1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Сеид Магомет Худояр-хан Коканский

Журнал "Нива", номер 18, 1873 год, стр.276-279, 285

В настоящее время, когда внимание общества устремлено на совершающуюся экспедицию против Хивы, все касающееся Средней Азии приобретает особенный интерес в глазах публики. Поэтому мы не щадили никаких издержек для приобретения материалов относительно этой страны, малоизвестной как древнему, так и новому миру. Предлагаемая читателям статья с рисунками составляет лишь первое звено длинного ряда среднеазиатских очерков, которые будут напечатаны на страницах “Нивы” в течение нынешнего года.

Один из самых замечательных государей в Средней Азии настоящего времени – есть бесспорно Худояр-хан Коканский. Он замечателен, во первых, судьбой своею, полною превратностей и тревог, а во вторых, тем, что прекратил наконец смуты и беспорядки, которые волновали Коканское ханство при его предшественниках.

Дворец Худояр-Хана Коканского

Ханствующий в Кокане дом происходит из кара-киргизского рода; предок нынешнего хана был киргиз Нарбут-бий. Надобно заметить, что главную массу населения в ханстве составляют сарты, т.е. народность, происшедшая от браков аборигенов страны: таджиков (народа арийского происхождения и вполне родственного с персами) и пришельцев-завоевателей узбеков (народа тюркского происхождения). Сарты склонны к мирной, оседлой жизни, торговле, разным промыслам. Совершенную противоположность с ними составляют узбеки, воинственные и энергичные. К числу узбекских родов принадлежат, между прочим, также кипчаки и кара-киргизы (иначе: черные или дикокаменные киргизы), занявшие долины Тянь-Шаня и частию Коханское ханство, в его восточной части. Центр кипчакского населения в Кокане есть город Андиджан или Анджан. Неудивительно, что воинственные узбеки, поселившись в Кокане, вскоре присвоили себе верховную власть – и каракиргиз Нарбута-бий сделался коканским ханом.

Но преемники Нарбуты скоро утратили свои типические узбекские особенности; окруженные сартами, сравнительно более цивилизованными, они мало помалу стали принимать нравы, образ жизни, воззрения сартов и, конечно, отдавали им во многих случаях предпочтение пред своими единоплеменниками, узбеками. Последние, в свою очередь, не уступали без борьбы первенствующей своей роли в ханстве. Оттого вся история Кокана есть собственно история борьбы за гегемонию двух народностей: сартовской и узбекской. На стороне первой стояли ханы, придавая тем сартовской партии действительный вес и значение; вторая партия, узбекская и вернее кипчакская – потому что в последнее время видную роль в этой партии играли кипчаки – сильна была своими даровитыми и храбрыми представителями. Известнейшими вождями, батырями, кипчаков в последнее время были Мусульман-Кул и Алим-Кул.

Кипчакская партия в Кокане поднялась и получила особое значение с 1841 года, т.е. со времени завоевания Кокана бухарским эмиром Насыр-Уллахом (Батыр-хан). Кипчаки восстали против бухарцев, свергли поставленных эмиром в Кокане и в Ташкенте правителей и провозгласили ханом старика Шир-Алия. Конечно, под его именем управляли ханством кипчаки. Когда сартовская партия снова начала брать перевес и во главе приближенных к хану встал некто Шади, сарт родом, то кипчаки открытою силою возвратили себе первенство. Глава кипчаков, Мусульман-Кул двинулся с войском против хана, или вернее против его первого министра Шади и разбил ханские войска. Шади был убит в сражении – и его место занял Мусульман-Кул.

Мусульман-Кул не присвоил себе верховной власти, но всегда действовал или именем хана, или именем кого-либо из ханского дома. Так, когда Шир-Али был убит и мятежники хотели провозгласить ханом Мурад-хана, Мусульман-Кул двинулся против них, но при этом взял с собою, в отряд свой, 16-ти летнего Худояра (нынешнего хана коканского), сына убитого Шир-Алия. Эта борьба между Мусульман-Кулом и Мурад-ханом была первым событием, в котором Худояр-хан является действующим лицом, хотя и вполне пассивным.

Мурад-хан был разбит и бежал из Кокана, а Мусульман-Кул провозгласил Коканским ханом Худояра. Конечно, действительною главою ханства остался по прежнему Мусульман-Кул. Это был временщик, в полном значении этого слова. Положение, которое он занял при Худояр-хане, совершенно напоминает положение Меньшикова при Петре II. Он держал молодого хана почти взаперти, не давал ему денег, не позволял делать никаких распоряжений.

Так продолжалось до самого совершеннолетия Худояр-хана, когда он начал уже тяготиться опекою своего строгого родственника, Мусульман-Кула. Не видя возможности избавиться от невыносимого гнета, Худояр-хан написал письмо ташкентскому правителю (беку) Нур-Магомету, приглашая его подняться и освободить Кокан от власти Мусульман-Кула.

Нур-Магомет послушался призыва и двинулся с войском против Кокана. Мусульман-Кул, выступая против ташкентцев, взял с собою и Худояр-хана; но ночью Худояр-хан тайно перешел на сторону врагов.

Началась битва – и ташкентский бек был разбит на голову; в числе пленных был также и Худояр-хан. Но Мусульман-Кул не показал и тени неудовольствия на измену Худояра и по прежнему оставил его ханом.

Через 6 месяцев после того, хан сделал еще одну попытку избавиться от Мусульман-Кула: однажды, когда во дворце хана был той (праздник), один из гостей умышленно начал ссору с Мусульман-Кулом и кинулся на него с обнаженною саблею. Началась общая схватка; через минуту в городе загудел набат – и заговорщики, ждавшие этого сигнала к резне, бросились на живущих в городе кипчаков. Много друзей и слуг Мусульман-Кула погибло при этом, но он сам успел отбиться от врагов и спасся. Он наскоро собрал своих кипчаков и двинулся с ними против хана. Произошла битва – и кипчаки были разбиты. Хан обещал простить всех виновных, если они выдадут Мусульман-Кула, - и кипчаки не постыдились предать в руки врагов своего вождя. Но им не удалось купить этой ценою сове помилование; захватив Мусульман-Кула, хан приказал “стереть с лица земли всех кипчаков”. Началась страшная резня; кипчаков убивали повсюду: в городах, деревнях, домах, на базарах; посылались особые отряды для их истребления. Самого Мусульман-Кула хан приказал казнить, но предварительно пред его глазами казнили всех его родственников и приверженцев.

Кипчакская партия была обессилена претерпенным погромом; но кипчаки затаили месть и только ждали случая к восстанию. Случай этот вскоре представился: волнение началось на отдаленной окраине Коканского ханства, между киргизами Аулие-атинского и Чекментского бекств, много терпевших от несправедливостей и поборов своих правителей. Возмутившиеся избрали своим главою родного брата хана, Молля-хана. К нему же присоединились и озлобленные кипчаки, со своими биями, из которых особенно выдавался Алим-Кул (впоследствии противник ген. Черняева). В битве войско Худояр-хана было разбито, и он сам бежал в Бухару. На престол коканский вступил Молля-хан, но действительным правителем ханства сделался энергичный кипчакский бий Алим-Кул.

Мы не станем рассказывать события в Кокане после бегства в Бухару Худояр-хана, так как имеем в виду изложить только его биографию. Но необходимо сказать, что это время было самое тяжелое для Кокана; честолюбивые бии кипчакские боролись между собою за первенство, а хан играл при этом совершенно пассивную роль. Через 2 года после своего вступления на престол, Молля-хан был задушен заговорщиками, которые злобились на него за то, что он приблизил к себе одного только Алим-Кула.

Ташкент, населенный исключительно одними сартами, конечно не мог симпатизировать Кокану, где перевес снова взяли кипчаки; поэтому ташкентцы решились совершенно оделиться от Кокана и призвали к себе из Бухары Худояр-хана. Алим-Кул выступил с войском против Ташкента – и началась долговременная, пмаятная всем коканцам, борьба Худояр-хана с Алим-Кулом. Два года продолжалась эта борьба; успех попеременно склонялся то на одну, то на другую сторону. Сторону Алим-Кула приняли все узбеки, а сторону Худояр-хана держали все сарты. Во всем ханстве происходила борьба на жизнь и на смерть между двумя народностями – и много крови стоила Кокану эта борьба. В середине второго года борьбы, Алим-Кул поставлен был почти в безвыходное положение: он был заперт в теснине, при Кара-Кульдже, с весьма небольшим отрядом. Но Алим-Кул успел таки отбиться и в конце концов – одержал верх. Город Кокан был взят Алим-Кулом – и Худояр-хан, видя невозможность бороться с могущественным и искусным противником, вторично бежал в Бухару. Алим-Кул провозгласил коканским ханом Султан-Сеята (сын убитого Молля-хана); но действительным регентом ханства сделался бий Алим-Кул.

В это время Коканскому ханству грозила новая, неожиданная опасность, русские подвигались в глубь Средней Азии двумя отрядами: со стороны Верного отрядом полковника (ныне генер.-майора) М.Г. Черняева взяты были города: Аулие-ата и Чекмент, а со стороны Сыр-Дарьи отрядом полковника Веревкина взят город Азрет или Туркестан. Оба соединенные отряда стали угрожать Ташкенту. Алим-Кул бросился на встречу русским, несколько раз вступал в битву и оспаривал каждый шаг своей земли. Неожиданная смерть Алим-Кула положила конец этой упорной защите. Алим-Кул был убит в сражении с отрядом ген.-майора Черняева, под Ташкентом.

Еще до смерти Алим-Кула, Худояр-хан получил от всех партий в Кокане единодушное приглашение вступить снова на ханский престол. Господство Алим-Кула было слишком тягостно для страны, а жестокость его возбудила к нему общую ненависть. Говорят, что одних высших чиновников (сипаев) было казнено до 4 тысяч человек. Алим-Кул хотел господствовать террором. Смерть его помогла Худояр-хану в третий раз достигнуть престола – и на этот раз уже без всякого кровопролития.

Худояр-хан действительно внес мир в утомленную и разоренную страну. Он примирил все партии, вступил в дружеские сношения с Туркестанским генерал-губернатором, разрешил полную свободу торговли русским купцам в своей стране и оказывает им постоянно помощь и защиту. Он старается развить благосостояние своей страны, проводить огромные арыки (ирригационные каналы), построил превосходный, крытый базар в Кокане и караван-сараи во всех значительных городах ханства. Хан внимательно присматривается к европейским порядкам и старается усвоить себе некоторые внешние приемы европейской цивилизации. Он выписал из России, для омеблирования некоторых комнат своего роскошного дворца, - зеркала, столы, кресла и другую мебель, завел экипажи (несколько колясок), разные предметы роскоши, напр. столовые и стенные, весьма дорогие часы, канделябры, люстры, и т.п. Эти по европейски убранные комнаты дворца служат для прием посетителей иностранцев, т.е. русских.

В обыденной жизни своей хан конечно не отрешился еще от своих азиатских обычаев и привычек, чего, разумеется, невозможно и требовать от него.

 

 

1 сентября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 3867      

Другие статьи из этой рубрики

А.М. Мокеев. О локализации алтайских киргизов в IX—XIV веках

В целом, как показывают результаты многолетних исследований ленинградского археолога Д. Г. Савинова, посвященные этнокультурным процессам, происходившим на всей территории енисейских киргизов после их выхода на историческую арену Центральной Азии, в это время сама культура енисейских киргизов претерпела определенные изменения за счет адаптации к культурным особенностям местных племен. На основании тщательного изучения этих особенностей Д. Г. Савинов выделил несколько локальных вариантов культуры енисейских киргизов IX—X вв.: минусинский, тувинский, красноярско-канский, прибайкальский, алтайский и восточно-казахстанский. По мнению Д. Г. Савинова, именно алтайский и восточно-казахстанский варианты культуры енисейских киргизов, которые сложились в результате длительных этнокультурных связей, прежде всего между енисейскими киргизами и кимаками в IX—X вв., имеют непосредственное отношение к материальной культуре тянь-шаньских киргизов. Эти выводы Д. Г. Савинова полностью согласуются с сообщениями письменных источников.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов