1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



E.И. Кычанов. Кешиктены Чингис-хана (о месте гвардии в государствах кочевников)

4.С. 151

Половину кебтеулов составляли лучники. Кебтеулы были отрядом избранных среди прочих гвардейцев. "Кебтеулы заведуют хранением знамен, барабанов, пик, посуды и утвари, а также распоряжаются мясом для поминальных тризн. Они же хранят дворцовые юрты-телеги.  ... Распорядители кочевьями из числа кебтеулов отводят места для стоянки двора государева" [Козин, 1941, с. 196].

В известной мере служба в гвардии являлась и системой заложничества. Не случайно позже в монгольском языке слово турхах приобрело значение "заложник". Однако служба в гвардии являлась огромной привилегией, ибо гвардейцы полагались "блаженством" Чингиса, его личной охраной. Располагаясь вокруг ставки хана, точнее, его места пребывания в ставке, кебтеулы "имели особое наблюдение" за дверьми ханской юрты.  Гвардейцы не подлежали наказанию обычным судом. "О привлечении виновных к ответственности они  (командиры гвардии. — Е.К.)  обязаны представлять нам. Мы сами покараем смертной казнью тех, кто повинен смертью, и подвергнем домашнему наказанию тех, кто его заслужил" [Козин, 1941, с. 197]. Гвардейцу за неявку на службу в первый раз полагалось три палочных удара, во второй раз — семь ударов, в третий раз — 37 ударов и изгнание из гвардии [Козин, 1941, с. 196]. Уже после смерти Чингис-хана Угэдэй постановил:  "Мой кешиктен по положению своему выше армейского нойона-тысячника, а коточин — оруженосец кешиктена выше армейских нойонов — сотников и десятников"  [Козин, 1941, с. 197]. И после перестройки аппарата управления монгольского государства во многом по китайскому образцу, подчинения армии Тайному совету (Шумиюань)  гвардия продолжала оставаться воинским формированием, наиболее близким хану и заслуживающим наибольшего доверия с его стороны. Профессор Сяо Цицин прямо указывает, что гвардейцы монгольского хана были одними из видных представителей господствующего класса монгольского общества  [Сяо Цицин, 1978, с. 37].

Раняя монгольская государственность не знала разделения функций охраны ханской ставки, управления двором хана и управления государством  [Кычанов, 1974, с. 169—170; Кычанов, 1986, с. 96; Сяо Цицин, 1978, с. 40]. При Чингис-хане и незначительное время после его смерти кешиктены были как бы центральным органом управления государством. Из гвардии было преобладающее число чиновников государственного аппарата. Из кешиктенов был Сира Огул, писец-бичечи, получивший должность около 1206 г., по своим функциям — государственный секретарь. Бичечи позже был знаменитый Елюй Чуцай. При Угэдэе из кешиктенов был Эльчидай, один из четырех "ака", первых министров страны. Кешиктены Онгур и Борул после 1206 г. стали выполнять обязанности борчи, людей, ответственных за стол хана. Кебтеулам доверили ханскую казну. В их ведении были "дамы двора" и все домочадцы хана. Делами ханского Двора ведал Додай-черби. Он же "заведовал всеми окружающими дворец кешиктенами-турхаутами, дворцовыми

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9  Вперед
9 декабря 2009      Автор: admin      Просмотров: 19657      

Другие статьи из этой рубрики

Л.Н. Гусева. Левосторонний запах одежды чжурчженей

Любой народ на протяжении веков создаёт стереотип своей уникальной культуры. Одним из его компонентов является одежда (12, с. 107). Перед нами поэтому встала задача — изучить одежды тунгусо-маньчжурского населения на Дальнем Востоке в средние века, используя при этом археологические, этнографические и письменные источники. Задача эта очень трудная, поскольку сама одежда, если и сохранилась, то в редких случаях. Зато при раскопках археологических памятников обнаружены наборные пояса, пуговицы, украшения, бронзовые фигурки человечков.

Ж.М. Сабитов. Аноним Искандара как генеалогический источник

Аноним Искандара попал в поле зрения историков одним из первых, на его основе строились дальнейшие исследования истории Золотой Орды. В 1894 году вышел справочник Лэн Пуль-Стэнли "Мусульманские династии", где на основе Анонима и зависящих от него источников был сделан вывод о принадлежности Уруса и Тохтамыша к дому Орды, Тимур-Кутлук был отнесен к дому Уруса (на основании Анонима). Со временем и открытием и переводом новых источников (Нусрат-наме, Муизз ал Ансаб, Чингиз-наме), принадлежность Уруса к дому Орды становилась не столь бесспорной, как считалось раньше. Сейчас вышло огромное количество новых источников, которые могут дать новый взгляд на старый источник. Нашей задачей в данном исследовании будет сравнение генеалогий из Анонима с новыми источниками, которые были введены в науку гораздо позднее Анонима.

Г.Г. Пиков. О «кочевой цивилизации» и «кочевой империи». Статья вторая: «Кочевая империя»

В статье представлен анализ понятия "кочевая империя" и ряда ее признаков. Кроме того, автор делает попытку определить ее место не только в этнополитической, но и культурной истории Евразии. Кочевые империи рассматриваются как восточноазиатский феномен и признак наивысшего этапа развития кочевой цивилизации.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов