1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



E.И. Кычанов. Кешиктены Чингис-хана (о месте гвардии в государствах кочевников)

7.C. 154

которые помогли лично Чингис-хану и его клану создать улус.  "Я хочу, — говорил Чингис, — высказать свое благоволение и пожаловать нойонами-тысячниками тех людей, которые потрудились вместе со мной в создании государства"  [Козин, 1941, с. 158]. Реально число тысяч должно было быть большим, чем 95, поскольку в "Сокровенном сказании" не перечислены тысячники из "лесных народов", предков ойратов, бурят, других монгольских и тюркских народов, проживавших в южной части таежной зоны и по соседству с ней — территорий, также вошедших в улус Чингис-хана. Тысячники осуществляли на местах военно-административную власть, управляя вверенными им людьми и территориями, выделяя на службу хану по его требованию воинов из числа местного населения, заботясь об обеспечении этих воинов конями и амуницией, они собирали с местного населения налоги, отвечали за исполнение на вверенной им территории почтовой повинности (ула), обеспечивали нужды гонцов с пайцзой. По подсчетам Сяо Цицина, из числа 88 тысячников, упоминаемых в текстах в годы царствования Чингис-хана, 28 были его нукерами или кешиктенами, некоторое количество тысячников были братьями или старых нукеров Чингис-хана, или его кешиктенов [Сяо Цицин, 1978, с. 36]. Если темник или тысячник погибал на поле боя, его должность и чин получал наследник. Должность и чин не наследовались, если темник или тысячник умирали своей смертью или были переведены на другую должность.

Таким образом, гвардия Чингис-хана была хотя и воинским формированием, но формированием, которое далеко не ограничивалось исполнением только одной функции — охраны особы государя. Гвардейцы-кешиктены были и администраторами монгольского государства, при этом на первых этапах его существования их роль в администрации была решающей. Представляя военную и гражданскую власть одновременно, часто — в одном лице, кешиктены в то же время являлись заложниками при дворе тех военных и гражданских (также в одном лице) администраторов на местах, каковыми в государстве Чингис-хана были темники и тысячники. Молодой человек, как правило, сын темника, тысячника или сотника, прибыв ко двору и неся при дворе постоянную службу, являлся достаточно надежным гарантом лояльности своего отца к хану, так как всегда был под рукой у последнего. С другой стороны, часть военно-гражданских администраторов на местах была из числа бывших нукеров и гвардейцев хана, связанных с ним личной привязанностью к его особе, и это, безусловно, обеспечивало дополнительную прочность власти на местах.  Гвардия монголов родилась из нукерства, дружины хана, из молодых воинов, лично преданных хану и со службой у него связывающих всю свою будущность. Своеобразной клятвой верности нукеров друг другу являлся—обычай побратимства  (анда), известный, кстати, еще у скифов. Служба хану со стороны нукера приравнивалась к службе рабской. Отдавая одним из первых

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9  Вперед
9 декабря 2009      Автор: admin      Просмотров: 20899      

Другие статьи из этой рубрики

Александр Юрченко. Клятва на золоте: тюркский вклад в монгольскую дипломатию

Ритуал клятвы относится к культурным универсалиям. Видов клятв и вариантов их реализации ограниченное число. Клятва на золоте, как и большинство сюжетов, связанных с реалиями повседневной жизни в Монгольской империи, редко привлекает внимание исследователей. Остается неизвестным, каким образом монгольские ханы предоставляли гарантии безопасности иноземным правителям, требуя их прибытия на курултаи. Как создавалась атмосфера доверия, предшествовавшая непосредственной встрече высоких сторон? Широкие контакты, которые Монгольская империя навязывала сопредельным и зависимым от нее странам, как правило, имели целью создание военных союзов. То же самое относится к взаимоотношениям различных кланов Чингизидов. Во всех этих случаях использовалась клятва на золоте. В персидских источниках монгольского времени ритуал фигурирует под образным выражением "съесть золото" и, видимо, в силу известности содержание ритуала не раскрывается. Наша задача — раскрыть суть этого инструментария. История клятвы такова.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов