1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Леонид Бобров. Защитное вооружение среднеазиатского воина эпохи позднего средневековья

3.Производство защитного вооружения в государствах Средней Азии кон. XV-XVII вв.

Армии среднеазиатских правителей состояли из профессиональных воинов-дружинников, "нукеров", постоянно находившихся при ставке хана, и ополчения, "кара-чирик", которое набиралось перед началом боевых действий среди кочевников-скотоводов [29].
 
Как правило, нукерские дружины комплектовались без этнических ограничений. Так,  например, среди нукеров бухарских ханов наряду с узбеками упоминаются туркмены [30], киргизы, калмыки - ойраты, а элитные подразделения кашгарского Моголистана составляли киргизы [31], казахи, ойраты и таджики.

Обычно нукеры сражались сидя на конях, но в случае необходимости могли спешиваться и вести бой в пеших порядках [32]. На миниатюрах нукеры используют почти все известные виды холодного оружия, а с сер. XVI в. и огнестрельного. Именно дружинники, наряду с представителями знати были основными потребителями защитного вооружения [33].

Однако в армии Шейбани-хана латников было еще относительно немного. Основную массу воинов составляла легкая конница с "лучным боем" (впрочем похожая ситуация наблюдалась почти во всех армиях государств "наследников" Золотой Орды). Преобладание легковооруженных
 
Стр.114
воинов в узбекских войсках кон. XV - начала XVI вв. подтверждают данные письменных источников [34] и иконографии. Однако после завоевания Средней Азии в руках Шейбанидов оказались мощные торговые и производственные центры (Бухара, Самарканд, Герат). В этот период количество воинов- латников видимо начинает расти.
 
Самарканд стал центром по производству вооружения в Средней Азии еще во времена Тимура и сохранял свое лидирующее положение вплоть до конца XVI в. По сведениям испанского посла Клавихо, качество самаркандского оружия начала XV в. было не очень высоким. Мастера, ковавшие доспехи не умели качественно закалять железо и изготовляемые ими латы "не обладали достаточной крепостью" [35]. Однако уже во второй половине XV в. происходит качественный рост производимой продукции и изделия самаркандских оружейников (джабатабов) становятся известны далеко за пределами государств среднеазиатских тимуридов. В Самарканде, среди прочих, работали мастера, специализировавшиеся исключительно на изготовлении защитного вооружения. Создавались целые династии оружейников. Именитые джабатабы брали в обучение молодежь, обязуясь за два года обучить их "искусству изготовления доспехов" [36].

Производимое оружие частично раскупалось местными потребителями, но большая его часть продавалась соседям (в том числе степнякам: киргизам и узбекам) [37]. Среди производимых предметов вооружения упоминаются копья, стрелы, луки, арбалеты, сабли, мечи, кинжалы, кольчуги, латы, щиты, налокотники (наручи) и наколенники, "шлемы разных видов" [38].
 
Начиная со времен шейбанидов, часть оружия, направлялась в ханские арсеналы (к которым прикреплялась часть оружейников) [39]. Дружинники могли приобретать оружие из собственных средств или получали его из государственных хранилищ: "... им даются лошади, готовое оружие и все, что потребно для действия оного" [40].

Предметы вооружения не только изготовлялись на месте, но и ввозились в Среднюю Азию извне. Поставщиками импортных доспехов были Сефевидский Иран, Московское государство и Ойратия. По словам Хафиза Таныша в Бухару прибывали верблюды груженые "дербентскими доспехами - саут (кольчугами) и джибаси (пластинчатыми панцирями)" [41], а так же "франкскими" (европейскими или русскими) панцирями [42]. В своих воспоминаниях Бабур упоминает западно-монгольский (ойратский) защитный доспех: "... стрела пробила двойной лист моей калмыцкой кольчуги" [43]. В хрониках упоминаются монгольские щиты и доспехи - "калмыцкая джиба" [44]. Существует предположение, что часть конских доспехов привозилась в Среднюю Азию из Европы или Московии [45].

На протяжении всего XVI в. правители Бухары давали указания своим посланцам приобрести в России "добрых", качественных доспехов. Так, например, в 1589 г. бухарские "торговые люди" наряду с кречетами, мехами
 
Стр.115
и кожаными изделиями вывезли из Москвы 10 "пансырей". В том же году доспехи были изъяты из свободного обращения московским правительством, а в 1595 г. та же участь постигла шлемы и саадаки. Однако, судя по донесениям русской таможни, оружие продолжало вывозиться из страны, хотя и очень небольшими партиями: по 10-50 комплектов доспехов за раз [46].

В свою очередь произведения среднеазиатских оружейников экспортировались в другие государства. В описях оружия Бориса Годунова упоминаются "медные, железные, тростниковые щиты турецкой, иранской, бухарской работы" [47]. В 1585 г. русскому царю Федору Ивановичу от имени бухарского хана Абдуллы II Мухамеда Али в числе прочих подарков был передан "шолом булатный навожен золотом и травами" [48]. По "списку важнейших предметов русского вывоза и ввоза в XVI в." экспорт оружия в Среднюю Азию занимал третью строчку после кожи и меха, а импорт- четвертую, после тканей, готовых текстильных изделий и красок [49].

В среднеазиатских хрониках доспехи упоминаются мимоходом, вскользь, как неотъемлемая часть комплекса вооружения знати и нукеров. Так, например, Шах-Махмуд-Чурас упоминает "... отважных храбрецов и испытанных в боях эмирских сынов, одетых в броню и кольчуги" [50]. Достаточно часто предметы вооружения витиевато сравниваются с небесными светилами: "... воины... на поле брани облачаются в кольчугу из Хата, подобную солнцу, держат в руках щит, напоминающий луну" [51].

Обычно авторами отмечались доспехи, выделявшиеся среди прочих качеством изготовления или красотой отделки. Так, по словам Хафиза Таныша вооружение бухарского Абдуллы-хана было "из золота", в руках он держал "... золотой щит, на голове золотая каска" [52].

Интересные данные по защитному вооружению можно извлечь из среднеазиатского эпоса. "Сверкающие шлемы на голове" и "синее железо панцирей и лат" неизменно сопутствуют описаниям снаряжения героев и ханов [53]. Достаточно часто лучшие воины одевают несколько видов доспехов сразу: "... оба они отправились в путь, все, что надели на себя, - это панцирь, кольчуга и кюрееке" [54]. То есть в данном случае воины одели кольчугу, пластинчатый панцирь, поверх которого накинули цветные халаты.

Использование "двойных" доспехов воинами средневековья неоднократно подтверждалось письменными и иконографическими источниками, о широком распространении "наддоспешной" одежды будет сказано ниже.

Специфика ведения боя и уровень развития огнестрельного оружия предопределили крайне длительное бытование защитного вооружения в Средней Азии. По свидетельству путешественников шлемы и доспехи употреблялись бухарцами и хивинцами вплоть до второй половины XIX века. Европейцы отмечали, что "... все они (представители феодальной знати), так же и лучшие чиновники имеют... на себе латы, или другие тому подобные
 
Стр.116
щиты" [55], "...некоторые надевают кольчуги и защищаются железными щитами или сшитыми из лосиных кож, одна на другую положенных" [56].

Прежде чем приступить к анализу комплекса среднеазиатского защитного вооружения хотелось бы остановиться на некоторых, на наш взгляд важных моментах связанных с особенностями ношения панцирей. Большая часть воинов в шлемах на миниатюрах изображается бухарскими художниками, одетыми в халаты. Исходя из этого, Г.А. Пугаченкова предположила, что "панцири слишком сковывали свободу движений" и поэтому "... к XV веку кольчужные панцири уступают место легкой одежде кавалериста" [57].

С этим утверждением исследовательницы сложно согласиться. Значительное количество воинов в халатах сидят на лошадях защищенных конским доспехом, а у самих наездников помимо шлемов видны латные набедренники и наручи. Мало вероятно, что, прикрыв голову и конечности, всадник оставлял незащищенным корпус. Напротив, как показывает военная история, готовясь к предстоящим боевым действиям, воин в первую очередь заботился о прикрытии корпуса, а уже затем - других частей тела. Именно поэтому при раскопках, гораздо чаще обнаруживают остатки панцирей, а не шлемов, или, скажем, наручей. В ходе кавалерийского боя основные колющие и рубящие удары приходились именно на плечи, корпус и голову всадника.

О наличии кольчатых доспехов под халатом с очень большой долей вероятности можно говорить у тех воинов, кто обладает защищенным панцирем конем или сам имеет защиту ног и бедер. Это видно, в тех случаях, когда полы халата короткие или они заткнуты за пояс (табл. 10: 8, 12). Но на миниатюрах очень многие воины имеют шлемы и наручи, но не обладают остальными признаками тяжеловооруженного воина. При этом они разительно отличаются от изображенных там же пехотинцев и легковооруженных всадников. С несколько большей осторожностью можно предположить, что и они скрывают кольчугу под верхней одеждой.

Как правило, героями миниатюр выступают мифические герои, известные исторические деятели и их ближайшее окружение, то есть картины передают не жизнь и быт народа в целом, а жизнь и быт знати, которая всегда внимательно следила за качеством собственного вооружения и военной подготовки. Пытаясь донести до зрителя динамизм ситуации, художники иногда распахивали полы халатов участников битвы. На этих миниатюрах нашему вниманию предстает кольчужная рубашка или бехтерец одетые под цветной халат. Особенно здорово это удавалось передать тебризским авторам (табл. 10: 5, 6).

Объясняется же наличие халатов одеваемых поверх доспехов достаточно просто. Под среднеазиатским солнцем металлические панцири быстро накалялись и, чтобы избежать перенагрева их покрывали тканью халатов. По этой же причине, специальные плащи и куртки одели и

Стр.117
европейские рыцари во время крестовых походов в Палестину и Египет. А несколько позже, уже в самой Европе, ношение наддоспешной одежды - "сюрко" стало повсеместной модой.

На миниатюрах показаны халаты четырех типов (табл. 10: 1-4):
Тип N 1. Халат с длинными рукавами и длинным подолом (табл. 10: 1).
Тип N 2. Халат с короткими (до середины предплечья или до локтя) рукавами  и длинным подолом (табл. 10: 2).
Тип N 3. Халат с длинными рукавами и коротким подолом (табл. 10: 3).
Тип N 4. Халат с короткими рукавами и коротким подолом, до колен или до середины бедра (табл. 10: 4).

На протяжении XV-XVI вв. применялись все четыре варианта. В XVI в. преобладали Тип N 1 и N 2, причем длинные полы часто подворачивали за пояс и в этом случае хорошо виден набедренник. В XVII веке все чаще изображается Тип N 3 и N 4. Интересен и тот факт, что если в XV в. халаты имели косой запах, то позже, как правило, осевой.

Халаты на миниатюрах окрашены, как правило, в красный, синий или зеленые цвета. Встречаются "кюйреке" желтого, оранжевого, фиолетового серого и коричневого цвета. В киргизском эпосе упоминаются отряды воинов одетых в красные, синие, желтые и белые халаты [58]. Очень редко на миниатюрах встречаются халаты украшенные вышивкой.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15  Вперед
1 сентября 2008      Автор: admin      Просмотров: 29605      

Другие статьи из этой рубрики

Б.Д. Цыбенов. Даурские роды в XVII в.

В начале XVII в. дауры населяли обширную территорию от Еравнинских озер и верховьев Витима на западе до притока Амура в среднем течении – р. Буреи на востоке (ныне Бурейский район Амурской области); на севере доходили до устья притока Алдана – р. Амга (совр. Республика Саха-Якутия), на юге граница проходила по правому берегу Амура, в районе притоков – Кун и Букур (северная часть провинции Хэйлунцзян КНР). В Восточном Забайкалье, помимо эвенкийского окружения, с юго-запада, с даурами, возможно, поддерживали связи племена и объединения монгольского происхождения (табангуты, хори). Амур в верхнем течении на всем протяжении (около 900 км.) был естественной границей между даурами и этнотерриториальным объединением монголов – хорчинов, в состав которых входили кереиты, солонгуты и ряд других монгольских племен [21, c. 23]. Отдельные группы дауров, проживавшие на правом берегу Амура, находились с ними в непосредственных контактах. На юге и востоке даурские земли соприкасались с территорией маньчжурских племен, а северными соседями были эвенки-орочоны. Отметим, что дауры различали эвенков по хозяйственно-культурному типу: хонкор (онкор) – скотоводы и земледельцы и орчен – оленеводы. Первые проживали в соседстве с даурами, в некоторых местах наблюдается чересполосное расселение. В целом, тунгусо-маньчжурские элементы приняли немалое участие в формировании даурской народности. Об этом свидетельствуют данные материальной и духовной культуры, заимствования в языке. К тотемным культам, по всей вероятности, тунгусо-маньчжурских народов, относится почитание даурами медведя, как первопредка [пма, инф. И Сун]. Имеются сведения об эвенкийских родах, связанных с даурами кровными узами. Их называют "таараалеэ", производное от корня "таар", имеющего следующие значения: 1) "дети братьев матери"; 2) "дети сестер отца" [пма, инф. Э Жуйфу].

Ж.М. Сабитов. Таварих-и гузида-йи нусрат-нама как источник по генеалогии джучидов.

Нусрат-наме является одним из важнейших источников по генеалогии джучидов 13-15 веков. И если в генеалогиях раннего периода в Нусрат-наме встречаются некоторые ошибки, выявляемые путем сравнительного анализа Нусрат-наме с Муизз ал Ансаб и Рашид аддином, то в генеалогиях позднего периода (Генеалогии джучидов, проживавших во второй половине 15 века) Нусрат-наме является единственным источником, который столь полно описывает генеалогии джучидов.

В.Я. Бутанаев. Кыргызское государство (VI в. н.э. – 1207 г.н.э.)

Выборочные разделы II главы новой, еще не опубликованной книги хакасского историка Виктора Яковлевича Бутанаева "Очерки историия Хакасии" (С древнейших времен до современности"). Книга будет издана в этом году в Абакане и вскоре должна появится в продаже.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов