1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



© Джуманалиев Т.Д., Джуманалиев А.А. (Бишкек)

ПРОБЛЕМА СТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ У КАРАХАНИДОВ

републикация с сайта: http://siteistok.host.net.kg, оригинальная версия: Диалог цивилизаций. Вып. 2. Развитие государственности в условиях взаимодействия кочевых обществ и оседлых оазисов в зоне Великого Шелкового пути. Бишкек. 2003.

 
Учреждение исламского института государственного управления на территории Средней Азии восходит к началу VIII в., т. е. по времени завоевания края арабами.

Накануне прихода арабов в Средней Азии не существовало единой централизованной власти. К этому времени Тюркский каганат распался, тюргеши пытались утвердить свое политическое господство в Средней Азии и вели борьбу с правителями земледельческих областей. Более чем 150 лет тюрки господствовали в Средней Азии, однако ими не был создан эффективный институт государственной власти, политическая структура каганата существовала с сильным пережитком родового строя. В целом государство оставалось эфемерным, не был создан бюрократический аппарат с имперской структурой. В данном случае было бы уместно провести аналогию с родоплеменной организацией арабов, которые также в V-VI веках переживали своеобразный политический кризис, вызванный межплеменными войнами, разложением первобытнообщинного строя. Однако возникновение ислама и его распространение среди арабов спасли этнос от деградации, бедуины стали одним народом – арабами, вошедшими в число «исторических» народов. Все это лишний раз подчеркивает интегрирующую роль ислама в этнических процессах.

Возникновение государственности у арабов в VII в. сопровождалось становлением новой мировой религии – ислама. Политическое движение за объединение племен под лозунгами отказа от язычества, многобожия и необходимости установления культа единого бога – Аллаха и нового общественного порядка, исключавшего межплеменную рознь, заложили основу концепции исламского единства и непосредственно связаны с теорией халифата, как формой ее политической реализации. Религиозная идея сыграла в данном случае весьма конкретную практическую роль, способствовав эволюции института власти в Аравии.

В основе доктрины исламского единства лежит представление о том, что общество должно руководствоваться заветом Аллаха, а не законами людей, так как только он является источником власти, люди же – лишь проводники божественной воли, реализация которой – основная функция «земной власти». Второй основополагающий тезис доктрины заключается в идее неразделенности светской (султанат) и духовной (имамат) власти халифа. Таким образом, категория халифата рассматривалась с двух точек зрения – как сущность власти в мусульманской общине и как форма правления в государстве. Власть халифа считалась неделимой и неограниченной. Первые халифы избирались мусульманской знатью, однако, довольно быстро она стала передаваться по завещательному распоряжению. Центральными органами государственного управления являлись специальные правительственные канцелярии – диваны, которые состояли из нескольких ведомств, в частности, военного, внутренних дел, налогово-финансового, почтовой службы, по ремонту дорог и так далее.

Система местных органов государственного управления на протяжении VII - VIII вв. претерпевала значительные изменения. Первоначально местный чиновничий аппарат в покоренных странах оставался нетронутым, сохранялись и старые методы управления. По мере упрочения власти халифа произошло упорядочение местной администрации по персидскому образцу. Территория халифата была разделена на провинции, управляемые, как правило, военными наместниками – эмирами, которые были ответственны только перед халифом.

Во второй половине IX в. в халифате широкое распространение получил институт феодальных пожалований и наместничество. Это породило сепаратистские тенденции, которые привели к распаду централизованного государства и образованию многочисленных самостоятельных государств по числу местных династий. Кроме того, следует отметить, что при Аббасидах возросла роль армии и ее влияние на политическую жизнь. На смену племенному ополчению пришла профессиональная наемная армия из числа тюрков, кавказцев и даже славян. В результате усиливалось влияние армии настолько, что начальники гвардий верховенствовали в халифате и возводили на престол своих ставленников. Таким образом, политическое могущество халифата переходило от центра к периферии.

В Х веке политический распад халифата признается свершившимся фактом, халиф лишается светской власти в пользу Буидов и именуется султаном. Халиф, прежде соединявший в своих руках власть имама и султана, теперь становится духовным главой мусульманского мира. Все фактически независимые правители признают духовный суверенитет халифа, и как вассалы упоминают имя халифа в хутбе, чеканят его на монетах.

Вновь образовавшиеся государства создавали систему управления по образцу халифата, с учетом местных традиций и обычаев. В Средней Азии в числе таких были государства Саманидов (вторая половина IХ в.) и Караханидов (середина Х в.), позже – хорезмшахов Ануштегинов.

Основатель Саманидского государства Исмаил стремился создать твердую централизованную власть, с этой целью он провел ряд мероприятий, прежде всего, разделил органы управления на дергах (дворец) и диван (канцелярию). Кроме того, Исмаил создал личную гвардию из числа тюрков, как при дворе Аббасидского халифата. Государственная структура и система управления Саманидов строилась на основе бюрократической традиции Ирана, государство приобрело светский характер, правда, в форме деспотии. В государственной иерархии высшую должность занимал главный хаджиб (хаджиб-и бузург), которому подчинялся весь придворный штат. За ним шел начальник стражи (сахиб-харас), со второй по значению должностью в дергах. При дворе халифа имелись две должности сахиб-харас (начальник стражи) и сахиб-аш-шурат (начальник гвардии), между которыми много общего, но эти должности занимались разными лицами.

Бюрократическая система Саманидов достигла полного развития. В мусульманских источниках, в частности, у Наршахи упоминается десять диванов: 1) диван визира считался основным и контролировал все административные, политические и хозяйственные учреждения государства; ему подчинялись все другие диваны; 2) диван казначея, которому ему подчинялись все счетчики и соответствовал дивану харадж Аббасидов; 3) диван «опоры» государства (амид-ал-мульк) ведал всеми важными официальными документами, а также дипломатическими связями с другими государствами; 4) диван начальника гвардии (сахиб – шурат) имел в своем ведении гвардию, а также наблюдал за выдачей продовольствия, жалования войскам и за их содержанием; 5) диван начальника почты (сахиб-барид) ведал доставкой казенной корреспонденции, а также сообщал в центр секретные сведения о правителях и местных государственных чиновниках; 6) диван мушрифов (наблюдателей) контролировал государственные дела, особенно доходы и расходы казначейства; 7) диван собственных владений государя (диван ад-дийа); 8) диван мухтасиба наблюдал за рынком, правильностью употреблявшихся весов и мер, продажей товаров крестьянами и ремесленниками, за нравственностью населения, посещением мечетей и употреблением вина; 9) диван вакфов ведал духовными учреждениями; 10) диван казия ведал судебными делами, особенно жалобами на обиду со стороны должностных лиц (А. Мец).

Духовенство пользовалось в государстве Саманидов большим почетом, а глава духовенства – шейх уль-ислам имел большое общественное влияние. Однако стройная система государственного управления отнюдь не свидетельствовала о том, что государство Саманидов было строго централизованным. В течение всего периода правления династии Саманидов не прекращалась их борьба с центробежными тенденциями отдельных феодальных владений. В областях или районах управление осуществляли хакимы, иногда по старой традиции называли также кедхудо. Хакимы назначались саманидскими эмирами обычно по рекомендации визира и других влиятельных вельмож из среды наиболее крупных феодалов и военачальников. Города управлялись специальными должностными лицами, называемыми раис, которых хакимы назначали из среды местной городской знати, чаще всего из представителей мусульманского духовенства.

Таким образом, система государственного управления в государстве Саманидов была основана на сильном бюрократическом аппарате, о чем свидетельствуют названия диванов, их функции, которые направлены на взимание налогов и поборы с населения. Общий бюджет Самандского государства, по данным мусульманских источников составлял приблизительно 45 млн. дирхемов, из которых около 20 млн. расходовалось на содержания государственных чиновников и войска.

В конце Х в. в Мавераннахре установливает политическое господство Караханидский каганат. По данным некоторых восточных авторов, в частности, Джемаля Карши, Махмуда Кашгарского и Юсуфа Баласагунского можно представить его общую структуру. На становление политической системы Караханидов, с одной стороны, оказали влияние Саманиды, а с другой, исламизация караханидского общества. Ранее существовавшие у тюрков должностные и административные термины были вытеснены саманидскими названиями, правда, и некоторые тюркские сохранились.

Центральный административный аппарат караханидских каганов, как и у Саманидов, делился на две категории: дергах (дворец) и диван (канцелярия). Каган имел главного хаджиба – Улуг хаджиб, который должен обладать прекрасными человеческими качествами, у него должно быть много достоинств. У караханидов, также как у Саманидов, существовало десять канцелярий (диванов), Юсуф Баласагунский описывает, какими качествами должны обладать мухтасиб, мушриф, казначей и т. д., об их непосредственных функциях и обязанностях. Важная роль в государстве Караханидов отводилась канцеляриям начальника гвардии, внешних связей; особое место занимала канцелярия почты, которая должна была заботиться о своевременной доставке правительственных распоряжений, известий и других документов. С этой целью была организована своеобразная почтовая станция с полной почтовой экипировкой, так называемый улаг. Караханидский каганат состоял из административных делений на эли, вилайеты, управляемые беками-тарханами. В некоторых провинциях имелись палаты управления и правосудия. Города управлялись раисами из представителей знати. В системе государственного управления Караханиды столкнулись с тремя главными проблемами, от их правильного решения зависела судьба каганата:

1. Вопрос прямого престолонаследия не был легитимным. В связи с этим на этой почве происходили жестокие столкновения между различными феодальными группировками, которые выдвигали того или иного претендента на каганский престол, который бы стал игрушкой в их руках. В этом вопросе Караханиды придерживались старой доисламской кочевой традиции, когда члены правящего рода могли выступать в качестве претендента на каганский престол. Это в конечном итоге вызывало внутридинастийную борьбу феодальной верхушки, в результате она привела страну к политическому расколу.

2. Во внутренней политике каганы и военно-кочевая знать заняли очень жесткую позицию по отношению к дехканству и духовенству. Возможно, некоторые дехканы своевольничали, пользуясь тем, что каганы не вмешивались в их дела, поэтому они чеканили свою монету, как бы подчеркивая свою политическую независимость. Это послужило поводом для их ликвидации со стороны Караханидов. Таким образом, все владения дехкан перешли в руки военно-кочевой знати, которая укрепила свою экономическую и политическую мощь во всем каганате. Что касается духовенства, то оно, видимо пыталось вмешиваться в дела каганата, чего не хотели ни каганы, ни военно-кочевая знать, при том, что духовенство пользовалось большим уважением у Караханидов. Дело в том, что каганы целенаправленно проводили политику централизации государства, однако, это не устраивало духовенство и военно-кочевую знать.

3. Как известно, в Караханидском каганате феодальные пожалования широко распространялись в форме икта. Однако с течением времени условное владение превращалось в удельную систему с наследственными правами, что являлось еще одним источником междоусобных войн могущественных удельных владетелей с центральной властью.

Таким образом, с поставленными перед каганами проблемами они не справились по той простой причине, что, во-первых, вопрос престолонаследия остался неизменным (т. е. согласно кочевой традиции власть передавалась старшему в каганском роду); во-вторых, каганы не пользовались поддержкой духовенства, дехканства и оседлого населения в целом в осуществлении своей внутренней политики; в-третьих, правители так и не смогли преодолеть сопротивления удельных владетелей; и последнее, кочевые орды продолжали совершать набеги на территории каганата вплоть до его падения в начале XIII в.

В Караханидском каганате не получила развитие исламская система государственного управления в силу сложившихся в кочевом обществе традиций: она не была до конца вытеснена. Очевидно, реальная власть кагана распространялась только на оседлое население. Что касается кочевой и полукочевой части, то она особо не проявляла заинтересованности в укреплении государственности, о чем свидетельствует поведение удельных владетелей. Влияние исламских элементов политической структуры оказалось поверхностными, во многих случаях преобладала традиционная система управления государством.

Таким образом, Караханиды в конце Х века основали свое государство по саманидскому образцу. Однако не удалось сохранить баланс между военно-кочевой знатью и дехканством, существовавшая и широко распространившая система икта превратила государство в сплошное удельное княжество, а этот как раз было главным источником междоусобиц удельных владетелей с центральной властью. И последнее: Караханиды не сумели предотвратить угрозу вторжения кочевников с северо-востока. Практически заимствованная у саманидов государственная система оказалась поверхностной и в политическом, и в экономическом отношении эфемерной и достаточно было одного удара извне, чтобы она распалась.

 

1 сентября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 2624      
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов