1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Н.Н. Мингулов. Национально-освободительное движение народов Синьцзяна как составная часть общекитайской резолюции (1944—1949 годы).

12.С. 80

Такая политика руководящих органов восстания способствовала сплочению всего населения округа, без различия национальностей, вок­руг новой власти.

Национально-освободительное движение народов Синьцзяна, начавшееся в ноябре 1944 г. в Илийском округе, на первом своем этапе имело первоочередной целью завоевание независимости. Это означало не отделение Синьцзяна от Китая, а освобождение края от гнета гомин­дановских властей и создание новодемократического строя, подобно тому, который был установлен в освобожденных районах Китая, руково­димых КПК. "Наше восстание было национально-освободительным восстанием, направленным против колониального гнета. Наряду с этим, это было восстание народа, лишенного элементарных человечес­ких прав, за свободу и политические права. Поэтому это восстание, поднятое нами, явилось восстанием за претворение в жизнь демократи­ческой политики... и преследовало одну цель — установление подлинной демократической власти в Синьцзяне" [41], — указывал Ахмеджан Касымов. После свержения деспотической гоминдановской власти на территории Илийского округа была создана демократическая база нацио­нально-освободительного движения народов Синьцзяна.

Создав свою регулярную национально-освободительную армию, центральный штаб восставшего народа теперь мог приступить к осуществлению своей дальнейшей задачи — оказать помощь населению других округов провинции в их борьбе за избавление от ненавистной гоминдановской деспотии.

В тесном взаимодействии с партизанскими отрядами Тарбагатая и Алтая части национально-освободительной армии к осени 1945 г. очис­тили эти округа от гоминдановских войск, и здесь была установлена народная власть.

Успешно развивая наступление, национально-освободительная армия развернула бои на подступах к столице провинции — Урумчи, где китайские патриоты с приближением повстанческих сил готовились поднять восстание.

Под влиянием событий в северных округах пламя восстания охватило крайние южные и западные районы провинции. На юге особенно большой размах борьба против гоминдановского режима получила в Яркендском и Кашгарском округах. Сюда гоминдановцы перебросили десятитысячную группировку войск, чтобы не дать возможности вос­ставшим соединиться с частями национально-освободительной армии трех округов, действовавших на территории Аксуйского округа.

Гоминдановцы, таким образом, оказались перед перспективой потери господства в Синьцзяне. Поэтому Чан Кай-ши в сентябре 1945 г., когда шли переговоры между КПК и гоминданом в Чуицине, вынужден был объявить о своем признании демократической базы Или—Тарбагатай—Алтай и предоставлении Синьцзяну "местной автономии". К этому времени и в международной обстановке и внутри Китая произошли крупные изменения. После разгрома гитлеровской Германии и безогово­рочной капитуляции милитаристской Японии в значительной степени увеличились демократические силы во всем мире. В Китае, в частности, создалась реальная возможность проведения демократических преоб­разований мирным путем. Поэтому КПК стремилась к тому, чтобы без

41 А. Касымов. Указ. сб., стр. 153.
Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34  Вперед
12 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 71166      

Другие статьи из этой рубрики

Г.Г. Пиков. Памяти хана Кучлука (из истории становления Монгольской империи)

Одним из этих персонажей стал хан Кучлук, с именем которого до сих пор употребляются такие эпитеты, как "бездарный", "злокозненный", "злодей", "авантюрист", "узурпатор", "враг Ислама" и т. п. Считается до сих пор, что "этот дикий потомок алтайских кочевников не обладал ни единым качеством, сколь-либо полезным для управления тюрками, в значительной мере уже оседлыми". Если учесть, что самому Кучлуку так и не было дано ни единой возможности высказаться в свою защиту (нет ни одного сочинения, где бы он рассматривался как фигура положительная), то все обвинения в его адрес можно рассматривать как результат очень мощной пропагандистской кампании, проведенной против него фактически объединенными силами монгольских и мусульманских историков XIII в. и доверия к этим оценкам, существовавшего на протяжении последующих столетий как в Азии, так и в Европе. В данной статье и делается попытка рассмотреть место мятежного хана в сложнейшей истории становления мощной монгольской империи, не уходя в другую крайность – идеализацию личности Кучлука.

Л.Н. Гусева. Левосторонний запах одежды чжурчженей

Любой народ на протяжении веков создаёт стереотип своей уникальной культуры. Одним из его компонентов является одежда (12, с. 107). Перед нами поэтому встала задача — изучить одежды тунгусо-маньчжурского населения на Дальнем Востоке в средние века, используя при этом археологические, этнографические и письменные источники. Задача эта очень трудная, поскольку сама одежда, если и сохранилась, то в редких случаях. Зато при раскопках археологических памятников обнаружены наборные пояса, пуговицы, украшения, бронзовые фигурки человечков.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов