1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Н.Н. Мингулов. Национально-освободительное движение народов Синьцзяна как составная часть общекитайской резолюции (1944—1949 годы).

27.С. 95

цзяна были недовольны режимом гоминдановской марионетки Масхуда.

Попытки Масхуда подавить разраставшееся демократическое движение народов Синьцзяна с помощью террора имели обратное воздей­ствие. Положение в провинции еще более осложнилось.

Учитывая создавшуюся обстановку и пытаясь стабилизировать положение, реакционное нанкинское правительство вынуждено было ото­звать Масхуда с поста председателя синьцзянского провинциального правительства.

По требованию народа были также смещены ответственный секретарь правительства Масхуда — Айса-бек Алапткин и агент иностран­ных держав, организатор антикоммунистических бандитских действий в Синьцзяне, заместитель командующего Синьцзянским военным окру­гом — Сунь Силянь.

Таким образом, в результате усиления демократического движе­ния в провинции и, главным образом, вследствие крупных изменений в пользу демократических сил в масштабе всего Китая, правительство Масхуда пало, и в начале 1949 г, в Синьцзяне было сформировано новое правительство.

По предложению начальника Северо-Западного района генерала Чжан Чжи-чжуна в середине января 1949 г. председателем синьцзянского правительства назначили Бурхана Шахиди. Но в противовес ему на должность заместителя председателя был поставлен известный ре­акционер Мухаммед Имин, редактор фашисткого листка "Эрк".

Смещение Масхуда явилось крупным успехом демократического движения, но не окончательным, ибо требования народа были выполнены лишь частично и не было гарантии, что условия мирного согла­шения от 2 января 1946 г. будут претворяться в жизнь полностью.

При своем вступлении на пост председателя Бурхан Шахиди провозгласил следующие принципы политики коалиционного правитель­ства: обеспечить в провинции мир, демократию, единство: развивать китайско-советскую дружбу [77].

Однако реакционные силы всячески стремились воспрепятствовать осуществлению этой программы. Тем более, что и в самом правительстве были реакционные националистические элементы, находившиеся на службе иностранных разведок. Газета "Ялкин" с первых же дней вступления Бурхана Шахиди на пост председателя синьцзянского пра­вительства повела разнузданную реакционную, пропаганду, преследуя цель посеять недоверие к новому провинциальному правительству. В ответ на это, новое правительство, основываясь на "Политической про­грамме" (§ 5, раздел "Нация"), запретило газету "Ялкин".

С целью дальнейшего сплочения народа для обеспечения мира и единства в провинции местное правительство 30 мая 1949 г. опублико­вало "Обращение ко всему народу различных национальностей про­винции", в котором говорилось: "Приложим все усилия для сплочения демократических сил провинции. Мы должны вести жестокую борьбу с противниками мира и единства, прикрывающимися лозунгом нацио­нализма... Наша единственная цель — мир, единство, демократия, сот­рудничество и упрочение дружбы между Китаем и Советским Союзом... Наша неотложная задача — выполнение "Программы по осуществле­нию политических дел", выработанной на основе условий мирного сог­лашения" [78].

78 "Синьцзян газети", 1949, 31 мая. Там же, 31 мая.
Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34  Вперед
12 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 53172      

Другие статьи из этой рубрики

Г.Г. Пиков. О «кочевой цивилизации» и «кочевой империи». Статья вторая: «Кочевая империя»

В статье представлен анализ понятия "кочевая империя" и ряда ее признаков. Кроме того, автор делает попытку определить ее место не только в этнополитической, но и культурной истории Евразии. Кочевые империи рассматриваются как восточноазиатский феномен и признак наивысшего этапа развития кочевой цивилизации.

E.И. Кычанов. Кешиктены Чингис-хана (о месте гвардии в государствах кочевников)

В становлении ранних государств, формировании государственного механизма важное место принадлежало окружению правителя, в частности тем сильным и молодым людям, которые рекрутировались из "сыновей и младших братьев" сподвижников правителя—основоположника государства и составляли его дружину, его личную охрану. У скифов при царе служили отроки. Они составляли гвардию царя, постоянное войско, обязанное охранять его. Эти же юноши выполняли и различные поручения царя по управлению государством, из их числа назначались ферапонты, сановники, управляющие государством. Среди юношей-гвардейцев скифского царя был распространен обычай побратимства, после смерти царя часть его гвардии сопогребали вместе с умершим. При сяньбийских каганах была гвардия (цзинъши), в которую набирались сыновья и младшие братья "великих людей" (дсасэнь), сановников и местных правителей государства. В 396 г. Тоба Лигуй принял титул императора (хуанди) и провел реформу структуры государственного аппарата."Все [назначенные им на должности лица] принадлежали к [его] гвардии. [Они] участвовали в [заседаниях государственного] совета и обсуждали дела армии и государства". Тюркского кагэна охраняли 900 гвардейцев [бёри — "волков"), которыми командовал управитель ставки кагана - тойкан. Сведений о назначениях гвардейцев тюркского кагана на государственные должности у нас не имеется.

Е.С. Галкина. Степные соседи Древней Руси: этнические процессы и общественное развитие

Кочевая периферия играла важную роль в исторических процессах того времени. И дело не только в том, что борьба с номадами в целом укрепляла социальные и политические связи в Древнерусском государстве, несмотря на частое использование кочевых наемников в княжеских усобицах. Жители Древней Руси контактировали с кочевниками на уровне торгового обмена, в приграничных районах существовало множество совместных поселений. Под влиянием славян-земледельцев происходило оседание кочевых племен, которое подчас заканчивалось ассимиляцией. Становясь частью древнерусской народности, кочевники привносили не только антропологический тип, но некоторые культурные традиции и обычаи. Все эти факторы делают необходимым изучение кочевых народов южнорусских степей не только как внешней и враждебной силы. Собственно миграции в степях Восточной Европы, этнические и социально-политические процессы в кочевых сообществах являются не менее важными для понимания истории Киевской Руси, чем военные столкновения.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов