Статьи
 
Юрий Турлыков

Собака, которую нельзя купить за деньги

© Газета "Птичий рынок" 1994 (Оригинал статьи расположен на сайте "ЗООКЛУБ". Публикуется с любезного согласия вебмастера ресурса www.zooclub.ru Светланы Гуриевой.)

Самыми ценными породами собак кинологи справедливо считают анатолийского карабаша, шар-пея и другие породы "голубых кровей", ввиду их малочисленности особенно котирующихся на аукционах. Однако мало кому известно, что и глубине Средней Азии, в Кыргызстане, пока еще сохранилась несправедливо забытая порода тайган, численность которой едва составляет три сотни экземпляров и, к сожалению, катастрофически уменьшается. Причин для этого, увы, немало. Это и относительная географическая изолированность районов разведения, и изменение привычного уклада жизни коренного населения, и - главное отсутствие заинтересованности, да и возможностей в ведении серьезной племенной работы - как следствие плачевного состояния отечественной кинологии.

В результате эта порода исчезает с лица Земли. А ведь по ряду внешних и внутренних свойств она уникальна! Тайган, или киргизская борзая, является реликтом, донесшим до нашего времени частицу первобытных кочевий с их суровым укладом жизни. В переводе с киргизского тайган означает "догони-убей". Это главное требование, которое предъявлял древний охотник к своему четвероногому спутнику, чтобы выжить самому и прокормить семью.

Все в этом создании выверено на протяжении веков, прошумевших над древним Востоком - и внешность, и характер. Магическое совершенство линий и пропорций тела говорят о внутренней мощи даже неспециалисту. Что-то кошачье заключается в пластике движений; они вкрадчивы, стремительны и грациозны одновременно.

Главная внутренняя особенность тайгана - огромное чувство собственного достоинства в сочетании с деликатностью и ненавязчивостью в общении с человеком. В отличие от других пород борзых в быту это крайне флегматичное, даже угрюмое существо, с глазами мрачными, как у хищной птицы. В темноте они светятся холодным агатовым светом. От него не дождешься рабского вымаливания подачки или ласки. Язык общения тайгана - это выразительный поворот корпуса и головы, а во взгляде чаще - молчаливый укор, требование или благодарность. Эта внешняя сдержанность стала также особенностью породы. Окрас шерсти под стать чопорному характеру преимущественно черный.

Тайган спокойно отойдет в сторону, если по неосторожности ему наступят на лапу. Но горе тому, кто вздумает всерьез задеть его самого или хозяина. Мгновенно преображаясь, он проявляет дьявольскую ярость, и возмездие неотвратимо. Однако, развивать защитно-караульные качества у представителей этой породы не рекомендуется, они заложены в необходимой мере самой природой, к тому же тайганы не понимают "шуток", злопамятны и коварны. В противном случае, открыв шлюзы первобытным инстинктам и направив их против человека, можно превратить эту собаку в печально известного в Америке пит-бультерьера. Но ведь у тайгана другое предназначение.

"Тайган бежит - кровь из ушей хлещет", гласит местная пословица, - так лаконично восхищаются киргизы стремительным бегом своих питомцев, в самозабвении раздирающих свои длинные уши задними лапами. И действительно, нет равных им в беге по пересеченной местности. Недаром лучших представителей этой породы называют Кара-Куш - Черная Птица. Словно тень, скользит тайган то вверх - по откосу, то вниз - в ущелье, а препятствия словно придают ему новые силы. Смотреть на кульбиты и развороты на полном скаку - фантастическое зрелище. Время от времени он подпрыгивает как джейран, осматривая местность, деловито взбирается на почти отвесную кручу и замирает на вершине скалы, словно позируя невидимому художнику.

И тайганы, и их хозяева живут и охотятся в глухих, труднодоступных районах Кыргызстана, на высоте 2-3 тысяч метров над уровнем моря. По своему внешнему виду тайган напоминает афганскую борзую. И действительно, обе эти породы отличаются от классических равнинных борзых. Фигура их более собранная, укороченная во многих линиях: корпуса, спины, таза, плеча и предплечья, но бедро удлинено. Обе породы имеют ряд характерных признаков: развитую псовину на бедрах и вокруг голени (собака в штанах) и на задней стороне черепа; длинные уши, жесткую шерсть щетку между пальцев лап. И это внешнее подобие не случайно.

За некогда великой Сырдарьей, в предгорьях и горных долинах Тянь-Шаня, Памира и Гиндукуша, образующих как бы единую горную систему, давным-давно жили племена кочевников, объединенных в могущественное государство Бактрию, упоминаемую еще в священной книге зороастрийской религии - Анесте. Греки называли Сырдарью Танаисом, а горы, ее породившие - недоступным Парнасом - обителью поэтов и богов. Для них это был загадочный, фантастический мир. Отсюда, из ближайших равнин, купцы и завоеватели вывозили драгоценные плоды многовековой культуры народов - аргамаков и борзых. Имея такой материал, рациональная Европа вывела новые, прекрасные породы скакунов и борзых, которые со временем поглотили и ассимилировали аборигенные породы равнин. Что касается горных типов, то труднодоступный ландшафт и обособленная, суровая жизнь аулов сохранила до наших дней их почти в неприкосновенности.

Афганская борзая открыта сравнительно недавно - всего сто лет назад. Современные исследователи подтверждают древность ее происхождения, выдвигая гипотезу о том, что именно эта порода является родоначальницей других видов борзых. Однако, забытый миром тайган не уступает ей право первенства и, более того, простая логика говорит о том, что сложившаяся на протяжении веков почти полная изоляция территории современного Кыргызстана от внешнего мира в большей степени скрывала, а следовательно, сохранила, в чистоте черты древней породы первобытной борзой. Кроме того, тайган не так стилизован, как афганские борзые, обладает более грубым, мощным телосложением, широким костяком и массивной головой, что также говорит в пользу "первородства". Возможно, найденные в Тянь-Шане на высоте 3000 метров и на Памире, на высоте 4200 метров наскальные рисунки со сценами охоты подскажут решение проблемы происхождения борзой, и в какой-то степени подтвердят гипотезу о том, что "цивилизация спустилась с гор".

Тайган обладает лучшими качествами восточных борзых. В отличие от избалованных западных сородичей, специализирующихся в спринтерском броске "по зрячему" - видимому зверю на открытой местности, тайган, несмотря на тяжелые условия высокогорья, неутомим в преследовании добычи по пересеченной местности, при этом самостоятельно ее отыскивает при помощи прекрасно развитого чутья. Найдя свежий след, борзая идет по нему до лежки, а подняв и увидев зверя, преследует уже на глаз. В бурьяне и кустах пользуется чутьем для розыска.

Европейские борзые нередко разрывают добычу раньше, чем подскачут охотники, поэтому последние мчатся за ними на хороших лошадях, чтобы поспеть вовремя. Видя в этой бешеной скачке наибольшую прелесть охоты, европейский человек не имеет особенной надобности вселять в борзых большое послушание, зато иначе поступали на Востоке, где охота являлась прежде всего источником пропитания; тайган не разрывает и не съедает свою добычу, а охраняет ее, а некрупную приносит хозяину.

Как промысловая собака тайган универсален, проявляет исключительные ловчие качества, используется как травильная и гончая по следу, ему свойственна работа по зверю и птице с голосом.

До сих пор в Кыргызстане сохранился древнейший промысел - охота с беркутом. Тайган, обладая понятливостью и беспрекословным послушанием, прекрасно себя зарекомендовал в тандеме с этой величественной птицей. За эти качества его особенно ценят знатоки этой охоты - беркутчи.

Следует подчеркнуть, что особенности физических данных предполагают безусловную неприхотливость, выносливость, способность длительное время обходиться без воды и пищи и в равной степени переносить жару и холод. Обладая завидной физической силой, матерый тайган может в одиночку затравить волка. В беге проявляет сверхъестественную маневренность, способен на полном скаку развернуться под острым углом и продолжать погоню. Исключительно прыгуч. При охоте на архаров и козерогов тайганы преследуют зверей порой по немыслимым, почти отвесным кручам и удерживают их на месте или душат.

Объекты охоты с тайганом - обитатели степей, равнин и гор, причем на открытой местности ни в чем не уступает другим породам борзых. С ним успешно добывают волка, шакала, лису, барсука, сурка, каменную куницу, корсака, козерога, архара, косулю, марала, кабана, сайгака, фазана, кеклика, куропатку чиль.

Существует мнение, что тайганы пригодны для работы в специфических условиях Средней Азии. Это мнение одностороннее. Ведь с равным успехом можно утверждать, что с английским сеттером можно охотиться только в Англии а с шотландским - в Шотландии.

Единицы сохранившихся представителей этой породы ревностно оберегаются местными хранителями традиций, которые с неприязнью, если проявляется интерес к их собакам, относятся к инородцам и даже соседям. В какой-то степени это закономерно, ведь охота - это страсть, когда-то жизненно важный промысел и часть быта киргизов, разрушаемые железным конем цивилизации. У себя на родине этих собак не продают за деньги, а дарят родственникам и друзьям. И хотя его феноменальные способности промысловика находят все меньшее применение, это действительно драгоценный подарок. Тайган обладает магическим обаянием в общении с человеком, а его своеобразная и декоративная внешность отвечает самым изысканным вкусам.

1 сентября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 2682      

Другие статьи из этой рубрики

А.М. Мокеев. О локализации алтайских киргизов в IX—XIV веках

В целом, как показывают результаты многолетних исследований ленинградского археолога Д. Г. Савинова, посвященные этнокультурным процессам, происходившим на всей территории енисейских киргизов после их выхода на историческую арену Центральной Азии, в это время сама культура енисейских киргизов претерпела определенные изменения за счет адаптации к культурным особенностям местных племен. На основании тщательного изучения этих особенностей Д. Г. Савинов выделил несколько локальных вариантов культуры енисейских киргизов IX—X вв.: минусинский, тувинский, красноярско-канский, прибайкальский, алтайский и восточно-казахстанский. По мнению Д. Г. Савинова, именно алтайский и восточно-казахстанский варианты культуры енисейских киргизов, которые сложились в результате длительных этнокультурных связей, прежде всего между енисейскими киргизами и кимаками в IX—X вв., имеют непосредственное отношение к материальной культуре тянь-шаньских киргизов. Эти выводы Д. Г. Савинова полностью согласуются с сообщениями письменных источников.

З.К. Дербишева. «Философия кыргызов через призму языка» (статья первая)

Язык является неотъемлемой частью этноса, его главным атрибутом. Язык создает неповторимый и адекватный образ этноса. В лингвистической традиции долгое время язык интересовал нас как средство коммуникации и как особая знаковая система условных единиц. Однако с активизацией этнолингвистического и лингвокультурологического вектора исследований в современном языкознании, язык стал также рассматриваться как ментальный "портрет" этноса, который эксплицирует его языковое мировосприятие, вербально аккумулирует духовный и материальный опыт народа.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 
Купить огнетушитель купить, продажа огнетушителей www.unfire-shop.ru.