1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Н.Н. Мингулов. Национально-освободительное движение народов Синьцзяна как составная часть общекитайской резолюции (1944—1949 годы).

12.С. 80

Такая политика руководящих органов восстания способствовала сплочению всего населения округа, без различия национальностей, вок­руг новой власти.

Национально-освободительное движение народов Синьцзяна, начавшееся в ноябре 1944 г. в Илийском округе, на первом своем этапе имело первоочередной целью завоевание независимости. Это означало не отделение Синьцзяна от Китая, а освобождение края от гнета гомин­дановских властей и создание новодемократического строя, подобно тому, который был установлен в освобожденных районах Китая, руково­димых КПК. "Наше восстание было национально-освободительным восстанием, направленным против колониального гнета. Наряду с этим, это было восстание народа, лишенного элементарных человечес­ких прав, за свободу и политические права. Поэтому это восстание, поднятое нами, явилось восстанием за претворение в жизнь демократи­ческой политики... и преследовало одну цель — установление подлинной демократической власти в Синьцзяне" [41], — указывал Ахмеджан Касымов. После свержения деспотической гоминдановской власти на территории Илийского округа была создана демократическая база нацио­нально-освободительного движения народов Синьцзяна.

Создав свою регулярную национально-освободительную армию, центральный штаб восставшего народа теперь мог приступить к осуществлению своей дальнейшей задачи — оказать помощь населению других округов провинции в их борьбе за избавление от ненавистной гоминдановской деспотии.

В тесном взаимодействии с партизанскими отрядами Тарбагатая и Алтая части национально-освободительной армии к осени 1945 г. очис­тили эти округа от гоминдановских войск, и здесь была установлена народная власть.

Успешно развивая наступление, национально-освободительная армия развернула бои на подступах к столице провинции — Урумчи, где китайские патриоты с приближением повстанческих сил готовились поднять восстание.

Под влиянием событий в северных округах пламя восстания охватило крайние южные и западные районы провинции. На юге особенно большой размах борьба против гоминдановского режима получила в Яркендском и Кашгарском округах. Сюда гоминдановцы перебросили десятитысячную группировку войск, чтобы не дать возможности вос­ставшим соединиться с частями национально-освободительной армии трех округов, действовавших на территории Аксуйского округа.

Гоминдановцы, таким образом, оказались перед перспективой потери господства в Синьцзяне. Поэтому Чан Кай-ши в сентябре 1945 г., когда шли переговоры между КПК и гоминданом в Чуицине, вынужден был объявить о своем признании демократической базы Или—Тарбагатай—Алтай и предоставлении Синьцзяну "местной автономии". К этому времени и в международной обстановке и внутри Китая произошли крупные изменения. После разгрома гитлеровской Германии и безогово­рочной капитуляции милитаристской Японии в значительной степени увеличились демократические силы во всем мире. В Китае, в частности, создалась реальная возможность проведения демократических преоб­разований мирным путем. Поэтому КПК стремилась к тому, чтобы без

41 А. Касымов. Указ. сб., стр. 153.
Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34  Вперед
12 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 53165      

Другие статьи из этой рубрики

Хаджи-Мурат Илиуф. Этимологическое исследование слов-интернационализмов тюркского происхождения

Взаимное общение представителей разных этносов, знакомство с новыми реалиями неизбежно приводят к обогащению лексического фонда их языков через заимствование новых слов. Некоторые предметы или понятия оказываются столь значительными, популярными либо становятся знакомыми по той или иной причине, что обозначающие их слова приобретают экспансивный характер. Они делаются широко распространенными за первоначальные пределы, т.е. известными у народов, территориально удаленных как друг от друга, так и от места обитания людей, в среде которых возникли такие лексемы. Подобные номинативные единицы языка в лингвистике принято называть словами-интернационализмами. В этом лексико-семантическом разряде определенное место занимают слова тюркского происхождения. К ним можно отнести географические названия (топонимы) и термины, историзмы, этнонимы, этнографизмы, экзотизмы, а также лексемы, давно усвоенные разными языками и утратившие свою "иностранность". Иными словами, последний класс заимствованных слов в сознании носителей того или иного языка, как правило, не имеет коннотацию, отображающую их иноязычное происхождение. Этимологические исследования единиц этой лексической группы позволяют в диахроническом аспекте осветить линии непосредственного и опосредствованного этнокультурного взаимовлияния. Критерием отбора предполагаемых тюркизмов, этимологический анализ которых осуществляется в данной статье, является их наличие в лексике отдельных народов Азии и Европы.

Арабские путешественники на Великом шелковом пути (IX-X в.в.)

Возникновение ислама, а затем последовавшие арабские завоевания на Западе и на Востоке, привели к образованию арабского халифата. Однако завоевания продолжались на северо-востоке в первой четверти VIIIв., где были присоединены Мавераннахр и ряд других сопредельных областей.

Б.Д. Цыбенов. Даурские роды в XVII в.

В начале XVII в. дауры населяли обширную территорию от Еравнинских озер и верховьев Витима на западе до притока Амура в среднем течении – р. Буреи на востоке (ныне Бурейский район Амурской области); на севере доходили до устья притока Алдана – р. Амга (совр. Республика Саха-Якутия), на юге граница проходила по правому берегу Амура, в районе притоков – Кун и Букур (северная часть провинции Хэйлунцзян КНР). В Восточном Забайкалье, помимо эвенкийского окружения, с юго-запада, с даурами, возможно, поддерживали связи племена и объединения монгольского происхождения (табангуты, хори). Амур в верхнем течении на всем протяжении (около 900 км.) был естественной границей между даурами и этнотерриториальным объединением монголов – хорчинов, в состав которых входили кереиты, солонгуты и ряд других монгольских племен [21, c. 23]. Отдельные группы дауров, проживавшие на правом берегу Амура, находились с ними в непосредственных контактах. На юге и востоке даурские земли соприкасались с территорией маньчжурских племен, а северными соседями были эвенки-орочоны. Отметим, что дауры различали эвенков по хозяйственно-культурному типу: хонкор (онкор) – скотоводы и земледельцы и орчен – оленеводы. Первые проживали в соседстве с даурами, в некоторых местах наблюдается чересполосное расселение. В целом, тунгусо-маньчжурские элементы приняли немалое участие в формировании даурской народности. Об этом свидетельствуют данные материальной и духовной культуры, заимствования в языке. К тотемным культам, по всей вероятности, тунгусо-маньчжурских народов, относится почитание даурами медведя, как первопредка [пма, инф. И Сун]. Имеются сведения об эвенкийских родах, связанных с даурами кровными узами. Их называют "таараалеэ", производное от корня "таар", имеющего следующие значения: 1) "дети братьев матери"; 2) "дети сестер отца" [пма, инф. Э Жуйфу].
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов