1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Н.Н. Мингулов. Национально-освободительное движение народов Синьцзяна как составная часть общекитайской резолюции (1944—1949 годы).

3.С. 71

жил образцом и вдохновляющим примером в борьбе народов Синьцзяна за свободу.

И этой борьбе всемерно содействовала Коммунистическая партия Китая, которая с момента ее образования одной из важнейших своих задач считала осуществление подлинного равенства для всех народнос­тей Китая и освобождение их от национального угнетения.

"Коммунистическая партия Китая всегда считала освобождение Синьцзяна одной из задач китайской революции. Коммунисты Синьцзя­на шли в первых рядах этой борьбы" [9].

Для ведения революционной работы КПК в 1933 г. направляет в Синьцзян группу своих лучших сынов во главе с членами ЦК КПК Чэнь Тань-цю и Мао Цзэ-мином.

Китайские коммунисты, распространяя идеи марксизма-ленинизма среди прогрессивной интеллигенции народов Синьцзяна, оказали сво­ей деятельностью огромное революционизирующее влияние на рост самосознания народа. "Они сеяли зерно народной революции и комму­низма. Провели ряд конкретных организационных мероприятий и внес­ли вклад в дело освобождения Синьцзяна" [10]. В частности, в распрост­ранении идей марксизма-ленинизма в Синьцзяне видную роль сыграли китайские коммунисты, работавшие в Урумчинском университете и в редакции провинциальной газеты. В условиях Синьцзяна, где отсут­ствовал промышленный пролетариат, рост революционных настроений в среде прогрессивной интеллигенции имел особо важное значение для последующего развития освободительного движения в провинции. Да­вая оценку периоду 30—40-х годов, когда идеи марксизма-ленинизма получают широкое распространение среди передовой части местной ин­теллигенции, один из руководителей национально-освободительного движения в Синьцзяне Ахмеджан Касымов указывал: "...не будь этого периода, не было бы и кадров, поднявших нашу национально-освободи­тельную революцию" [11].

Годы, непосредственно предшествовавшие усилению национально-освободительной борьбы в Синьцзяне, ознаменовались разнузданной кампанией против демократических сил, начатой осенью 1942 г. Шэнь Ши-цаем (губернатор провинции в 1933—1943 гг.). Особенно большо­го размаха разгул реакции достиг в 1943 г. в связи с созданием синьцзянского бюро ЦК гоминдана и иностранных консульств. Тысячи лю­дей были арестованы, многие расстреляны. В числе революционеров, павших от рук гоминдановских палачей, были член ЦК КПК — Чэнь Тянь-цю, коммунисты Мао Цзэ-минь (брат Мао Цзэ-дуна), Цяо Го-чжэнь, Линь Цзи-лу и многие другие, посвятившие себя делу освобож­дения народов Синьцзяна.

Вслед за этими репрессиями в отношении прогрессивных сил последовало еще большее усиление грабежа народных масс Синьцзяна.

И без того тяжелое экономическое положение народов провинции сильно ухудшилось в связи с прекращением в конце 1943 г. торговых связей с Советским Союзом, явившимся результатом антикоммунистической и антисоветской кампании, проводимой кликой Шэнь Ши-цая.

С прекращением торговли с СССР сельскохозяйственное сырье Синьцзяна и особенно продукты животноводства потеряли основной рынок сбыта; и одновременно прекратился ввоз промышленных това­ров. В результате началось резкое вздорожание промышленных това

9          "Синьцзян газети", 1955, 27 сентября. 10        "Жэньминьжибао", 1955, 30 сентября. 11        А. Касымов. Избранные статьи и речи. Урумчи, 1950, стр. 11, (На уйгур­ском языке).
Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34  Вперед
12 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 65242      

Другие статьи из этой рубрики

Александр Юрченко. Клятва на золоте: тюркский вклад в монгольскую дипломатию

Ритуал клятвы относится к культурным универсалиям. Видов клятв и вариантов их реализации ограниченное число. Клятва на золоте, как и большинство сюжетов, связанных с реалиями повседневной жизни в Монгольской империи, редко привлекает внимание исследователей. Остается неизвестным, каким образом монгольские ханы предоставляли гарантии безопасности иноземным правителям, требуя их прибытия на курултаи. Как создавалась атмосфера доверия, предшествовавшая непосредственной встрече высоких сторон? Широкие контакты, которые Монгольская империя навязывала сопредельным и зависимым от нее странам, как правило, имели целью создание военных союзов. То же самое относится к взаимоотношениям различных кланов Чингизидов. Во всех этих случаях использовалась клятва на золоте. В персидских источниках монгольского времени ритуал фигурирует под образным выражением "съесть золото" и, видимо, в силу известности содержание ритуала не раскрывается. Наша задача — раскрыть суть этого инструментария. История клятвы такова.

М.В. Шиловский. К вопросу открытия Каракорума

Летом 1889 г. в истории исследования Центральной Азии произошло важное событие, вызвавшее сенсацию во многих центрах изучения этой тогда глухой части самого большого континента земного шара. Небольшой по составу (пять человек) экспедицией, организованной Восточно-Сибирским отделом (Иркутск) Русского географического общества и возглавляемой известным ученым, публицистом и общественным деятелем Н.М.Ядринцевым были обнаружены развалины столицы государства Чингизидов Каракорума (Хара-Хорина, что значит в переводе с монгольского "черная ограда").

Г.Г. Пиков. О «кочевой цивилизации» и «кочевой империи». Статья первая: «Кочевая цивилизация»

В кочевниковедении наработан столь огромный материал в виде фактов и идей и отмечено столь значительное количество особенностей развития кочевого сообщества, не характерных как для земледельческих областей, так и для районов с присваивающей экономикой, что не видеть или игнорировать специфику развития и устройства обществ евразийского степного коридора уже невозможно. В историографии однако, как справедливо отметил пионер идеи кочевой цивилизации в нашей стране А. И. Мартынов [Мартынов. Степи Евразии; он же. О степной; Он же. Первичные цивилизации; Он же. Два этапа; Он же. Модель; Совещание], взаимоотношения обществ оседлых цивилизаций и степной Евразии все еще не рассматривались как система отношений двух параллельно развивающихся миров и это связано с тем, что оседлые общества - явление историческое, а степная Евразия, прежде всего, археологическое, добавим, и филологическое, т. е. описываемое все еще достаточно тенденциозно, в значительной степени на основе тех оценок, которые давали современники кочевой цивилизации.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов