когда на политическую арену Центральной Азии вышли Кыргызский и Кимакский каганаты, и завершились, в основном, в эпоху Золотой Орды и государства Моголистан.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте