1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Леонид Бобров. Защитное вооружение среднеазиатского воина эпохи позднего средневековья

10.Боевые наголовья

В ходе интенсивного конного боя, значительная часть клинковых ударов приходится на голову и плечи воина, поэтому в XV-XVII веках шлемы с бармицами были достаточно широко распространены среди конных латников, принимавших участие в рукопашной схватке. При описании снаряжения "батыра" на бой в среднеазиатских эпосах достаточно часто дается описание боевых наголовий: "Надел блестящий булатный шлем, свой громадный, ратный шлем. Четыре обода он имел, чеканные украшения на них, искусные изображения на них. Наушники были на шлеме том - были из меди яркой они, горели, как солнце, жарко они - каждый величиной с кумган" [88]. Все известные среднеазиатские шлемы имеют сфероконическую форму купола. В отличие от степных аналогов значительная часть подлинных среднеазиатских (бухарских и кашгарских) наголовий имеют цельнокованую
 
Стр. 128
тулью, обручи и металлические науши. В целом они близки к иранским, русским и османским шлемам, и принадлежат скорее не к центрально-азиатской, а к переднеазиатской традиции. Все рассматриваемые шлемы по форме купола относятся к одному типу.

Тип. 1. Сфероконические.
По способу изготовления купола и наличию дополнительных защитных деталей среди сфероконических среднеазиатских шлемов можно выделить несколько вариантов:

Вариант 1. Шлем с цельнокованым куполом, козырьком, наносником, наушами и назатыльником.
Включает 1 экземпляр, изготовленный в г. Яркенде. В описях Оружейной Палаты Московского Кремля значится как "шапка яркендского дела хана Мухамеда" (№ 4408) и датируется концом XVI века. Высота шлема - 20,0 см, диаметр - 22,5 см. Купол шлема выкован из одного листа железа. Низкая тулья купола с приземистым навершием сближает его с русским шлемом XVII века, хранящимся в Красноярском краеведческом музее (№ 6641). К налобной части яркендского шлема приклепан треугольный козырек, в который с вставлен подвижный наносник. С помощью петель к шлему подвешена пара резных пятиугольных наушей и неширокий назатыльник. Золотой узор из проволоки образует своеобразный "псевдообруч". Гравировка покрывает козырек и навершие, накладные украшения и розетки из золотой проволоки украшают науши и купол шлема (табл. 12:1).
Судя по среднеазиатским миниатюрам подобные шлемы (часто без козырьков, наносников и назатыльников) были популярны у среднеазиатской знати XVI-XVII вв.

Вариант 2. Шлем с цельнокованым куполом, наносником и наушами.
Включает 1 экземпляр. Предположительное место изготовления Иран или Средняя Азия. Время изготовления: середина XVI в. В описях Оружейной Палаты Московского Кремля значится как "шапка кучумовская булатная гладкая". Наголовье было передано в дар царю боярином Борисом Петровичем Шереметевым. Высота шлема- 23, 5 см., диаметр - 21,2 см. купол шлема выкован из одного листа железа. В отличие от яркендского шлема данное наголовье имеет длинное вытянутое навершие состоящее из покрытой эмалью трубки для плюмажа и сферического подвершия. Последний элемент является характерным украшением передне- и среднеазиатских шлемов кон XV-XVII вв. К нижней части купола приклепан узкий ободок с "гнездами" для драгоценных камней (яхонтов, винисков и бирюзы). Шлем имеет подвижный наносник, по бокам подвешены науши сложной формы, украшенные ободками и рельефными "гнездами" с драгоценными камнями. Поверхность шлема покрыта золотыми узорами (т.н. "разметными травами чеадасскими"), несколько выше

Стр. 129.
кромки шлема идет выполненный методом гравировки "псевдообруч" (табл. 12:2).
Существует предположение, что наносник и науши были дополнены русскими мастерами в XVII в., хотя шлемы с такими усилителями встречаются в среднеазиатской миниатюре XVI-XVII вв (табл. 2: 3, табл. 11: 15), а практически точная копия шлема из Оружейной Палаты с навершием с шариком и стреловидным подвижным наносником изображена на гератской миниатюре кон. XV в (табл. 11: 16).

Вариант 3. Шлемы с двухпластинчатым куполом, резными накладками, обручем и козырьком. Включает один экземпляр из Чуйской области Кыргызстана, высокогорной области Ак-кель (табл. 12: 4). Шлем составлен из двух пластин стыки, которых прикрыты резными накладками с ребрами жесткости. Низкий купол венчает навершие, состоящее из ребристой пластины полусферической формы, украшенной гравировкой с короткой втулкой для плюмажа. По нижнему краю обруча пробиты отверстия для крепления бармицы. К лицевой части обруча приклепан широкий козырек [89].
Вероятно, подобные шлемы входили в комплекс вооружения представителей кыргызской знати служившей в войсках Бухарского ханства и мусульманских государств Кашгарского Моголистана.

Вариант 4. Шлемы с цельнокованым куполом, "псевдонакладками", сложным навершием и ступенчатой втулкой для плюмажа. Шлем является случайной находкой с территории Восточного Казахстана. Наголовье выковано из одной пластины. К нижней части тульи приклепан широкий обруч с редкими отверстиями для крепления бармицы (табл. 12:3). Большой интерес вызывают "псевдонакладки", имитирующие клепанность цельнокованой тульи шлема. Подобные имитации отмечены М.В. Гореликом на иранских шлемах XIV-XV веков [90]. По его мнению, это характерно для традиций "переходного периода", когда цельнокованые шлемы постепенно вытесняют клепаные. Оформление навершия шлема в виде многолепестковой пластины на первый взгляд сближает его с хулагуидскими шлемами XIV веков, однако, длинная ступенчатая трубка-втулка в комбинации с приплюснутым шаром хорошо известные нам по иранским, гератским и среднеазиатским миниатюрам конца XV - XVII веков (табл. 11: 3, 8,10, 12, 15, 16, 25, табл. 2: 2, 3, табл. 3: 7) указывают на позднесредневековое происхождение наголовья.
 
Вероятно, шлем принадлежал джунгарскому или казахскому воину и был изготовлен оружейниками-джабатабами одного из государств Средней Азии.

В фондах Оружейной палаты хранится два шлема с личинами - забралами, которые впервые встречаются в описях 1677 г. Н. В. Пятышева определила их, как северо-индийские XVI в. [91], М.В. Горелик, как иранские

Стр. 130
XIV-XV вв. [92]. В самих же описях они обозначены, как монгольские "шапки железные"(табл. 12: 5). Позднесредневековое происхождение наголовий не вызывает особых сомнений. Однако верхняя граница бытований подобных шлемов не может быть ограничена первой половиной XVI в., так как сферическое расширение на навершиях (по которым собственно, и дается датировка) продолжали бытовать и во второй половине XVI и даже в первой половине XVII в. (табл. 11: 8, 10, 12). Возможно, что наголовья с личинами были изготовлены кашгарскими, среднеазиатскими или переднеазиатскими мастерами, однако были преподнесены в дар московским правителям монголами, джунгарами или волжскими калмыками. Косвенным подтверждением использования подобных шлемов воинами Средней Азии могут служить упоминания "забрал" и "булатной защиты для лица" в казахском и узбекском эпосе, а так же изображения латников в масках (полумасках-?) с характерными "клювообразными" носами в бухарской позднесредневековой миниатюре (табл.11, рис. 13).

Большинство воинов на миниатюрах имеют шлемы, которые, не смотря на кажущееся разнообразие форм, легко распределяются по трем основным типам: низкие сфероконические "шишаки" (табл. 11: 1-14), высокие, крупные и объемные "шеломы" (табл. 11: 15-20) и шлемы с цилиндроконической формой купола (табл. 11: 21-28), широко представленные в турецких и русских музеях.

Большая часть "шишаков" и значительная часть шеломов являются клепанными из 4-9, и более сегментов, стянутых обручем (табл. 11: 1-8, 11, 12, 14, 18, 19; табл. 3: 7, 9, 11; табл. 2: 2, 6, 7; табл. 10: 5, 6, 11, 13). Среди цилиндроконических шлемов чаще встречаются гладкие и имитирующие клепанность (табл. 11: 21, 22, 27, 28) цельнокованые  шлемы.

Как правило, шлемы венчало приклепанное к тулье навершие, состоящее из пластины, иногда фигурно вырезанной в виде цветочных лепестков или лучей и втулки для плюмажа. Последняя могла быть длинной ступенчатой или простой. Очень часто между пластиной навершия и втулкой помещалось украшение в виде обыкновенного или не много приплюснутого шара (табл. 11: 3, 8,10, 12, 15, 16, 25, табл. 2: 2, 3, табл. 3: 7). В XV-XVI веках невысокое навершие шлема мог венчать не большой шарик, иногда с отверстием для плюмажа (табл. 11: 2, 5-7, 11, табл.  2: 12, табл. 3: 6, табл. 10: 9, 10) или пикообразное украшение (табл. 11: 8, 10, табл. 2: 8). Как правило, втулка была прямой или не много расширялась к верху, очень редко она имела еще и украшения в виде зубцов (табл. 11: 12). Относительно редко встречаются шлемы, навершие и втулка которых, как и у шлемов из Оружейной Палаты выкованы из одного куска железа вместе с тульей (табл. 11: 15, 20, 24, табл. 2: 3, 8, 9, табл. 3: 1, табл. 10: 7, 9, табл. 5: 2, 7).

Подавляющая часть шлемов имеет гладкие обручи разной ширины. Во второй половине XV - нач. XVI вв. еще встречаются шлемы с налобными

Стр. 131
пластинами и надбровными вырезами (табл. 11: 15, табл. 3: 2), позже они почти не фиксируются.

С боку к шлемам подвешивались железные науши. В кон. XV в. фиксируется два их основных типа: двойные  (или тройные), когда с каждого боку подвешивали по 2-3 науша, как правило, трапециевидной, пятиугольной или близкой к окружности формы, цельные (табл. 11: 2, 3, табл. 10: 5) или склепанные из отдельных сегментов (табл. 2: 11, табл. 4, 5). Другим типом, были одинарные, по одному с каждой стороны шлема, науши сложной, как правило, пятиугольной, прямоугольной или полукруглой формы. Науши часто снабжались железной окантовкой и сквозными отверстиями (табл. 11: 12, 15, 23, табл. 2: 3, 6, 7).

Шлемы могли снабжаться подвижными наносниками - "стрелками", однако на миниатюрах они показываются не всегда (табл. 11: 16), чаще художники изображали "болты" в которые вставлялись наносники (табл. 11: 3, 15, 18).

Шлемы и науши знати покрывались гравировкой и украшениями в виде корон, виноградных лоз, цветов и т. д. Удивительно, но шлемы очень редко обматывались чалмами (табл. 11: 14) и несколько чаще имели меховую оторочку и поднятые кожаные поля (табл. 11: 10, 11).

Судя по миниатюрам, ламинарные и ламеллярные бармицы, характерные для Средней Азии во времена тимуридов, к середине XVI в. вышли из употребления на большей части Хорасана, Бухарского ханства, Кашгарии. Самым популярным видом бармиц в описываемый период была кольчужная сетка. На изображениях различаются два типа кольчужных бармиц: "открытая", прикрывавшая затылок и шею (табл. 11: 4, 8, 25, табл. 2: 8, табл. 4: 1, 10) и "закрытая" защищавшая еще и горло (табл. 11: 1-  3, 5, 16, 18, табл. 2: 11, табл. 3: 7, табл. 10: 5, 6). Последний тип кольчужной бармицы в моменты отсутствия непосредственной опасности заправлялся  за наносник, или "болт", шлема (табл. 11: 3, 16, 18, табл. 3: 7, табл. 10: 5, 6). Несколько реже, чем кольчужная, употреблялась бармица из "мягких", органических материалов, из ткани или войлока (табл. 11: 12, 17, 26). "Мягкие" бармицы, как и "мягкие" панцири часто простегивались. Интересно, что в "не боевом положении" они носились так же, как и кольчужные аналоги (табл. 11: 17, 26). Редкие отверстия для крепления защиты шеи на шлеме из Восточного Казахстана  (табл. 12:3) указывают на возможное бытование в Средней и Центральной Азии бармиц с пластинчато-нашивной системой бронирования.

Самым популярным видом плюмажей были треугольные флажки - "яловцы", как правило, красного цвета. Они привязывались к тонким деревянным или металлическим прутам, вставленным в навершия (табл. 11: 4, 9, 13, 17, 21. 22, 24, табл. 2: 3, 9, 12, табл. 3: 6, табл. 10: 9). Гораздо реже флажки привязывались к самим длинным штыреобразным навершиям

Стр. 132
(табл. 11: 26). Вторым по популярности был плюмаж из длинных и тонких перьев (табл. 11: 7, 12, 27, 28), иногда в комбинации с султаном из конского волоса (табл. 3: 13). Реже в XVI в. встречались широкие "распушенные" перья, которые могли вставляться не во втулку, а в специальную металлическую трубочку на обруче (табл. 11: 8-10, 23) и плюмажи из чистого конского волоса (табл. 11: 25, табл. 10: 11).  С XVII в. все популярнее становятся сложные плюмажи, но если раньше они состояли, как правило, из "яловца" и конского волоса (табл. 11: 4), то теперь  их формирует полая трубка, вставленная во втулку, с украшением в виде звезды, креста или трехлепесткового "бутона", и обрамленная конским волосом (табл. 11: 14, табл. 10: 7). Такие плюмажи были заимствованы с Востока, где они были частью "униформы" латников Цинской империи.
Из всех типов шлемов численно преобладали "шишаки" с не высокими навершиями, бармицами и наушами. На протяжении XVI-XVII вв. число цельнокованых шлемов постепенно увеличивается, но даже в конце периода они сильно уступают клепанным. Уже в XVI в. одинарные пятиугольные науши вытесняют двойные  и тройные. Последние ламинарные бармицы встречаются в кон. XV - перв. пол. XVI вв.

Многолепестковые пластины наверший, заканчивающиеся шариками втулки, прямоугольные и вырезные налобные пластины, двойные и тройные науши, ламинарные бармицы на среднеазиатских шлемах являются наследием более ранней монгольской и "тимуридской" традиции привнесенной в регион с Востока. Высокие навершия - шпили, навершия состоящие из пластины, втулки и шарика между ними, цилиндроконические шлемы, железные пятиугольные науши, напротив, результат более позднего западного и северо-западного влияния.

В целом, среднеазиатские шлемы XVI-XVII вв. по форме и способу изготовления очень близки к синхронным им иранским, османским и русским боевым наголовьям. И без сомнения, могут быть причислены, к единой средне-евразийской традиции.
Под железный шлем всегда одевался подшлемник, амортизирующий удар по-боевому наголовью. Знать применяла для этого специальные шапочки из войлока, закрывавшие почти всю голову, простые воины использовали обыкновенные стеганые шапки с низкой тульей. Подшлемник знатного воина изображен на бухарской миниатюре 1648 г (табл. 10: 12). Он представляет собой полусферическую стеганую шапку красного цвета с не большими наушами (на миниатюре они изображены в поднятом состоянии) перехваченную узкой и тонкой чалмой. Иногда, воины, демонстрируя боевую удаль, не надевали шлем и выходили на бой в одном подшлемнике. Последствия этого шага подчас были печальны. Так Бабур, получив удар меча по голове, понес серьезную травму. Интересно, что при этом подшлемник остался цел: " На голове у меня был подшлемник; Танбал рубанул

Стр. 133
меня по голове, от удара саблей у меня помутилось в голове. Хотя у подшлемника не порвалось ни одной ниточки, но на голове у меня оказалась широкая рана" [93].

Помимо железных шлемов в среднеазиатских хрониках упоминаются "шлемы из войлока" [94]. Их изображений не сохранилось (на некоторых миниатюрах воины, не имеющие шлемы одеты в обычные войлочные колпаки или меховые шапки, но, судя по русским и монгольским аналогам они имели высокую (подчас очень высокую) простеганную тулью (амортизирующую удар), науши, назатыльник, иногда железный наносник. В ткань подкладки иногда вшивались металлические пластины и кольчужные сегменты [95].

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15  Вперед
1 сентября 2008      Автор: admin      Просмотров: 29431      

Другие статьи из этой рубрики

Пастухов А.М. Цинские войска в кампаниях 1756-1757 гг. против казахов Среднего Жуза

Успешные действия цинских войск в Джунгарии в 1755-1757 гг. сделали возможным развитие цинской экспансии как на запад, в земли, населенные казахами, так и на юг – в Уйгурию, и юго-запад – в земли киргизов и памирские феодальные владения. При этом необходимо отметить, что все цинские операции в этой войне проводились весьма небольшими, по сравнению с размахом театра военных действий, силами. Так, в первом походе на Джунгарию весной 1755 г. участвовало всего около 50 тыс. воинов, действовавших по двум направлениям [1]. В дальнейшем крупными войсковыми соединениями считались отряды в 7-10 тыс. воинов. И лишь для разгрома Яркендского ханства вновь потребовалось выставить в поле армию в 20 тыс. воинов [2]. Таким образом, грандиозные завоевания, гордится которыми Цины не переставали и в первой половине XIX в., были произведены относительно небольшими силами в течение очень незначительного промежутка времени. В чем же крылся секрет успеха цинского оружия?

Ж.М. Сабитов. Ханы Ногайской Орды

В исторической литературе тема ногайских ханов освещена слабо. Причиной этому является с одной стороны обрывочность сведений о ногайских ханах. С другой стороны, ханы Ногайской Орды не представляли из себя сильного института власти и были полностью зависимы от реальных обладателей власти ногайских правителей (потомков Едыге) и поэтому их жизнедеятельность не была столь хорошо освещена. Трепавлов В.В. писал: "Юсуф (Правитель Ногайской Орды) занимал номинальный княжеский пост верховного военачальника-беклербека при безвластном хане. Посажение марионеточных монархов, которые своей персоной освящали гегемонию ногаев в степях, практиковалось во второй половине 15 века, во время формирования Ногайской Орды, а также в середине 16 века"[
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов