Статьи
 

C. 68

© Н. Н. Мингулов

Национально-освободительное движение народов Синьцзяна как составная часть общекитайской резолюции (1944—1949 годы).

Оригинальный вариант: // Вопросы истории Казахстана и Восточного Туркестана. – Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1962. – т. 15. – С. 68 – 104

Победа китайского народа, открывшая новую эпоху в националь­но-освободительном движении Востока, является после Великой Октябрьской социалистической революции самым выдающимся событием всемирной истории. Победа народной революции явилась закономерным итогом долголетней и упорной героической борьбы широчайших народ­ных масс многонационального Китая под руководством Коммунисти­ческой партии Китая (КПК) с внутренними и внешними врагами.

Народы Синьцзяна рука об руку со всем китайским народом вели многолетнюю героическую борьбу за национальное и социальное осво­бождение и внесли свой вклад в дело великой победы над общим вра­гом.

Задачей настоящей работы является освещение одного из важных, но мало исследованных периодов в истории народов Синьцзяна — национально-освободительного движения 1944—1949 гг., его характера и особенностей на различных этапах, роли различных классов, групп и партий в этой борьбе.

***

Господство антинародной клики Чан Кай-ши в Китае — одна из самых мрачных страниц в истории Синьцзяна, окраинной провинции страны.

Экономика Синьцзяна неуклонно деградировала. Земледелие при­ходило в упадок. Сокращалось поголовье скота. Застой переживала торговля. Посевная площадь из года в год сокращалась. Так, если в 1940 г. [1] обрабатываемая площадь составляла около 20 млн. му [2], то ко времени освобождения провинции от реакционного гоминдановского гнета она едва достигала 15 млн.. му [3].

Огромные земельные площади, могущие давать обильный урожай, не использовались только потому, что ирригационные сооружения были недостаточны или пришли в полную негодность. Частые засухи при недостаточности ирригационных сооружений приводили к опустоше-

1          "Народный Китай", 1955, № 19, стр. 10. 2          Му равняется 1/16 га. 3          "Народный Китай", 1955, № 19, стр. 10.

1.С. 69

нию целых деревень, жители покидали их и уходили нищенствовать, пашни приходили в запустение.

Животноводство, являвшееся основной отраслью экономики северо-восточных районов Синьцзяна, носило экстенсивный характер. Большое количество скота гибло от частых эпизоотии, зимних холодов и ме­телей. Поголовье скота резко снижалось из года в год. К 1942 г. на­считывалось немногим более 17 млн. голов скота, а ко времени осво­бождения (1949 г.) не превышало 12 млн. голов.

Трудовое население провинции влачило самое жалкое существова­ние, его жестоко эксплуатировали гоминдановский бюрократический аппарат, местные феодалы-помещики, купцы и ростовщики. Крестьян­ство и скотоводы несли на своих плечах огромное бремя казенных на­логов (только основных насчитывалось 22 вида). Кроме основного об­ложения, существовал еще "дополнительный налог", обычно превышав­ший основной налог более чем в три раза, а также множество ничем не регламентированных податей и повинностей. Нередко все эти поборы поглощали 70—80 проц. доходов хозяйства.

Налоговая политика гоминдановских властей приводила к разо­рению дехканства и обогащению помещиков. Земельный налог взимал­ся в одинаковом размере как с крупных землевладельцев, так и с ма­лоземельных крестьян, составлявших основную массу сельского насе­ления. Используя продажность гоминдановских чиновников, помещики скрывали фактическое количество имеющейся у них земли и перекла­дывали налоговое бремя на крестьян. Нередко наблюдались случаи, когда с крестьян взимали налоги на много лет вперед. Они разорялись до такой степени, что вынуждены были продавать своих детей.

Сосредоточение до 70—80 проц. всех обрабатываемых земель, ле­сов и пастбищ в руках феодально-байских элементов, составлявших не более 10—15 проц. сельского населения [4] Синьцзяна, открывало пе­ред ними неограниченные возможности в эксплуатации крестьян и ря­довых скотоводов.

Малоземельное и безземельное крестьянство было вынуждено арен­довать землю у помещиков на самых кабальных условиях. От 3/5 до 4/5 урожая у дехканина уходило на арендную плату. Кроме того, по­скольку оросительная система находилась в распоряжении помещиков, крестьянство было вынуждено платить им за пользование водой.

В бедственном положении находились и трудящиеся скотоводы. Почти 80—90 проц. скота и все пастбища находились в руках феодалов. А в отдельных местностях этот процент был еще выше. Так, на­пример, в животноводческом районе Кашгарского округа—Ташкургане число бедняков-скотоводов доходило до 95 проц., из них 30 проц. рабо­тало батраками у богатых феодалов-скотоводов, не получая за это ни­какой платы, кроме скудной пищи [5].

Непомерный феодальный гнет, которому подвергалось сельское на­селение провинции, еще усугублялся вопиющей коррупцией местной администрации, торговым грабежом со стороны торгово-бюрократической монополии "Тучаньгунсы". Эта компания, монополизировавшая сферу торгового обращения провинции, служила для провинциального чиновничества орудием прямого ограбления широких слоев местного населения. Монопольно распоряжаясь ценами, компания за бесценок

4          Газета "Янги-Юл", 1956, 30 июля. 5          "Синьцзян газети", 1951, 15 февраля. Из речи делегата на конференции народ­ных представителей.
   1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34  Вперед
12 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 38994      

Другие статьи из этой рубрики

В.Д. Кубарев. Искусство древних кочевников Центральной Азии в петроглифах Алтая

В ряду древних культур скифского облика, распространенных в Центральной Азии, пазырыкская культура занимает особое место. Один из компонентов скифской триады – "звериный стиль" представлен в ней наиболее полно и ярко. Уникальные погребальные сооружения в урочище Пазырык, заполненные древним льдом, открыли миру все многообразие искусства древних кочевников. Оригинальность различных изображений животных, найденных в курганах Алтая, позволяет говорить об "алтайском зверином стиле". Видный исследователь алтайских древностей М.П.Грязнов считал, что "в процессе формирования культуры и искусства скифо-сибирского типа вклад саяно-алтайских племен был более значителен, чем собственно скифов".
 
 
"Евразийский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
Вопросы копирования материалов
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте | баннеры сайта