1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Леонид Бобров. Защитное вооружение среднеазиатского воина эпохи позднего средневековья

6.Доспех с кольчато-пластинчатой системой бронирования

Стр.120
Высшей ступенью в развитии защитного вооружения восточной части Евразии принято считать доспех с кольчато-пластинчатой системой бронирования. В нем соединились высокие защитные свойства панциря состоящего из металлических пластин с легкостью и эластичностью кольчуги. Разновидностями кольчато-пластинчатого доспеха является "бехтерец" - от персидского "бехтер" и "юшман" - от персидского "джавшан" [65]. Броня "бехтерца" собиралась из небольших прямоугольных пластин соединенных между собой кольчужным плетением в вертикальные полосы, в свою очередь  соединенных кольцами кольчуги. Пластины собирались "снизу вверх", так, что нижняя пластина на 1*2 перекрывала верхнюю. "Юшман" представлял собой распашной кольчужный кафтан, нагрудная часть которого, усиливалась достаточно крупными прямоугольными пластинами, в то время как спину, прикрывали более мелкие пластинки часто соединенные между собой по типу "бехтерца". Поверхность пластин "бехтерцов" и "юшманов" покрывалась гравировкой, надписями из Корана. Эти типы доспеха высоко ценились и были широко распространены в мусульманском мире и в Восточной Европе.

Первые попытки соединить кольчужное плетение с металлическими пластинами были предприняты, видимо еще в конце XIV - начале XV вв. [66]. Родиной кольчато-пластинчатого панциря принято считать Ближний Восток, однако пластины с обрывками кольчужных колец находят и в погребениях золотоордынских воинов конце XIV - начале XV в.

Интересно, что в XV в. кольчато-пластинчатую броню на большей части Ирана не оценили по достоинству. На изображениях воины, как правило, носят ламинарные или пластинчато-нашивные панцири, а кольчато-пластинчатая броня используется в качестве набедренников и защиты ног. Первые изображения кольчато-пластинчатых панцирей достаточно интересны. Они представляют собой, как бы, переходную модель от одного типа доспеха к другому. Так на североиранской миниатюре середины XV в. изображен "бехтерец" из очень крупных пластин имеющий ламинарные оплечья и подол. Грудь бехтерца прикрыта крупным железным диском- зерцалом, что видимо так же призвано подчеркнуть несовершенство первых образцов этого типа доспеха (табл. 3: 2 ). Первое "классическое" изображение пластин бехтерца относится к багдадской миниатюре 1465 г (табл. 3: 1), однако, судя по всему, пластины панциря если и соединялись между собой с помощью кольчужного плетения,  то затем пришивались к матерчатой основе (в данном случае к халату с короткими рукавами.

Гератский вариант конца XV в. предлагает нам иной тип кольчато-пластинчатого панциря. По покрою, он представляет собой рубахи с рукавами до середины предплечья и очень коротким подолом. Размер, форма и

Стр.121
место расположения пластин сближают его с русским "колонтарем". Однако наличие рукавов указывает, что этот тип может быть отнесен к разряду "юшманов". Разрез не показан, однако, из-за наличия рукавов можно предположить, что-либо его вообще не было, а доспех одевался через голову, либо он был осевым. Обращает на себя внимание двух- и трехчастные железные наплечники вплетенные в основной панцирь (см. табл. 3: 3, 4).

Конец XV - первая четверть XVI вв. ознаменуют начало нового периода в развитии кольчато-пластинчатого доспеха в Северном Иране. Ламинарные наплечники и набедренники исчезают, уступая место панцирю целиком состоящему из перемежающихся пластин и колец. Панцирь, был видимо, очень тяжел, так как пластины покрывали не только грудь, но и бока, спину, подол и рукава, а собственно кольчуга лишь обрамляла ворот, рукава и подол доспеха. Панцирь имел глубокий продольный разрез и, возможно, застегивался на груди (табл. 3: 5). Крайне интересен и тот факт, что почти в точности такой же доспех изображен и на среднеазиатских миниатюрах второй половины XVI в (табл. 3: 6). Причем о заимствовании стиля или "перерисовки" изображения речи не идет. Подобные совпадения указывают на смену оружейной парадигмы в Средней Азии, оружейники которой (после победы узбеков Шейбани-хана) переориентировались на западные образцы.

Параллельно с этим вариантом бытовали и его облегченные аналоги, которым была суждена долгая жизнь. В первую очередь речь идет о "бехтерцах", в которых пластинами покрывалась только грудь и спина, а рукава и подол формировала кольчужная сетка (табл. 10: 5, 6). Судя по миниатюрам в Северном и Восточном Иране бытовали и панцири, у которых пластины покрывавшие предплечья набирались не сверху вниз, а слева направо (табл. 3: 7).

В Средней Азии "бехтерцы", благодаря своей нарядности и надежности быстро стали популярными среди знати и высших нукеров. Обычно различают два вида бехтерцев: "русский" и "восточный". Основное отличие заключалось в том, что "русские" бехтерцы были лишены рукавов и застегивались на плечах и на одном боку (табл.8, рис. 4), в то время как "восточные" имели кольчужные рукава обычно до середины предплечья  и одевались через голову или имели осевой разрез [67]. Среднеазиатские миниатюры фиксируют лишь "восточный" тип бехтерцев, хотя не исключено, что представители верхушки феодальной знати носили и доспехи московского производства ("франкские панцири").

Самым популярным в XVI-XVII вв. видом кольчато-пластинчатых панцирей были "бехтерцы", нагрудник и наспинник которых формировали по 3-9 рядов пластин, а рукава, до середины предплечья или до локтя, бока и подол составляла кольчуга (табл. 3: 9-11).

Представление о таком типе бехтерца дает находка кольчато-пластинчатого доспеха на Ивановской площади в Москве. Легко реконструируются правая часть груди и правый рукав доспеха. Значительно

Стр.122
хуже сохранилась кольчужная сетка спины. Бехтерец имел квадратный вырез ворота и короткие прямые рукава длиной 15 см. Грудь и спина доспеха были усилены  рядами вертикально расположенных пластин прямоугольной формы из сталистого железа, заходящих одна на другую снизу вверх. Ряды пластин скреплялись между собой при помощи двойных уплощенных колец. Восстанавливается часть центрального ряда пластин и три ряда правой стороны груди 9 вероятно панцирь имел 7 рядов пластин. Подол формировала кольчужная сетка  шириной 16 см.  Круглопроволочные кольца кольчужной сетки, скреплены "на гвоздь". Размер сохранившихся пластин варьируется, длинна: от 39 до 73 мм, ширина: от 16 до 18 мм. Пластины покрыты серебряной насечкой и позолотой [68].

Помимо "классического" бехтерца существовали его облегченные и  утяжеленные варианты. К первым относится панцирь с одним рядом  пластин, вероятно прикрывавших осевой разрез доспеха (табл. 3: 8). Такие панцири, с 1-2 рядами пластин встречаются на миниатюрах XVII в. достаточно часто. Утяжеленные варианты, напротив, очень редки. Один из таких панцирей, изображенный на бухарской миниатюре 1648 г., как и самые ранние доспехи этого типа, почти полностью покрыт пластинами. Пластинами бронированы не только грудь, но и   подол, рукава до кисти, и это при том, что поверх них надеты стальные наручи, а плечи еще дополнительно усилены наплечниками (табл. 3: 13, табл. 8:6).
 
Оценивая в целом процесс развития кольчато-пластинчатых панцирей во втор. пол. XV-XVII вв., можно отметить две основные тенденции: стремление оружейников облегчить панцирь, сделать его более гибким и унифицировать его, за счет сокращения видов покроя.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15  Вперед
1 сентября 2008      Автор: admin      Просмотров: 29467      

Другие статьи из этой рубрики

Г.Г. Пиков. Памяти хана Кучлука (из истории становления Монгольской империи)

Одним из этих персонажей стал хан Кучлук, с именем которого до сих пор употребляются такие эпитеты, как "бездарный", "злокозненный", "злодей", "авантюрист", "узурпатор", "враг Ислама" и т. п. Считается до сих пор, что "этот дикий потомок алтайских кочевников не обладал ни единым качеством, сколь-либо полезным для управления тюрками, в значительной мере уже оседлыми". Если учесть, что самому Кучлуку так и не было дано ни единой возможности высказаться в свою защиту (нет ни одного сочинения, где бы он рассматривался как фигура положительная), то все обвинения в его адрес можно рассматривать как результат очень мощной пропагандистской кампании, проведенной против него фактически объединенными силами монгольских и мусульманских историков XIII в. и доверия к этим оценкам, существовавшего на протяжении последующих столетий как в Азии, так и в Европе. В данной статье и делается попытка рассмотреть место мятежного хана в сложнейшей истории становления мощной монгольской империи, не уходя в другую крайность – идеализацию личности Кучлука.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов