Статьи
 

© А.В. Соломин

Происхождение тунгусского князя Гантимура по данным ономастики.

Оригинальная версия: Генеалогический вестник. № 45. СПб., 2012.

Одним из основных вопросов этнической истории Восточного Забайкалья и истории русско-китайских отношений остаётся вопрос происхождения князя Гантимура – ключевой фигуры в региональных событиях XVII века. Во всех российских официальных документах вплоть до советского времени князь и его потомки именуются конными тунгусами, т.е. эвенками. Более того, тунгусами было названо всё подвластное Гантимуру население: эвенкийское племя нелюдов и многочисленные роды пашенных дауров Верхнего Амура[1].

Источники XVII столетия упоминают Гантимура либо как тунгусского, либо как даурского князя. Мнения учёных также разделились. Г. Ф. Миллер считал его тунгусом рода Дуликагир[2]. К этому же роду причислял князя В. А. Туголуков, называя его "одаурившимся"[3]. С ними солидарны современные исследователи А. Р. Артемьев[4] и Ф. Ф. Болонев[5]. Согласно Е. Н. Широкогоровой Гантимур был тунгус или даур рода Баягир[6]. Дауром же его считали Л. И. Шренк[7], С. К. Патканов[8], Д. Г. Дамдинов[9], А. Х. Элерт[10]. Высказывались также единичные мнения о том, что князь был монголом и даже маньчжуром.

Интрига данного вопроса заключается не в титуле владельца: Гантимура в равной степени можно назвать и тунгусским, и даурским князем, т.к. ему подчинялись представители обоих народов. Суть дискуссии состоит в этнической принадлежности и региона происхождения предков князя: маньчжуроязычных эвенков сибирской тайги или родственных монголам степных дауров.

Мировая практика на примере исследования русской династии Рюриковичей, молдавской Басарабов или болгарской Асеней, когда нет полной уверенности в данных об их истоках, часто берёт на вооружение лингвистический анализ личных имён первых представителей и топонимов, связанных с данным родом.

Касательно династии тунгусских князей, то в ней известны нехристианские имена пяти первых поколений[11]. Некоторые из них являются традиционными, т.е. встречаются несколько раз. Единообразие списка имён может служить подтверждением родства двух фамилий.

В первом поколении источники сообщают нам только одно имя – Елей. Оно монгольского происхождения. Относящееся к этому поколению имя отца Гантимура является нарицательным: в переводе опять-таки с монгольского оно означает "младший хан".

Второе поколение, к которому принадлежал сам Гантимур, представлено семью именами: пятью монгольского происхождения (Гантимур, Алака, Жолтуктай, Бандуктай и Бокой) и двумя тунгусского (Катана и Оропей).

В третьем поколении известно пятнадцать имён: десять монгольских (Елей, Алака, Токултай, Андуган, Акша, Топугар, Чаржи, Дарбагар, Адусан и Щолгода) и пять тунгусских (Катана, Алагул, Амбул, Андгур и Улегур).

Четвёртое поколение состоит из девятнадцати имён: семи монгольских (Алдар, Чанбон, Горто, Джирмудай, Нотур, Онодой и Ширадан), девяти тунгусских (Бишекчи, Бишенга, Типканча, Еренча, Амачи, Амирутак, Чигней, Топчилту и Тыкей); также впервые отмечается бурятское влияние, проявившееся в именах Чекулай, Давайла и Юпгула.

Наконец, среди немногочисленных Гантимуровых пятого поколения, которые ещё не приняли крещение, известны носители трёх монгольских (Галдамба, Цокту и Занба) и трёх тунгусских имён (Даванча, Кучерга и Ануща).

Советский монголовед Г. М. Василевич при описании антропонимии жителей Забайкалья отмечает, что у каждого народа кроме имён, образованных при помощи суффиксов, свойственных их языкам, имеются и другие[12]. Тем не менее, исходя из приведённого выше материала, налицо пропорциональное уменьшение монгольских имён по отношению к тунгусским от поколения к поколению. Вероятнее всего, предки Гантимура были монголоязычны. В свете подобной тенденции невольно вспоминается аналогия с первыми князьями из династии Рюриковичей. Они и их родственники вплоть до князя Святослава носили исключительно варяжские имена, но под влиянием культуры подвластного им народа перешли на славянскую антропонимию.

Принимая во внимание данный факт, следует согласиться, что Гантимур был этническим дауром. Современная китайская историография видит в даурах прямых потомков киданей. Во многих работах цитируются письменные источники, в которых сами дауры называют себя потомками Великой Ляо и киданьских императоров в частности[13]. В наименовании дауров многие учёные видят "дахэ" - имя одного из правящих кланов киданей. Российские же исследователи связывают этногенез этого народа с восточными монголами XIII века[14], что немногим отличается от позиции китайской науки.

Первым достоверно известным представителем рода, к которому принадлежал Гантимур, был Елей. Венгерский монголовед К. Ураи-Кёхальми упоминает его в связи с событиями 1637 г., когда хамниганы северных склонов Большого Хингана подчинились маньчжурам, но их князю Елею удалось убежать, прихватив с собой лошадей и украшения[15]. Хамниганы, по справедливому утверждению исследовательницы, представляют собой слившуюся из различных тунгусских и монгольских элементов этническую группу[16]. Однако нельзя согласиться с тем, что главенствующую роль в этом конгломерате играли тунгусы. Лицом, объединившим хамниган в единое целое, скорее всего, был один из даурских князей, возможно, сам Елей – дядя или отец Гантимура. По крайней мере, с именем отца Гантимура связывает подчинение ему эвенков одно эвенкийское предание[17]. Во время правления великого хана Тумэн-Дзасагту (1557-1592) хамниганы к востоку от Халхи ещё не упоминаются в отличие от народов трёх различных языков: джурчэд (чжурчжэни), нелигуд (нелюды) и дагигур (дауры), с которыми он воевал[18].

Первоначально племенной союз включал в себя непосредственно дауров верховий Амура (Шилки и Аргуни) и присоединившееся к ним тунгусское племя нелюдов (нелюлей), состоящее из нескольких родов. Первенствующими среди этих родов были Дуликагир, Колтагир и Баягир[19]. С. К. Патканов отмечал, что "до прихода русских почти все тунгусы по Шилке и Амуру были подвластны даурам"[20]. По словам самого Гантимура "он и прародители его родились на Нерче" (приток Шилки)[21].

Родина нелюдов находится значительно севернее Даурии – на правом берегу среднего течения Лены, откуда их и некоторые другие родственные им тунгусские племена вытеснили в XV-XVI вв. якуты, двигавшиеся вдоль течения этой реки. В результате постепенного переселения на юг нелюды восприняли степную культуру и перешли от таёжно-охотничьего промысла к табунному скотоводству. Подчинив нелюдов, дауры образовали племенное объединение хамниган. Это название, вероятно, сначала было экзоэтнонимом. Так стали именовать новое сообщество маньчжуры. В маньчжурском языке есть термин, исходя из которого можно объяснить значение данного этнонима. Это слово kamni – "узкий проход между горами, ущелье, горная теснина"[22]. Подобная этимология объясняется сообщением 1637 г., где сказано, что они жили тогда в гористых, скалистых местах. Вопрос только в том, с какого времени имя хамниган стало самоназванием. Скотоводство обеспечило гораздо более благоприятные условия жизни. В результате произошло резкое увеличение численности тунгусских родов[23]. Поэтому в дальнейшем в монгольском и бурятском языках это слово стало употребляться для названия других эвенков со значением "эвенки вообще"[24].

Со временем даже сам Гантимур причислил себя к сильнейшему среди нелюдов роду Дуликагир (по-монгольски "Дулигат"). На то, что он не принадлежал к нему изначально прямо указывает в своей работе Д. Г. Дамдинов, ссылаясь на данные фонда Урульгинской степной думы. В них сказано, что Дулигатский род подразделяется внутри себя на два ответвления: ноён дулигатский (или Гантимуров дулигатский) и домоев дулигатский. При этом домоево-дулигат считался коренной группой, а ноён-дулигат – недавно зачисленной[25]. Этот же исследователь отмечает, что до принятия христианства Гантимуровы были ламаистами и даже после крещения в их семье долго хранились буддистские изображения и очень редкая книга на тибетском языке[26]. Данное обстоятельство говорит не в пользу их тунгусского происхождения. Ещё одним доказательством монголоязычности ранних правителей хамниган может служить сообщение маньчжурского официального документа "Описания о славных делах и знатных заслугах", где упоминаемый выше Елей называется "монгольским старшиной"[27].

Если вернуться к антропонимии гантимуровского рода, то, как выше было упомянуто, некоторые из имён встречаются несколько раз. Это три родовых имени – Елей (Еля), Алака (Лаки) и Катана. Из них первое и второе наиболее интересны. Примечательно их фонетическое соответствие именам представителей императорского рода Елюй из племени Ила, правившего киданями с 907 по 1213 гг. Несмотря на то, что имена киданей переданы в китайской транскрипции, а имена родственников Гантимура известны в основном из русских источников, часто искажавших оригинальное звучание, тем не менее, налицо ряд параллелей.

Елей может соответствовать наименованию киданьского рода Елюй. Лаки – имени Лагэ, которое носил младший брат основателя династии Ляо Елюя Амбагая. К ним можно добавить имена Андуган (Аньдуань) и Адусан (Иньдиши). Что же касается имени Гантимур (по-монгольски "внутренне железный", "стойкий"), которое встречается один раз у монгольских Чингизидов (Гун-Тэмур – великий хан в 1400-1402 гг.), то это имя является одним из самых распространённых среди монголов и не может служить основанием причисления Гантимуровых к прямым потомкам Чингисхана.

На территории Восточного Забайкалья расположен комплекс памятников киданьской эпохи (X-XI вв.), т.н. "Вал Чингисхана" - древнее фортификационное сооружение, состоящее из вала, рва и системы городищ. Любопытно, что местное население связывает вал с именем основателя Монгольской империи, либо с князем Гантимуром[28].

Приведённые в статье доводы подтверждают точку зрения о даурском происхождении князя Гантимура и открывают новую историческую связь между российским княжеским родом и родом правителей киданей. Вероятно, Гантимуровы являются потомками одной из младших ветвей фамилии императоров Ляо. Правители "Железной империи" из рода Елюй, истребив предшественников, ставили подвластные регионы под власть своих однородцев. Возможно, в район северных склонов Большого Хингана также был направлен родственник царствующей фамилии. После падения империи в 1125 г. чжурчжэни так и не смогли подчинить большую часть монголоязычных племён Северной области государства Ляо. Эти племена в основном оставались независимыми вплоть до завоевательных походов Чингисхана. При монголах правители покорившихся им народов чаще сохраняли свою власть, обязуясь платить налоги и созывать ополчение. Потомки киданей, как и большинство монголов, сильно пострадали во время антимонгольского Восстания Красных повязок (1351-1368), но это утверждение справедливо лишь в отношении коренных китайских земель. Империя Мин (1368-1644) так и не смогла установить контроль над большей частью Маньчжурии, в том числе и над даурами. Их потомки хамниганы вновь были "открыты" только в цинскую эпоху.

Библиография:   

[1] Яковлева П. Т. Первый русско-китайский договор 1689 года.- М., 1958.- С.33.

[2] Элерт А. Х. Новые материалы к биографии тунгусского князя Гантимура // Проблемы истории, русской книжности, культуры и общественного сознания.- Новосибирск, 2000.- С.418.

[3] Туголуков В. А. Конные тунгусы (Этническая история и этногенез) // Этногенез и этническая история народов Севера.- М., 1975.- С.101.

[4] Артемьев А. Р. Формирование региональной элиты в имперской России на примере эвенкийских князей Гантимуровых в Забайкалье (вторая половина XVII-начало XX вв.) // Пути познания истории России: новые подходы и интерпретации.- М., 2001.- С.145.

[5] Болонев Ф. Ф. "Не жесточью, а ласкою": отношение русских властей к эвенкийскому роду Гантимуровых в XVII-XIX вв. // Этнокультурное взаимодействие народов Евразии.- Новосибирск, 2002.- С.30-37.

[6] Широкогорова Е. Н. Северо-Западная Маньчжурия (географический очерк по данным маршрутных наблюдений) // Учёные записки Историко-филологического факультета в г. Владивостоке.- Т.1, отд.1.- Владивосток, 1919.- С.115.

[7] Шренк Л. И. Об инородцах Амурского края.- Т.1.- СПб., 1883.- С.177.

[8] Патканов С. К. Опыт географии и статистики тунгусских племён Сибири (на основании данных переписи населения 1897 г. и других источников).- Ч.1, вып.2.- СПб., 1906.- С.22, 204.

[9] Дамдинов Д. Г. О предках Гантимуровых (титулованных князей и дворян по московскому списку).- Улан-Удэ, 1996.

[10] Элерт А. Х. Новые материалы… С.418.

[11] Материалы комиссии для исследования землевладения и землепользования в Забайкальской области под председательством статс-секретаря Куломзина.- вып.5.- СПб., 1898.- приложения.- С.20; Паршин В. П. Поездка в Забайкальский край. История города Албазина.- Ч.2.- М., 1844.- С.207.

[12] Василевич Г. М. Антропонимы и этнонимы у народов Уральской и Алтайской семей, расселённых в Сибири (опыт картографирования) // Проблемы картографирования в языкознании и этнографии.- Л., 1974.- С.297.

[13] Болотин Д. П. Этногенез дауров // Cultural exchange in East-sea and the Primorye region of Russia. Busan, 2008. P.565-566.

[14]Там же. P.566-571.

[15] Ураи-Кёхальми К. Ещё раз к вопросу о происхождении хамниган // Краткие сообщения Института народов Азии.- Т.83.- М., 1964.- С.162.

[16] Там же.- С.161.

[17] Фольклор эвенков Прибайкалья.- Улан-Удэ, 1967.- С.128.

[18] Ураи-Кёхальми К. К вопросу об образовании кочевых государств (на материалах даурской племенной конфедерации XVII в.) // Урало-алтаистика: Археология. Этнография. Язык.- Новосибирск, 1985.- С.128.

[19] Там же.- С.127.

[20] Патканов С. К. Опыт географии… С.22, ?204.

[21] Русско-китайские отношения в XVII веке.- Т.1 (1608-1683).- М., 1969.- С.498.

[22] Туголуков В. А. Конные тунгусы… С.110.

[23] Ураи-Кёхальми К. К вопросу об образовании кочевых государств… С.128-129.

[24] Там же.

[25] Дамдинов Д. Г. О предках Гантимуровых… С.54, 57, 60.

[26] Там же.- С.55, 77.

[27] Обстоятельное описание происхождения и состояния Маньчжурского народа и войска, в осми знамёнах состоящего.- Т.10.- СПб., 1784.- С.63-64.

[28] Широкогорова Е. Н. Северо-Западная Маньчжурия… С.115.

23 января 2013      Опубликовал: admin      Просмотров: 5102      

Другие статьи из этой рубрики

Д. П. Никольский. О чукчах Колымского округа

Сибирь, можно сказать, область инородческая; здесь целый конгломерат различных инородческих групп, рассеянных на громадном пространстве. Некоторые из этих народностей постепенно уже сходят со сцены, т. е. вымирают под влиянием неблагоприятных для них условий; иные, сливаясь с другими народностями, мало-помалу утрачивают свои национальные черты и физические свойства и в конце концов также теряются в массе. Среди всех этих народностей видное место, по занимаемому пространству, а также и сохранившимся некоторым национальным чертам, принадлежит чукчам, подробным исследованием которых в Якутской обл. занимались некоторые из членов особой экспедиции, снаряженной на средства И. М. Сибирякова. Таким исследователем был В. Г. Богораз. представивший интересный отчет о чукчах Колымского округа. Хотя лнтература об этом народе довольно обширна, но тем не менее исследование автора дают много нового и поучительного, затронувшего такие стороны чукчей, которые не были еще исследованы.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте | баннеры сайта