1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Леонид Бобров. Защитное вооружение среднеазиатского воина эпохи позднего средневековья

2."Тимуридский" этап в развитии среднеазиатского доспеха

Образование державы Тимуридов стало результатом многочисленных завоевательных войн и успешных военных походов, характеризовавших наивысший подъем в развитии военного дела кочевого тюркоязычного населения Средней Азии, объединившего под знаменами Тимура (Тамерлана) все народы Среднего Востока. Несмотря на сравнительно непродолжительный период существования и последующий распад могучей военной державы Тимуридов, сложившиеся в ней особенности военного дела, вооружения и тактики конного боя сохранились в течение последующих периодов развитого и позднего средневековья [20]. Характерной особенностью защитного доспеха среднеазиатского воина в "тимуридский" период было преобладание многочисленных восточных, "монгольских" элементов, принесенных в Среднеазиатский регион еще в период монгольских
 
Стр.111
завоеваний воинами Чингиз-хана [21] (табл. 1). Одним из основных видов панциря, как и столетия, назад, продолжал оставаться доспех с ламинарной системой бронирования (правда уже с начала XV в. полосы ламинарного доспеха получают новый вариант крепления: вместо непосредственного соединения между собой с помощью ремешков, полосы начинают наклепывать на кожаные ремни в свою очередь скрепляемые друг с другом) [22].
Часто полосы ламинарного панциря расписывались красками и затем покрывались лаком (табл. 1: 1,2). Среди узоров преобладали геометрические фигуры и, популярный среди монголов еще в эпоху развитого средневековья, растительный орнамент, в виде вьющейся виноградной лозы [23]. Как правило, по покрою, ламинарные доспехи представляли собой кирасу, которая застегивалась на боку и плече (реже на спине). К нижней части кирасы подвешивались лопасти набедренника. Отдельно надевались наплечники, "накрестники" и "передники" (табл. 1: 1, 2, 5, 11).

Не менее популярным был и доспех с пластинчато-нашивной системой бронирования: знаменитые "куяки" в которых пластины приклепывались с внутренней стороны, так, что постороннему зрителю были видны лишь ряды заклепок (табл. 1: 3, 4, 6-9, 12). По покрою куяки XV в. представляли собой распашные халаты с осевым разрезом, с рукавами до середины предплечья (табл. 1: 3, 4, 9, 12) или наплечниками (табл. 1: 7, 8). Интересно, что в ряде случаев железными пластинами бронировалась лишь верхняя часть халата, в то время как нижняя (начиная от пояса), оставалась свободной от пластин (табл. 1: 3, 6; табл. 6: 1-3). Такое облегчение панциря достигалось за счет достаточно эффективной защиты бедер и голени, состоявшей из полусферических наколенников в комбинации с кольчужными или кольчато-пластинчатыми сегментами (табл. 1: 6, 10). В ряде случаев фиксируется крепление наколенников непосредственно к ламинарным набедренникам (табл. 1: 2).

Стремительно теряет свою популярность, но еще не выходит полностью из употребления ламелярный доспех, как правило, употреблявшийся в  комбинации с ламинарным (табл. 1: 5, 11). Причем по покрою преобладали панцири-кирасы с боковым или наспинным разрезом  набедренниками до колен  и наплечниками до середины предплечья.

Кольчужные панцири этого периода представлены двумя основными типами: с короткими рукавами, подолом и небольшим горловым разрезом и в виде распашной рубашки со сплошным разрезом. Последний вариант покроя, с осевым или косым запахом, был широко известен в Передней, Средней и Центральной Азии XIV-XV вв., а так же в Китае в XV-XVI вв. [24]. Количество изображений воинов в  кольчато-пластинчатых доспехах на миниатюрах середины XV в. еще относительно не велико.
В кон. XIV - перв. пол. XV в. закончилось формирование основных типов наручей состоявших из нескольких вытянутых пластин, соединенных между собой кожаными ремнями, шарнирами или кольчужным
 
Стр.112
плетением и прикрывавших руку воина от кисти до локтя. Причем сложные формы наручей, включавшие еще и защиту тыльной стороны ладони и пальцев, постепенно исчезают, уступая место более простым конструкциям [25].

Защита ног включала в себя железные (двух- или трехстворчатые) поножи - "бутурлуки" (табл. 1: 2, 6). Створки "бутурлуков" стягивались кожанами ремнями. Иногда они дополнялись железными полусферическими или подпрямоугольными наколенниками, и ламинарными "башмаками" европейского типа (табл. 1: 7). "Бутурлуки" прикрывали ногу от колена до щиколоток или до носка, поэтому панцири прикрывавшие корпус, как правило, имели широкие набедренники до колен или ниже (табл. 1: 2).

Боевые наголовья представлены двумя типами шлемов: низкими сфероконическими "шишаками" с невысокими навершиями и наушами, с обручами, тульями составленными из пластин-секторов (табл. 1: 1-5, 8, 9, 11) и высокими, часто цельноковаными, "шеломами" с длинными втулками, в которые вставлялись флажки-"яловцы" (табл. 1: 6, 12). Встречаются шлемы с типично дальневосточными украшениями и усилителями. Например, с прямоугольными, трапециевидными или резными налобными пластинами (табл. 1: 8), характерными для джурдженьских латников XII-XIII вв. и монгольских воинов XIII-XIV вв. [26]. В подавляющем числе случаев в качестве бармиц на миниатюрах фиксируется кольчужная сетка (табл. 1: 1-6, 11, 12) и ламинарная броня (табл. 1: 8).

В целом можно констатировать, что серьезных изменений в защитном вооружении воинов Передней и Средней Азии, по сравнению с сер. XIV не произошло. Однако ситуация начинает меняться в последние десятилетия XV столетия. На иранских миниатюрах этого периода резко возрастает количество воинов в кольчатых и кольчато-пластинчатых доспехах. Причем рост количества "окольчуженных" воинов происходит сразу в двух местах: на северо-западе Ирана (в Тебризе) и на его восточной границе (Герате). Этот факт, необъяснимый, с точки зрения истории искусств и оруживедения, легко раскрывается при знакомстве с политической историей региона. Конец XV - начало XVI века - время резкого усиления Сефевидской династии на северо-западной границе Ирана.

Именно отсюда происходит наибольшее количество изображений воинов в кольчато-пластинчатых доспехах начиная с середины XV в. Конечно, "бехтерцы" и "юшманы" применялись и в Южном Иране (оружие не знает границ), но преобладали они именно на севере, там, где персидские земли смыкались с землями османской Турции. По мере завоевания Ирана сефивидскими кызылбашами, "монгольские" черты в защитном вооружении постепенно исчезают. А во второй четверти XVI в. формируется собственно общеиранский защитный комплекс вооружения, получивший дальнейшее развитие в XVII в.
Появление же многочисленных изображений кольчато-пластинчатых доспехов на востоке Ирана - Герате, можно объяснить отчасти местными
 
Стр.113
традициями, а отчасти, военной экспансией кочевых узбеков в этот регион. Орда кочевых узбеков - осколок Золотой Орды, в конце XV века переходит к завоеванию Средней Азии, а затем вторгается в Хорасан. Несмотря на то, что нашествие Шейбани-хана шло на Иран с востока, комплекс вооружения узбеков, сложился на западе, на территории Золотой Орды, где, кстати, обнаружен один из первых экземпляров кольчато-пластинчатых доспехов [27]. Поэтому нет ничего удивительного в том, что "бехтерцы" среднеазиатских воинов XVI века, почти в точности повторяют аналогичные панцири в иранской миниатюре  этого периода (табл. 3: 5 и 6) [28].

Очень показателен и тот факт, что если в гератской миниатюре конца XV века, еще соседствуют ламинарные и кольчато-пластинчатые доспехи, то в XVI в. изображаются только последние. Похожий процесс наблюдается и в Средней Азии, где ламинарные панцири изображаются, почти исключительно, как доспехи иноземных врагов и "северных кочевников".

Таким образом "вестернизация" посттимуридского доспеха на территории Средней Азии проходила двумя путями: через влияние североиранского комплекса вооружения и вооружения кочевых узбеков шейбанидов. Кольчато-пластинчатые доспехи, привнесенные на территорию Средней Азии с северо-запада, стремительно завоевали популярность у местных оружейников, благодаря своим высоким защитным свойствам, относительной легкости и удобству.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15  Вперед
1 сентября 2008      Автор: admin      Просмотров: 32528      

Другие статьи из этой рубрики

Батыров У.Ф., Собянин А.Д. Неизвестная история очень известного народа

Речь пойдёт об одном из крупнейших народов Евразии – булгарах (волжских татарах). От Волги и Камы до Дуная простиралась в VII веке Великая Болгария. После ее падения дунайские болгары потеряли древнеболгарский язык (тюркский) и заговорили на славянском – современном болгарском языке. На Волге и Урале они сохранили язык, но потеряли свое название.

Заур Гасанов. От шаманистической мифологии до тюркского эпоса Кёроглы (и мифа о происхождении скифов от Геракла)

При исследовании различных версий эпоса "Кёроглы" нам удалось обнаружить параллели между сюжетом эпоса и мифом о "происхождении скифов от Геракла". Хотелось бы отметить, что мы не привлекали к исследованию образа скифского Геракла греческие мифы о Геракле. Хотя миф о происхождении скифов от Геракла был рассказан Геродоту эллинами, проживающими в Северном Причерноморье у нас есть все основания полагать что данный миф относится к киммерийско-скифской мифологии, поскольку, во первых данный миф прослеживается в греческих источниках лишь в связи с упоминаниями о скифах. Во вторых, сюжет о поясе Геракла с висящей на застежке золотой чаше находит свое археологическое подтверждение в скифском кургане Аржан 2.[

Хаджи-Мурат Илиуф. Этимологическое исследование слов-интернационализмов тюркского происхождения

Взаимное общение представителей разных этносов, знакомство с новыми реалиями неизбежно приводят к обогащению лексического фонда их языков через заимствование новых слов. Некоторые предметы или понятия оказываются столь значительными, популярными либо становятся знакомыми по той или иной причине, что обозначающие их слова приобретают экспансивный характер. Они делаются широко распространенными за первоначальные пределы, т.е. известными у народов, территориально удаленных как друг от друга, так и от места обитания людей, в среде которых возникли такие лексемы. Подобные номинативные единицы языка в лингвистике принято называть словами-интернационализмами. В этом лексико-семантическом разряде определенное место занимают слова тюркского происхождения. К ним можно отнести географические названия (топонимы) и термины, историзмы, этнонимы, этнографизмы, экзотизмы, а также лексемы, давно усвоенные разными языками и утратившие свою "иностранность". Иными словами, последний класс заимствованных слов в сознании носителей того или иного языка, как правило, не имеет коннотацию, отображающую их иноязычное происхождение. Этимологические исследования единиц этой лексической группы позволяют в диахроническом аспекте осветить линии непосредственного и опосредствованного этнокультурного взаимовлияния. Критерием отбора предполагаемых тюркизмов, этимологический анализ которых осуществляется в данной статье, является их наличие в лексике отдельных народов Азии и Европы.

Пастухов А.М. Цинские войска в кампаниях 1756-1757 гг. против казахов Среднего Жуза

Успешные действия цинских войск в Джунгарии в 1755-1757 гг. сделали возможным развитие цинской экспансии как на запад, в земли, населенные казахами, так и на юг – в Уйгурию, и юго-запад – в земли киргизов и памирские феодальные владения. При этом необходимо отметить, что все цинские операции в этой войне проводились весьма небольшими, по сравнению с размахом театра военных действий, силами. Так, в первом походе на Джунгарию весной 1755 г. участвовало всего около 50 тыс. воинов, действовавших по двум направлениям [1]. В дальнейшем крупными войсковыми соединениями считались отряды в 7-10 тыс. воинов. И лишь для разгрома Яркендского ханства вновь потребовалось выставить в поле армию в 20 тыс. воинов [2]. Таким образом, грандиозные завоевания, гордится которыми Цины не переставали и в первой половине XIX в., были произведены относительно небольшими силами в течение очень незначительного промежутка времени. В чем же крылся секрет успеха цинского оружия?

Либретто балета "Алып и пэри Ай-сулу"

Уважаемые читатели! В качестве эксперимента мы представляем вашему вниманию либретто к балету "Алып и пэри Ай-сулу", написанное одним из пользователей нашего сайта. Мы надеемся что художественное произведение немного разбавит наши сугубо исторические статьи и сследования.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов