1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Леонид Бобров. Защитное вооружение среднеазиатского воина эпохи позднего средневековья

7.Кольчужный доспех ("савут")

Судя по сообщениям письменных источников и данным иконографии основным типом доспеха, прикрывавшим корпус воина XVI-XVII вв. была кольчуга, "савут". Кольчужные панцири были широко распространены в Средней Азии еще в период раннего средневековья.  Обычно оруживеды выделяют различные виды кольчатых панцирей: кольчуги, "пансыри", байданы, а иногда и подвиды: "пансыри в узел", "пансыри вострогвоздь", "коробчатые пансыри", "черкесские пансыри" и т. д. Основное различие заключается в способах крепления колец между собой, а так же в форме самих колец. При этом форма покроя для всех видов кольчатых панцирей примерно едина [69]. Не смотря на то, что в среднеазиатском и казахском эпосе встречаются  разнообразные типы кольчатых панцирей: "ак сауыт" - "белая серебреная кольчуга", "бадана" или "байдана" - кольчуга из крупных плоских колец, "жаланкат" - кольчуга, одеваемая под пластинчатый панцирь и т. д. среди дошедших до нас кольчатых панцирей встречаются только кольчуги, а на миниатюрах, как уже было сказано выше, единство

Табл. 123
покроя не позволяет выделить дополнительные варианты этого типа защитного вооружения. Поэтому в данной статье мы будем считать кольчужные панцири синонимом кольчатого доспеха вообще.
 
Гератские миниатюры кон. XV в. дают нам образцы достаточно совершенного кольчужного доспеха, состоящего из кольчужной рубашки с рукавами до середины предплечья, коротким подолом и кольчужными набедренниками дополненными железными наколенниками (табл. 4: 2, 3). Очень похожие панцири изображены и в среднеазиатской миниатюре XVI-XVII вв (табл. 4: 6-8, 11). Изменения коснулись лишь защиты бедра и голени, которая стала кольчато-пластинчатой, а у средневооруженных воинов исчезла совсем. Характерные для XIV-XV вв. кольчуги со сплошным осевым разрезом с начала XVI в. изредка встречаются на миниатюрах Южного Ирана (табл. 4: 1, 4, 5), а со второго десятилетия того же века исчезают совсем. Вместе с ними уходит в прошлое и традиция оформления кольчужных разрезов тканевыми полосами, а сплошной осевой разрез стягиваемый пуговицами в кон. XVI-XVII веках встречается только в Кашгарии и Китае [70]. От тимуридских образцов узбекские кольчуги XVI в. заимствуют рукава до середины предплечья и подтреугольные, арочные, вырезы на подоле, облегчающие посадку на коня (табл. 4, 4).

Дошедшие до наших дней кольчуги XVI-XVIII вв. хранятся в фондах Музея истории народов Узбекистана им. Айбека (табл. 9: 1). Это все те же "рубахи" с короткими рукавами и подолом. Единственное отличие от гератских образцов кон. XV в. заключается в невысоких кольчужных воротниках, в которые продеты полоски из кожи, прочной ткани или бархата "обеспечивающие вертикальное положение воротникам" [71]. Киргизские и осмотренные авторами туркменские кольчуги практически не отличаются от своих "бухарских" аналогов, ни по покрою, ни по весу.

Как и кольчуги других регионов среднеазиатские "савут" крепятся на "гвоздь" - кольца кольчуги клепаны заклепкой-гвоздем, выходящим на обе стороны кольца. Исследователи считают, что среднеазиатские кольчуги были тяжелее своих западных аналогов [72]. Возможно, утяжеление панциря было результатом так называемого "двойного плетения", когда в одно кольцо вставлялось не 4, а 6 соседних колец.

Интересно, что покрой кольчатых панцирей восточных соседей Бухары почти в точности повторял покрой среднеазиатских кольчуг. Так хранящаяся в Минусинском краеведческом музее им. Мартьянова, так называемая "татарская", вероятно, кыргызская, кольчуга в точности повторяет изображения "савут" на бухарских миниатюрах XVII в. Кольчужная рубашка длиной 72 см имеет разрезной ворот с глубоким "подполком" застегивающимся налево и короткий подол с разрезом для удобства при верховой езде (табл. 9: 3).

Параметры другой кыргызской кольчуги хранившейся в семействе Д. К. Доможакова так же соответствует основным типологическим

Стр. 124
особенностям среднеазиатских и русских кольчатых панцирей. Она имеет рукава до середины предплечья, короткий подол и характерный разрез на вороте и груди. Общая длина этого кольчатого панциря - 79 см [73]. Хранящиеся в  музее провинции Ганьсу в городе Ляньчжоу и музее Большого буддийского монастыря в городе Чжанье джунгарские кольчуги так же выкроены в рамках среднеазиатских традиций. В первую очередь это относится к кольчуге из Ляньчжоу с разрезом на правой стороне груди и на подоле, с рукавами до середины предплечья (табл. 9: 4). Единственное отличие кольчуги из Ляньчжоу от кольчуги из Минусинского музея заключается в том, что ворот застегивается направо, а не налево. Вторая кольчуга  не имеет таких ярко выраженных среднеазиатских черт (табл. 9:  2), но и она не походит на дальневосточные аналоги со сплошным осевым разрезом (табл. 9: 5) [74].

В XVII в. делаются попытки усовершенствовать кольчужную "рубашку", например с помощью длинных кольчатых рукавов (табл. 4: 9, 10). Однако численно преобладают привычные варианты прошлых лет.

Судя по письменным источникам, кольчуга плотно облегала тело воина [75]. Это подтверждается данными иконографии. Под кольчугу обычно надевали толстый халат или кожаную рубаху, рукава которой выглядывали из-под кольчужной брони (табл. 4: 6-8).

Сравнивая среднеазиатский кольчатый доспех с османскими, русскими и иранскими аналогами нельзя не заметить сходства  в вариантах покроя и технологии изготовления панцирей этих регионов. Причем в данном случае речь идет не столько о прямом заимствовании, сколько о некой универсальности развития "восточного комплекса вооружения", как такового.

Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15  Вперед
1 сентября 2008      Автор: admin      Просмотров: 38654      

Другие статьи из этой рубрики

Юрченко А. Г. Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография

Купцы книг о разнообразии мира не пишут. При этом нас пытаются уверить, что венецианский купец Марко Поло написал или, что более верно, продиктовал книгу о разнообразии мира. В ней он рассказывает почти о пятистах городах и провинциях, что сопоставимо с числом городов в арабо-персидских космографиях, охватывающих семь климатов (или зон) мира. И что самое удивительное, в космографиях, как правило, пересказываются собранные за столетия и давно устаревшие сведения, тогда как в книге Марко Поло излагается актуальная информация. Было бы странно не счесть это загадкой, но она, в силу грандиозности проекта, осталась незамеченной. По молчаливому согласию принято думать, что любой купец XIII в., приведись ему доехать до Китая и обратно, смог бы описать мир. Не смог бы. Поскольку традиция научных путешествий в наше время оказалась прерванной, опровергать мнение кабинетных ученых стало некому. Они-то и придумали великого путешественника и купца Марко Поло.

Г.Г. Пиков. О «кочевой цивилизации» и «кочевой империи». Статья первая: «Кочевая цивилизация»

В кочевниковедении наработан столь огромный материал в виде фактов и идей и отмечено столь значительное количество особенностей развития кочевого сообщества, не характерных как для земледельческих областей, так и для районов с присваивающей экономикой, что не видеть или игнорировать специфику развития и устройства обществ евразийского степного коридора уже невозможно. В историографии однако, как справедливо отметил пионер идеи кочевой цивилизации в нашей стране А. И. Мартынов [Мартынов. Степи Евразии; он же. О степной; Он же. Первичные цивилизации; Он же. Два этапа; Он же. Модель; Совещание], взаимоотношения обществ оседлых цивилизаций и степной Евразии все еще не рассматривались как система отношений двух параллельно развивающихся миров и это связано с тем, что оседлые общества - явление историческое, а степная Евразия, прежде всего, археологическое, добавим, и филологическое, т. е. описываемое все еще достаточно тенденциозно, в значительной степени на основе тех оценок, которые давали современники кочевой цивилизации.

Ж. Сабитов Золотоордынский клан Бек-Суфи: история и вопросы генеалогии

История Золотоордынского клана Бек-суфи не являлась объектом пристального изучения: в основном дискутировалась генеалогия самого Бек-суфи. Первые статьи о Бек-Суфи появились в связи с обнаружением монет с его именем отчеканенных в Крыму в 822, 823,824 и 825 годах хиджры. Северова М.Б. в своей статье "Об имени золотоордынского хана на монетах Крыма 822 и 823 гг. хиджры (1419, 1420 гг. н.э.)" впервые отождествила монетного Бек-Суфи с Бек-суфи, сыном Бектута из Тука-Тимуридов. Северова подсчитала, что если считать, что Бек-Суфи сын Бектута сына Данишменда сына Баяна сына Тука-Тимура сына Джучи сына Чингисхана дожил до 823 года, то одно поколение в этом клане должно равняться 35 годам. Это предположение Северовой вызвало здоровую критику исследователей, которая все-таки не появилась в форме статьи.

Л.Н. Гусева. Левосторонний запах одежды чжурчженей

Любой народ на протяжении веков создаёт стереотип своей уникальной культуры. Одним из его компонентов является одежда (12, с. 107). Перед нами поэтому встала задача — изучить одежды тунгусо-маньчжурского населения на Дальнем Востоке в средние века, используя при этом археологические, этнографические и письменные источники. Задача эта очень трудная, поскольку сама одежда, если и сохранилась, то в редких случаях. Зато при раскопках археологических памятников обнаружены наборные пояса, пуговицы, украшения, бронзовые фигурки человечков.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов