1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



E.И. Кычанов. Кешиктены Чингис-хана (о месте гвардии в государствах кочевников)

8.С. 155

Чингису в нукеры своих детей,  будущих видных сановников государства Мухали и Буха,  Гуун Ува говорил:  "Да будут они рабами у порога твоего!"  [Козин, 1941, с. 114]. Эти слова не следует понимать буквально, они лишь свидетельство тому, что служба хану воспринималась как зависимость, определенные обязательства, взятые или по собственному почину при поступлении на службу, или, как в данном случае, по приказанию отца. Отношения хан - нукер проецировались и на отношения хан - кешиктен. Именно массовая личная преданность кешиктенов  (турхаутов и кебтеулов) хану определяла и доверие к ним, и то, что они благодаря этому занимали ключевые посты в государстве. Но дело было не только в этом.

Военно-административная система, сращение в аппарате управления государством военного и гражданского начал, являлась примечательной и всеобщей особенностью аппарата управления кочевых государств. Эту систему, основанную на десятеричном членении, мы находим у гуннов, жуань-жуаней, тибетцев, чжурчжэней. Десятки, сотни, тысячи и тьмы были административными единицами многих кочевых государств, административными единицами, включающими такое количество людей, которое часто, в известной мере приближенно, в случае необходимости могло бы выставить 10, 100, 1000 или 1 0 000 воинов. Самообеспечение отправляющегося на службу воина (конь, снаряжение, сопровождающие его служащие вспомогательных войск)  было характерной чертой этой системы.  Эта система хорошо сочеталась с родо-племенным и так называемым вторичным родо-племенным делением, легко инкорпорируя его в свой состав. Это была система государственных органов, связанных иерархической подчиненностью, аппарат управления, располагавший средствами для обеспечения выполнения его властных решений. Десятники, сотники, тысячники, темники являлись лицами, целиком занятыми делами управления. Нукеры, гвардейцы-кешиктены,  безусловно, сохраняли связь со своими первоначальными родо-племенными объединениями или объединениями, имевшими родо-племенное оформление, но их связь с ханом и государством была уже более прочной. Власть военных — столь же древняя, сколь древним является само государство как механизм управления. В наше время приход к власти военных означает слабость государственного механизма, его неспособность управлять обществом без насилия.  Было ли то же самое в кочевых государствах, в государстве Чингис-хана? В подавляющем большинстве государств обязанный службой здоровый мужчина был одновременно и воином. Но не везде и далеко не всегда воин был связан постоянно с оружием и конем, этим главенствующим оснащением всех армий, древности и средневековья вплоть до недавнего времени. Кочевник был теснее, чем житель оседлого государства, связан с конем, в том числе и специальным боевым конем. Он приходил на службу с конем и оружием, а не получал их с казенных складов и конских заводов. Это являлось характерной достопримечательностью

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9  Вперед
9 декабря 2009      Автор: admin      Просмотров: 18904      

Другие статьи из этой рубрики

Г.Г. Пиков. Памяти хана Кучлука (из истории становления Монгольской империи)

Одним из этих персонажей стал хан Кучлук, с именем которого до сих пор употребляются такие эпитеты, как "бездарный", "злокозненный", "злодей", "авантюрист", "узурпатор", "враг Ислама" и т. п. Считается до сих пор, что "этот дикий потомок алтайских кочевников не обладал ни единым качеством, сколь-либо полезным для управления тюрками, в значительной мере уже оседлыми". Если учесть, что самому Кучлуку так и не было дано ни единой возможности высказаться в свою защиту (нет ни одного сочинения, где бы он рассматривался как фигура положительная), то все обвинения в его адрес можно рассматривать как результат очень мощной пропагандистской кампании, проведенной против него фактически объединенными силами монгольских и мусульманских историков XIII в. и доверия к этим оценкам, существовавшего на протяжении последующих столетий как в Азии, так и в Европе. В данной статье и делается попытка рассмотреть место мятежного хана в сложнейшей истории становления мощной монгольской империи, не уходя в другую крайность – идеализацию личности Кучлука.

Д. П. Никольский. О чукчах Колымского округа

Сибирь, можно сказать, область инородческая; здесь целый конгломерат различных инородческих групп, рассеянных на громадном пространстве. Некоторые из этих народностей постепенно уже сходят со сцены, т. е. вымирают под влиянием неблагоприятных для них условий; иные, сливаясь с другими народностями, мало-помалу утрачивают свои национальные черты и физические свойства и в конце концов также теряются в массе. Среди всех этих народностей видное место, по занимаемому пространству, а также и сохранившимся некоторым национальным чертам, принадлежит чукчам, подробным исследованием которых в Якутской обл. занимались некоторые из членов особой экспедиции, снаряженной на средства И. М. Сибирякова. Таким исследователем был В. Г. Богораз. представивший интересный отчет о чукчах Колымского округа. Хотя лнтература об этом народе довольно обширна, но тем не менее исследование автора дают много нового и поучительного, затронувшего такие стороны чукчей, которые не были еще исследованы.

Заур Гасанов. От шаманистической мифологии до тюркского эпоса Кёроглы (и мифа о происхождении скифов от Геракла)

При исследовании различных версий эпоса "Кёроглы" нам удалось обнаружить параллели между сюжетом эпоса и мифом о "происхождении скифов от Геракла". Хотелось бы отметить, что мы не привлекали к исследованию образа скифского Геракла греческие мифы о Геракле. Хотя миф о происхождении скифов от Геракла был рассказан Геродоту эллинами, проживающими в Северном Причерноморье у нас есть все основания полагать что данный миф относится к киммерийско-скифской мифологии, поскольку, во первых данный миф прослеживается в греческих источниках лишь в связи с упоминаниями о скифах. Во вторых, сюжет о поясе Геракла с висящей на застежке золотой чаше находит свое археологическое подтверждение в скифском кургане Аржан 2.[
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов