Статьи
 

© Шиловский М.В.

К ВОПРОСУ ОБ ОТКРЫТИИ КАРАКОРУМА

Источник: www.zaimka.ru

Летом 1889 г. в истории исследования Центральной Азии произошло важное событие, вызвавшее сенсацию во многих центрах изучения этой тогда глухой части самого большого континента земного шара. Небольшой по составу (пять человек) экспедицией, организованной Восточно-Сибирским отделом (Иркутск) Русского географического общества и возглавляемой известным ученым, публицистом и общественным деятелем Н.М.Ядринцевым были обнаружены развалины столицы государства Чингизидов Каракорума (Хара-Хорина, что значит в переводе с монгольского "черная ограда"). Обследуя остатки древнего города на правом берегу реки Орхон у стен буддийского монастыря "Эрдэнэ-Дзу" (основанного в 1585 г. на месте бывшей столицы) Николай Михайлович обоснованно предположил, что эти развалины и есть административный центр древнемонгольского государства.

Но не только это обстоятельство произвело сенсацию в ученых кругах. Н.М.Ядринцев и его спутники: художник-бурят С.А.Пирожков и топограф П.П.Смысловский выявили каменные стелы Бильгэ-кагана и его брата Кюль-тегина с параллельными текстами на китайском и древнетюркском (более известном под названием орхонского рунического письма) языках. "Самое важное в находках г. Ядринцева несомненно заключается в открытии им каменных таблиц с двуязычными надписями, рядом с китайскими иероглифами текст, изображенный "руническими знаками" вроде минусинских. Предположение, что эти надписи представляют параллельные тексты, дает надежду дешифровать минусинские письмена", - так первым в 1890 г. оценил находку выдающийся русский путешественник, исследователь Азии Г.Н.Потанин (1).

Орхоно-енисейские надписи, впервые открытые на Енисее С.Ремизовым, Ф.Страленбергом и Д.Мессершмидтом в 1696-1722 гг., были выполнены орхонским руническим письмом, служившим многим тюркоязычным народам раннего средневековья от Забайкалья до Киргизии. Их дешифровка датским лингвистом В.Томсеном (1893) и прочтение текстов выбитых на стелах Каракорума тюркологом В.В.Радловым (1894) позволили по авторитетному мнению С.В.Киселева, Л.Г.Кызласова и Л.А.Евтюховой "вывести на арену истории многие племена и народы, о которых до этого историки знали только из кратких сообщений официальных хроник китайского двора" (2).

Однако нас сейчас интересует не значимость открытия Н.М.Ядринцева, оно не оспаривается никем. После него развалины города, основанного Чингисханом в 1220 г., исследовали многочисленные экспедиции. В самом конце Х1Х в. А.И.Позднеев на основе анализа многочисленных источников подтвердил предположение сделанное в 1889 г. о местонахождении Каракорума. Наконец, в 1948-1949 гг. во время археологических раскопок, проведенных С.В.Киселевым, был окончательно решен вопрос о местонахождении города и подтвержден вывод Н.М.Ядринцева. Сейчас здесь в монастырском комплексе "Эрдэнэ-Дзу" открыт крупнейший в Монголии исторический музей-заповедник под открытым небом.

Привлекает внимание обстоятельства приведшие к открытию мирового уровня, организация и проведение экспедиционных работ. Все путешествие общей протяженностью 1,5 тыс. верст на лошадях от Кяхты до верховьев Орхона и обратно заняло 50 дней и обошлось в мизерную сумму - 1 тыс. рублей (из которых 400 выделил отдел РГО, а двести и четыреста составили расходы из собственных карманов С.А.Пирожкова и Н.М.Ядринцева (3). Пожалуй, это была самая "рентабельная", кратковременная и в то же время результативная экспедиция за всю историю исследований в Центральной Азии. Да и назвать ее экспедицией можно с большой натяжкой, более подходит к данному случаю термин "поездка", который употребляется во всех официальных публикациях о ней. Нужно иметь ввиду, что руководитель ее до 1889 г. в Монголии не был, хотя имел определенный опыт организации и проведения подобных мероприятий. В 1878, 1880 гг. Николай Михайлович совершил продолжительные поездки по Горному Алтаю, а в 1886 г. по поручению РГО выезжал в Восточную Сибирь для осмотра музеев и производства археологических раскопок. Поэтому удивляет точность наведения небольшого экспедиционного отряда на цель. Никаких отклонений, поисков, дополнительных переходов по бескрайним просторам Центральной Азии.

А ведь Каракорум начали искать давно,  со времен посещения его Плано Карпини и Марко Поло в ХIII веке. Не удалось осуществить этого ближайшему другу и сподвижнику Ядринцева - Г.Н.Потанину, совершившему в течение 1876-1886 гг. три крупные экспедиции по восточной, северной и центральной Монголии. Объяснить удачу интуицией первооткрывателя также не представляется возможным. Накануне путешествия Николай Михайлович переживал серьезный внутренний кризис, обусловленный смертью жены, обострением разногласий с интеллигенцией Иркутска, где он издавал и редактировал газету "Восточное обозрение" (4). И вот в разгар всего этого, как сообщает один из биографов Н.М.Ядринцева, "кому-то пришло в голову посоветовать /ему - М.Ш./ бросить Иркутск, оставить на кого-нибудь "Восточное обозрение" и поехать в Монголию разыскивать мифический Каракорум" (5).

По версии Г.Н.Потанина этим кем-то был председатель иркутского (Восточно-Сибирского) отдела РГО В.Е.Яковлев, который "нашел и специальную для него задачу - поездку в Монголию для отыскания следов древнего города Каракорума" (6). Но дело в том, что Василий Евграфович Яковлев был по специальности энтмологом и хорошо разбирался в жуках и бабочках, а не в тонкостях археологии Центральной Азии. Кто-то должен был ему, как руководителю научной организации, подсказать именно такой способ спасения редактора единственной в то время общесибирской газеты от спивания и предложить маршрут, а главное цель поездки.

Этим кем-то, по нашему мнению, стал сам Григорий Николаевич Потанин (1835 - 1920), работавший в 1887-1890 гг. в Иркутске правителем дел (фактическим руководителем) Восточного-Сибирского отдела РГО. Он в момент сильнейшего духовного кризиса уговорил Н.М.Ядринцева на время покинуть город и совершить поездку в верховья Орхона. Он же снабдил последнего точными данными о местонахождении древней монгольской столицы, позволившим путешественнику не тратя время на  поиски точно выйти на цель. Г.Н.Потанин как бы подарил открытие мирового уровня своему товарищу и единомышленнику, тесными узами дружбы с которым был связан с 1860 г. И вместе с ним радовался по возвращению  экспедиционного отряда, прозорливо замечая в письме: "Но во всяком случае отлично кончилось дело! Открытие Ваше наделает шума, особенно надписи в Каракоруме" (7).

Григорий Николаевич со времени своей первой экспедиции в Центральную Азию начал собирать сведения о Каракоруме. И уже к 1877 г. имел достаточно точные сведения о его местонахождении (8). Возвращаясь из третьей экспедиции в Кяхту, он со спутниками в октябре 1886 г. вышли к Орхону. Но "мы были связаны договором с нашими возчиками и поэтому не только не могли направить караван к развалинам..., - записал Потанин в путевой дневник, - но не могли его задерживать на время, которое потребовалось бы для отдельной поездки к развалинам". Поэтому члены экспедиции лишь издали видели "четырехугольную насыпь", а от местных жителей узнали о местности, "где будто бы находится много плит, покрытых надписями" (9).

Таким образом, Г.Н.Потанин мог установить с высокой степенью точности местонахождение Каракорума. А спустя два с половиной года, по его наводке, с минимальными затратами Н.М.Ядринцев открыл древнюю столицу для науки. Все вышесказанное не принижает его вклада в изучение Центральной Азии, а является свидетельством самоотверженности, коллективизма, личной скромности отечественных ученых, к славной плеяде которых относились Н.М.Ядринцев и Г.Н.Потанин, 165-летие которого приходится на 2000 год.

Примечания.
1. Изв. Вост.-Сиб. отдела РГО, т.21, № 3, Иркутск, 1890, с.7.
2. Древнемонгольский город. М.,1965, с.125.
3. Изв. Вост.- Сиб. отдела. с.25; Ядринцев Н.М. Путешествие на верховье Орхо-на и развалинам Каракорума // Изв. РГО, т.26, вып.1, Спб.,1890, с.271.
4. Потанин Г.Н. Воспоминания // Литературное наследство Сибири (ЛНС), т.7, Новосибирск, 1986, с.62.
5. ЛНС, т.5, Новосибирск, 1980, с.368.
6. Потанин Г.Н. Воспоминания. с.69.
7. Письма Г.Н. Потанина. Т.4, Иркутск, 1990, с.112.
8. Потанин Г.Н. Очерки Северо-Западной Монголии. Вып.2, Спб., 1881, с.75-76.
9. Потанин Г.Н. Тангутско-Тибетская окраина Китая и его Центральная Монго-лия. М.,1950, с.563.

10 сентября 2008      Опубликовал: admin      Просмотров: 2553      

Другие статьи из этой рубрики

Ж.М. Сабитов. Ханы Ногайской Орды

В исторической литературе тема ногайских ханов освещена слабо. Причиной этому является с одной стороны обрывочность сведений о ногайских ханах. С другой стороны, ханы Ногайской Орды не представляли из себя сильного института власти и были полностью зависимы от реальных обладателей власти ногайских правителей (потомков Едыге) и поэтому их жизнедеятельность не была столь хорошо освещена. Трепавлов В.В. писал: "Юсуф (Правитель Ногайской Орды) занимал номинальный княжеский пост верховного военачальника-беклербека при безвластном хане. Посажение марионеточных монархов, которые своей персоной освящали гегемонию ногаев в степях, практиковалось во второй половине 15 века, во время формирования Ногайской Орды, а также в середине 16 века"[

Реконструкции Л.А. Боброва: Тяжеловооруженные воины Средней Азии и сопредельных территорий XVI – XVII вв.

ТЯЖЕЛОВООРУЖЕННЫЕ ВОИНЫ СРЕДНЕЙ АЗИИ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЙ XVI – XVII ВВ. Реконструкции выполнены по материалам российских и зарубежных музеев и данным среднеазиатской иконографии. Автор реконструкций: Л.А. Бобров.

В.Д. Кубарев. Искусство древних кочевников Центральной Азии в петроглифах Алтая

В ряду древних культур скифского облика, распространенных в Центральной Азии, пазырыкская культура занимает особое место. Один из компонентов скифской триады – "звериный стиль" представлен в ней наиболее полно и ярко. Уникальные погребальные сооружения в урочище Пазырык, заполненные древним льдом, открыли миру все многообразие искусства древних кочевников. Оригинальность различных изображений животных, найденных в курганах Алтая, позволяет говорить об "алтайском зверином стиле". Видный исследователь алтайских древностей М.П.Грязнов считал, что "в процессе формирования культуры и искусства скифо-сибирского типа вклад саяно-алтайских племен был более значителен, чем собственно скифов".

"Жизнеописание Цзинь Миди". Отрывок из сочинения "Ханьшу". Цзюань 68. Авторский перевод Игоря Сабирова.

Цзинь Миди, дворцовое имя которого было Вэншу, сначала был наследником сюннуского правителя Сюту. Во время годов под девизом правления Юаньшоу (122-118) командующий легкой кавалерией Хо Цюйбин атаковал территорию правого крыла сюнну, отрубив множество голов хусцев и захватив статую золотого человека, посвященного Небу, который почитался правителем Сюту. В это лето (121) командующий легкой кавалерией еще раз выступил от Цзюйяня и напал на район гор Цилянь, захватив и убив множество врагов.
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте | баннеры сайта