1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Леонид Бобров. Защитное вооружение среднеазиатского воина эпохи позднего средневековья

5.Доспехи с пластинчато-нашивной системой бронирования

Одним из популярных типов доспехов в Передней и Средней Азии XV-XVI вв. были панцири с пластинчато-нашивной системой бронирования знаменитые "куяки", в которых пластины приклепывались с внутренней стороны, так, что постороннему зрителю были видны лишь ряды заклепок (табл. 2: 8-14).  В конце XV в. самым популярным видом покроя были безрукавные халаты с коротким бронированным или длинным не бронированным подолом (табл. 2: 8-10). Такие панцири одевались поверх кольчужных рубашек, а руки от плеч до кистей могли покрываться ламинарной броней из вырезных пластин (табл. 2: 10). На ширазских миниатюрах кон. XV - нач. XVI вв. появляются  "халаты" куячного типа с рукавами до середины предплечья и косым запахом (табл. 2: 11), которые стали переходной формой от одного типа покроя доспеха к другому. В XVI в. покрой "куяков", по сравнению с тимуридскими аналогами XV в. несколько меняется. Основным типом покроя становится "кафтан" с осевым разрезом, коротким подолом и рукавами до середины предплечья (табл. 2: 12, 14). Прежний, безрукавный, вариант покроя встречается  реже и, как правило, имеет косой запах (табл. 2: 13).

Стр.119
Сегмент пластинчато-нашивного панциря (в реконструированном виде: 45 на 27 см.) был обнаружен на территории Чимкентской области Казахстана, в ходе раскопок городища Бузук-Тобе. Доспех был датирован авторами находки XIV-XV веками [60]. Всего было обнаружено 22 целых пластины и большое количество обломков. Среди целых пластин выделяются 18 прямоугольных пластин, площадью 10х4 см, с тремя бронзовыми заклепками.

Часть пластин собрана в вертикальные полосы, нижние перекрывают верхние, по 3-5 пластин в каждой. На пластинах сохранились остатки матерчатого покрытия и кожаной подкладки. Так же фиксируются две прямоугольные пластины 9х5 см с тремя заклепками, одна пластина с отверстиями для шести заклепок и одна - без заклепок 5,5х2,2 см, не имеющие следов соединения с другими пластинами. Кроме целых экземпляров прослеживаются обломки пластин (их предполагаемые размеры 10х4 см). На городище Бузук-Тобе был обнаружен цельный панцирный сегмент. Реконструкция системы соединения пластин между собой и с матерчатой основой панциря [61].

Размеры фрагмента - 40х20 см дают основание предполагать, что он составлял переднюю часть подола панциря и "был потерян воином при штурме городища" [62]. Этот фрагмент был обнаружен на склоне бугра, на котором был расположен Шахристан. Пластины лежали компактно. В XIV - XV веках панцирь, прикрывавший корпус воина дополнялся бронированными "передниками", "накрестниками" (табл. 1: 4, 8) и наплечниками.

Возможно, данный фрагмент относился к наплечнику. Он защищал руку до середины предплечья, а его боковые лопасти прикрывали верхнюю часть груди и лопаток (табл. 13: 16). Такие наплечники зафиксированы на гератской миниатюре 1440 г (табл. 1: 8). Судя по находке этих пластин на территории Казахстана, похожие доспехи в XV в. использовали и узбекские воины пришедшие на юг вместе с Шейбани-ханом.

Как правило, заклепки на пластинах располагались "джабатабами" в зависимости от места пластины в составе доспеха, из практических соображений, но иногда, стремясь украсить панцирь, мастера группировали их в виде простых геометрических фигур: треугольников по 3 заклепки, ромбов по 4 заклепки, крестов по 5 заклепок и даже кругов. Это фиксируют и данные иконографии (табл. 1: 4, 6, 7, 9, 12) и реальные археологические находки. Например, куячные пластины из Причулымья снабжены пятью заклепками расположенными крестом [63], а пластины с Татарского увала, снабжены пятью  заклепками образующими круг [64].

На протяжении перв. пол. XVI в. количество изображений пластинчато-нашивных панцирей постоянно уменьшается, что связано с "победным шествием" на Восток панцирей с кольчато-пластинчатой системой бронирования.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15  Вперед
1 сентября 2008      Автор: admin      Просмотров: 42604      

Другие статьи из этой рубрики

Боргояков М.И. Гуннско-тюркский сюжет о прародителе-олене (быке)

Как известно, в III в. до н.э. на территории Монголии и Южного Забайкалья образовался военный союз хунну, ядро которого составили двадцать четыре племени. Большинство исследователей считают, что гунны в своей основе представляли объединение тюркских племен, возможно, с включением также этнических групп моногольско-тунгусского и кетского происхождения. А.П.Дульзон полагал, что господствующая группа гуннов, соседствовавшая с китайцами, говорила на енисейском (кетском) языке.

Заур Гасанов. От шаманистической мифологии до тюркского эпоса Кёроглы (и мифа о происхождении скифов от Геракла)

При исследовании различных версий эпоса "Кёроглы" нам удалось обнаружить параллели между сюжетом эпоса и мифом о "происхождении скифов от Геракла". Хотелось бы отметить, что мы не привлекали к исследованию образа скифского Геракла греческие мифы о Геракле. Хотя миф о происхождении скифов от Геракла был рассказан Геродоту эллинами, проживающими в Северном Причерноморье у нас есть все основания полагать что данный миф относится к киммерийско-скифской мифологии, поскольку, во первых данный миф прослеживается в греческих источниках лишь в связи с упоминаниями о скифах. Во вторых, сюжет о поясе Геракла с висящей на застежке золотой чаше находит свое археологическое подтверждение в скифском кургане Аржан 2.[

Ж. Сабитов Золотоордынский клан Бек-Суфи: история и вопросы генеалогии

История Золотоордынского клана Бек-суфи не являлась объектом пристального изучения: в основном дискутировалась генеалогия самого Бек-суфи. Первые статьи о Бек-Суфи появились в связи с обнаружением монет с его именем отчеканенных в Крыму в 822, 823,824 и 825 годах хиджры. Северова М.Б. в своей статье "Об имени золотоордынского хана на монетах Крыма 822 и 823 гг. хиджры (1419, 1420 гг. н.э.)" впервые отождествила монетного Бек-Суфи с Бек-суфи, сыном Бектута из Тука-Тимуридов. Северова подсчитала, что если считать, что Бек-Суфи сын Бектута сына Данишменда сына Баяна сына Тука-Тимура сына Джучи сына Чингисхана дожил до 823 года, то одно поколение в этом клане должно равняться 35 годам. Это предположение Северовой вызвало здоровую критику исследователей, которая все-таки не появилась в форме статьи.

Ж. Сабитов. Тайбугиды в ханстве Абулхаир-хана.

Проблема происхождения Тайбуги и Тайбугидов волновало многих исследователей. Имя Тайбуги тесно связано с историей Сибири. В двух из трех рассказов о древней истории Сибири имя Тайбуга было связано с Сибирью и с именем Чингиз-хана. В этих рассказах Тайбуга предстает как автохтонный и легитимный владелец определенных территорий.

Сабитов Ж.М. Хызр-хан: хронология правления

Проблема ханствования и жизни Хызр-хана никогда не рассматривалась в научной печати отдельно. Если кто и упоминал этого хана, то только вскользь, не акцентируя на нем внимания и не посвящая ему даже абзаца. Этому есть простые объяснения: информация по данному хану очень скудна и обрывочна.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов