1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



E.И. Кычанов. Кешиктены Чингис-хана (о месте гвардии в государствах кочевников)

3.C. 150

главе о расстановке войска для битвы с Джамухой. Турхауты, по свидетельству "Тайной истории", были в дочингисову эпоху при тайчиудском Таргутай-Кирилтухе, а у кереитского Ван-хана в 1203 г. имелась "тысяча турхаутов". Вероятно, кешик было общим наименованием гвардии, которая по роду службы делилась на дневную стражу — турхаутов и ночную стражу — кебтеулов.

Первыми гвардейцами Чингис-хана были его нукеры. "Во времена Тай-цзу, — сообщается в "Юань ши", — Мухуали, Чилаовэнь, Борху и Борчжу составляли четыре цесе (кешик) для того, чтобы командовать цеседай (кешиктенами) и поочередно служить в гвардии императора" [Юань ши, цз. 99, л. 1а]. Четверо этих нукеров звались "четырьмя героями" (дэрбэн кюлюд). "Тай-цзу приказал им, передавая эту власть по наследству, командовать четырьмя цесе. Цесе означает "гвардия, которая служит поочередно" [Юань ши, цз. 99, л. 1а].

Из первых гвардейцев и нукеров Чингис-хана формировался и первый аппарат управления его улуса. Это происходило в начале 80-х годов XII  в., точная дата создания первого улуса Чингис-хана неизвестна, она восстанавливается приблизительно в зависимости от того, какой год считать годом его рождения (точный год рождения Чингисхана тоже неясен). Из своих гвардейцев и нукеров Чингисхан назначает управляющих ханским имуществом, ханским столом, конюших, лиц, ведающих перекочевками аурука (орды) и управляющих пастбищами, "мечников", исполнявших полицейские функции, гонцов и т.п. [Козин, 1941, с. 108—110]. В это же время формируется и первая гвардия Чингисхана — 80 кебтеулов и 70 турхах-кешиктенов [Козин, 1941, с. 108]. По реформе 1203 г. в гвардию зачислялись "самые способные и видные наружностью сыновья и младшие братья нойонов-тысячников и сотников, а также сыновья людей свободного состояния (углу дурайн)" [Козин, 1941, § 191]. Особый отряд гвардии составила "тысяча богатырей". Командовал гвардией командир с титулом черби.

После великого курултая 1206 г. гвардия была значительно увеличена и получила дополнительное оформление своего статуса. Сменная гвардия кешиктенов отныне составляла тьму. Было подтверждено, что гвардия вербуется из сыновей и младших братьев нойонов, сотников и тысячников, "достойных, — как говорилось в указе Чингиса, — состоять при нас как по своим способностям, так и по выдающейся физической силе и крепости". Каждый, направлявшийся на службу в гвардию, имел при себе обслугу: его сопровождали друзья, дружина и, часто, младший брат. Нукеров-друзей при сыне тысячника должно было быть десять человек, при сыне сотника — пять человек, при сыне десятника и прочих людях (так называемых людях свободного состояния) — по три человека. Уровень этой своеобразной обслуги, число нукеров-друзей четко определяли социальный статус гвардейца. Тьма была поделена на две части — 8 тысяч гвардейцев составили корпус турхаутов,  2 тысячи — корпус кебтеулов.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9  Вперед
9 декабря 2009      Автор: admin      Просмотров: 16933      

Другие статьи из этой рубрики

Заур Гасанов. Шаманистические обряды и атрибуты в археологии Украины, Венгрии и Азербайджана в период поздней бронзы и раннего железа (мировоззрение киммерийцев)

В письменных источниках нет информации о мировоззрении и верованиях киммерийцев. Исходя из этого, надежным источником определения киммерийской системы верований и обрядов надо считать археологические данные. Наряду с этим, для определения мировоззрения киммерийского этноса и их обрядов могут быть привлечены и материалы скифских обрядов и верований, поскольку, по мнению исследователей, киммерийцы и скифы, скорее всего, соответствовали друг другу в образе жизни, языке и мировоззрении.

Б.Д. Цыбенов. Даурские роды в XVII в.

В начале XVII в. дауры населяли обширную территорию от Еравнинских озер и верховьев Витима на западе до притока Амура в среднем течении – р. Буреи на востоке (ныне Бурейский район Амурской области); на севере доходили до устья притока Алдана – р. Амга (совр. Республика Саха-Якутия), на юге граница проходила по правому берегу Амура, в районе притоков – Кун и Букур (северная часть провинции Хэйлунцзян КНР). В Восточном Забайкалье, помимо эвенкийского окружения, с юго-запада, с даурами, возможно, поддерживали связи племена и объединения монгольского происхождения (табангуты, хори). Амур в верхнем течении на всем протяжении (около 900 км.) был естественной границей между даурами и этнотерриториальным объединением монголов – хорчинов, в состав которых входили кереиты, солонгуты и ряд других монгольских племен [21, c. 23]. Отдельные группы дауров, проживавшие на правом берегу Амура, находились с ними в непосредственных контактах. На юге и востоке даурские земли соприкасались с территорией маньчжурских племен, а северными соседями были эвенки-орочоны. Отметим, что дауры различали эвенков по хозяйственно-культурному типу: хонкор (онкор) – скотоводы и земледельцы и орчен – оленеводы. Первые проживали в соседстве с даурами, в некоторых местах наблюдается чересполосное расселение. В целом, тунгусо-маньчжурские элементы приняли немалое участие в формировании даурской народности. Об этом свидетельствуют данные материальной и духовной культуры, заимствования в языке. К тотемным культам, по всей вероятности, тунгусо-маньчжурских народов, относится почитание даурами медведя, как первопредка [пма, инф. И Сун]. Имеются сведения об эвенкийских родах, связанных с даурами кровными узами. Их называют "таараалеэ", производное от корня "таар", имеющего следующие значения: 1) "дети братьев матери"; 2) "дети сестер отца" [пма, инф. Э Жуйфу].

Пастухов А.М. Цинские войска в кампаниях 1756-1757 гг. против казахов Среднего Жуза

Успешные действия цинских войск в Джунгарии в 1755-1757 гг. сделали возможным развитие цинской экспансии как на запад, в земли, населенные казахами, так и на юг – в Уйгурию, и юго-запад – в земли киргизов и памирские феодальные владения. При этом необходимо отметить, что все цинские операции в этой войне проводились весьма небольшими, по сравнению с размахом театра военных действий, силами. Так, в первом походе на Джунгарию весной 1755 г. участвовало всего около 50 тыс. воинов, действовавших по двум направлениям [1]. В дальнейшем крупными войсковыми соединениями считались отряды в 7-10 тыс. воинов. И лишь для разгрома Яркендского ханства вновь потребовалось выставить в поле армию в 20 тыс. воинов [2]. Таким образом, грандиозные завоевания, гордится которыми Цины не переставали и в первой половине XIX в., были произведены относительно небольшими силами в течение очень незначительного промежутка времени. В чем же крылся секрет успеха цинского оружия?
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов