1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116
 
Статьи
 



Н.Н. Мингулов. Национально-освободительное движение народов Синьцзяна как составная часть общекитайской резолюции (1944—1949 годы).

6.С. 74


вий. По сигналу штаба повстанцы должны были вступить в Кульджу.
Одновременно с этим штаб готовит силы в городе и обращается к на­
селению Кульджи и его окрестностей с призывом подняться на борьбу против деспотического гоминдановского режима.

Воспользовавшись тем, что в Кульдже остался малочисленный гоминдановский гарнизон, подпольный комитет города, во главе с Ахмеджаном Касымовым, поднял народ на вооруженное восстание.

Согласно приказа подпольного комитета Кульджинского штаба восстания, партизанские отряды района Нилхи, не ввязываясь в бой с карательным отрядом, высланным против них из Кульджи, кратчайшим обходным путем через горный перевал на рассвете 7 ноября 1944 г. вступили в Кульджу и соединились с восставшим народом. В парти­занских отрядах Нилхи насчитывалось уже свыше 2 тыс. человек19- Пов­станцы вступили в Кульджу без особого труда, так как в момент вспых­нувшего в городе восстания остатки гоминдановского гарнизона скры­лись в укреплениях.

С вступлением партизанских отрядов в Кульджу восстание приняло всенародный национально-освободительный характер [20]. 12 ноября 1944 г. создается центральный военный штаб восставшего народа и предпринимаются шаги к образованию Временного правительства. Поэ­тому этот день вошел в историю Синьцзяна, как день начала всеобщего национально-освободительного движения народов провинции против ко­лониального гнета гоминдановских реакционеров [21].

К вечеру 13 ноября 1944 г. объединенные силы восставших по приказу центрального штаба начали наступление против основных сил го-миндановцез, укрепившихся в районах Айранбага, будханы, аэродрома, склада, сылинбу (штаб командующего) и в здании главного полицей­ского управления.

14 ноября в разгар уличных боев в центральный штаб восставших явился Алихан-тюре — духовное лицо, пользовавшееся большим авторитетом среди мусульманского населения Кульджи, с предложением помощи восставшим. Он обещал поднять все мусульманское население Кульджи против гоминдановских властей. Благодаря усилиям Ахмеджана Касымова переговоры с Алихан-тюре были успешно завершены, в результате чего 15 ноября 1944 г. было провозглашено Временное пра­вительство "Восточно-Туркестанской республики" (ВТР) во главе с Алихан-тюре, а его заместителем был назначен крупный помещик, жи­тель Кульджи Хакимбек-ходжа.

Принятие, предложения Алихан-тюре о помощи говорило о гибкос­ти тактики руководства национально-освободительного движения, которое видело необходимость широкой коалиции в борьбе против гоминда­новского господства, и это, безусловно, было, правильно на данном эта­пе движения и соответствовало сложившейся обстановке, когда перво­очередным и единственным лозунгом восставших была ликвидация дес­потического гоминдановского режима.

Во Временном правительстве ВТР были представлены все слои населения различных классов — от трудового крестьянства до купеческих и помещичьих кругов, заинтересованных в освобождении Синьцзяна от национального гнета. В состав Временного правительства вошли пред­ставители различных национальностей, проживающих в Синьцзяне: уй­гуры — Алихан-тюре, Хакимбекходжа, Сабирходжаев Рахимжан, Ах-

19        "Азад Шарки Туркестан", 1945, 4 января. 20        "Инклаби Шарки Туркестан", 1947, 7 октября. 21        "Синьцзян газети", 1951, 7 апреля.
Назад  1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16    17    18    19    20    21    22    23    24    25    26    27    28    29    30    31    32    33    34  Вперед
12 октября 2009      Автор: admin      Просмотров: 71716      

Другие статьи из этой рубрики

М.В. Шиловский. К вопросу открытия Каракорума

Летом 1889 г. в истории исследования Центральной Азии произошло важное событие, вызвавшее сенсацию во многих центрах изучения этой тогда глухой части самого большого континента земного шара. Небольшой по составу (пять человек) экспедицией, организованной Восточно-Сибирским отделом (Иркутск) Русского географического общества и возглавляемой известным ученым, публицистом и общественным деятелем Н.М.Ядринцевым были обнаружены развалины столицы государства Чингизидов Каракорума (Хара-Хорина, что значит в переводе с монгольского "черная ограда").

Л.Н. Гусева. Левосторонний запах одежды чжурчженей

Любой народ на протяжении веков создаёт стереотип своей уникальной культуры. Одним из его компонентов является одежда (12, с. 107). Перед нами поэтому встала задача — изучить одежды тунгусо-маньчжурского населения на Дальнем Востоке в средние века, используя при этом археологические, этнографические и письменные источники. Задача эта очень трудная, поскольку сама одежда, если и сохранилась, то в редких случаях. Зато при раскопках археологических памятников обнаружены наборные пояса, пуговицы, украшения, бронзовые фигурки человечков.

Хаджи-Мурат Илиуф. Этимологическое исследование слов-интернационализмов тюркского происхождения

Взаимное общение представителей разных этносов, знакомство с новыми реалиями неизбежно приводят к обогащению лексического фонда их языков через заимствование новых слов. Некоторые предметы или понятия оказываются столь значительными, популярными либо становятся знакомыми по той или иной причине, что обозначающие их слова приобретают экспансивный характер. Они делаются широко распространенными за первоначальные пределы, т.е. известными у народов, территориально удаленных как друг от друга, так и от места обитания людей, в среде которых возникли такие лексемы. Подобные номинативные единицы языка в лингвистике принято называть словами-интернационализмами. В этом лексико-семантическом разряде определенное место занимают слова тюркского происхождения. К ним можно отнести географические названия (топонимы) и термины, историзмы, этнонимы, этнографизмы, экзотизмы, а также лексемы, давно усвоенные разными языками и утратившие свою "иностранность". Иными словами, последний класс заимствованных слов в сознании носителей того или иного языка, как правило, не имеет коннотацию, отображающую их иноязычное происхождение. Этимологические исследования единиц этой лексической группы позволяют в диахроническом аспекте осветить линии непосредственного и опосредствованного этнокультурного взаимовлияния. Критерием отбора предполагаемых тюркизмов, этимологический анализ которых осуществляется в данной статье, является их наличие в лексике отдельных народов Азии и Европы.
 
 
"Центральноазиатский исторический сервер"
1999-2017 © Абдуманапов Рустам
письменность | языкознание | хронология | генеалогия | угол зрения
главная | о проекте 

Вопросы копирования материалов